search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Запорожский спецназ Опыт выживания в экстремальных условиях

Войско запорожских казаков, которое действовало на пограничной территории за днепровскими порогами, можно действительно назвать отрядом специального назначения, а запорожского воина – современным термином “спецназовец”. Жизнь в условиях дикой степи и плавневых дебрей выработала в казаках особые умения и приемы проведения разведывательных операций, наступательных и оборонительных боев, сделала из них настоящих закаленных следопытов, чей опыт выживания в экстремальных природных условиях (добыча и приготовление еды, защита от непогоды, диких зверей) весьма ценен для нас и сегодня.

Испытание новичков
Стать истинным казаком мог не каждый. Для кандидатов в степные “лыцари” существовала строгая система отбора, которая включала в себя различные испытания. На острове Хортица есть ущелье, которое называют Сечевыми воротами. Поговаривают, что именно тут устраивали испытание новичкам. Вот как это происходило. Между скалами укрепляли жердь, по которой с завязанными глазами должен был пройти парень, что решил стать казаком. Кто оступался (внизу его ловили дюжие сечевики), приходил сдавать экзамен на следующий год. “Не тот казак, что на коне, а тот, что под конем”, – шутили запорожцы. Умение обращаться с конем, владение приемами вольтажировки было одним из главных требований к кандидату. Один исследователь казацкого быта писал: “Поймают дикого лошака и велят садиться без седла, без уздечки, лицом к хвосту. Кто проскочит степь и вернется здоровым, тот и казак!”
Серьезным испытанием для юношей был бурный Днепр. Его нужно было переплыть туда и обратно в районе грозных порогов. Экзамен продолжался и под водой. Сидел над кручей старый казак, дымил трубкой и рассказывал о подвигах казацких героев. Вокруг него – толпа новобранцев. Вдруг трубка (будто бы случайно) выпадала изо рта и исчезала под водой. Того, кто, не раздумывая, кидался за ней и находил на днепровском дне, казаки охотно принимали к себе, зачисляя в разведывательный отряд, действовавший в плавнях. Существовало у запорожцев и такое “испытательное” развлечение. Новичкам завязывали глаза и ставили посреди площади. Казаки-ветераны длинными кнутами сбивали с них шапки. Во время этого экзамена на лице парубка, который претендовал называться запорожским воином, не должен был дрогнуть ни один мускул.

Побеждали не числом, а смекалкой
Для того чтобы выслеживать и, настигнув, побеждать врага в дикой степи, в которой, “словно в сухом море, не было ни дороги, ни тропы, ни следу”, или в плавневой “густянке”, где неопытному человеку ничего не стоило затеряться и навсегда пропасть среди камышовых зарослей, запорожским казакам приходилось придумывать особые приемы защиты и нападения. Они знали местность за порогами, как “свою пазуху”. Поэтому небольшой казацкий отряд мог вовремя и спрятаться где-нибудь в балочке, и внезапно напасть, выскочив из овражка.
Часто даже во время большого сражения каждый отряд действовал не по общему плану, а по своему усмотрению, руководствуясь тактической целесообразностью момента. Такой способ ведения войны у казаков назывался “разгордияшем”.

Боевой гопак
В вихревом зажигательном украинском танце гопаке и сегодня очевидна его боевая первооснова, которая входила в систему единоборств, используемых запорожскими казаками. Умение “взять” противника голыми руками высоко ценилось у запорожцев. Поэтому даже на досуге после чарки во время танцев со сложными акробатическими пируэтами они отрабатывали приемы поражения противника. Кстати, тренируя вестибулярный аппарат и глазомер, казаки, случалось, выплясывали на столе среди тарелок и бутылок.
Главными способами передвижения в боевом гопаке являются шаги, бег, прыжки, “ползунки”. Среди шагов выделялись: основной шаг, шаг “аркана”, задний шаг, шаги “прибой”, “чесанка”, “дубоны”, “стукалочка”. Анализ названий подчеркивает их тактически-боевую направленность. Так, применяя шаг “дубоны”, казак притоптывал ногами, производя шум, который отвлекал внимание противника. Бег включал в себя “дорожку”, “дрибушку”, галоп. Удары одной или двумя руками осуществлялись ладонью, локтем, предплечьем, плечом. Особенно разнообразными были удары ладонью. Они насчитывали добрый десяток приемов, среди которых и “ляпас”, и “секач”, и “тумак”, и “дрель”, и “штрык”. Самыми эффективными и впечатляющими приемами в гопаке были удары ногами на месте или во время прыжка. “Разножкой” назывался удар в прыжке двумя ногами по бокам, “щупаком” – удар в прыжке двумя ногами вперед, “пистолем” – удар в прыжке одной ногой в бок, “чертом” – удар в прыжке с поворотом тела на 360 градусов.
Дымовые сигналы
Не проходило и часа, как запорожцы узнавали о приближении врага к границам контролируемых ими земель. Весть разносилась по степи почти мгновенно с помощью древнего способа – дымовых сигналов. Как же и чем они производились? Можно было просто поджечь шатер из заготовленных заранее дров или кучу сухого курая, а сверху набросать травы. Однако дрова загорались медленно, а курай, наоборот, сгорал слишком быстро. Казаки придумали весьма хитроумное устройство, дым от которого подымался столбом вверх, и был заметен издалека. Называлось оно “фигура” и представляло собой своеобразный степной маяк “из смоляных бочек”. Основой “фигуры” служили шесть просмоленных бочек, которые ставили в форме круга с пустотой посредине. На них водружались следующие пять бочек, потом – четыре, выше – три и на них – еще две. Чтоб эта башенная конструкция была устойчива, бочки обвязывали просмоленными канатами. Пустота внутри заливалась смолой. Сооружение венчала бочка без дна. На ней и устанавливали блок, через который пропускали веревку с “клоком мочалы”, вымоченной в селитре, или пучком соломы на конце. Как только дозорные узнавали о приближении врага, они вытягивали веревку за внешний конец, поджигали соломенный пук или мочалу и опять опускали их внутрь “фигуры”. Она тут же превращалась в огромный дымный факел, который был виден издалека. В ясную безветренную погоду этот костровой сигнал мог быть заметен на расстоянии пятидесяти километров. В плавнях подобные сигнальные башни сооружались из сухого тростника. Его поджигали и накладывали сверху зеленые стебли. Сквозь них и струился вверх дым, сообщающий об опасности.

Птичий язык
Достоверно известно, что с помощью птичьего языка казаки имели возможность общаться на расстоянии. Иногда на довольно значительном. Например, вечерний рев выпи во время свадебного сезона слышно чуть ли не за два километра. Характерное “ббуу-ббуу” выпь производит, окуная клюв в воду. Обладающему мощным басом казаку ничего не стоило воспроизвести этот рев, чтобы предупредить товарищей о нападении противника. Он мог делать это и просто голосом, приставив ладони рупором к губам, а мог воспользоваться рогом или таким инструментом, как “рева”. Она представляла собой скрученную из коры коническую трубу. Толстый конец ее закреплялся какой-нибудь колючкой, а тонкий надрезался и чуть разлохмачивался. За характерный и громкий рев выпь в народе называют “бугаем”, “гукалом”.

Иду на добычу
На голодный желудок много не навоюешь. Однако пропитание нужно было еще добыть. Для человека, впервые попавшего в плавневую “густянку”, сделать это было непросто. Для сметливого же лугаря ничего не стоило при нужде добыть, скажем, рыбешку руками. Дело в том, что в плавнях было много полузатопленных корчей, под которыми во время зноя пряталась разморенная жарой полусонная рыба, скажем, тот же окунь. Сначала запорожец нащупывал ее ногой. Потом взбаламучивал воду и подставлял ладошку к одному из выходов. Окуни не беспокоились, думая, что это к ним “присуседился” их собрат. В это время находчивый рыбарь другой рукой с противоположной стороны хватал крайнюю рыбешку. Окуни не разбегались, а лишь теснее прижимались к ладошке. Так вылавливали всю стаю. Для добычи зарывшихся в ил карасей и линей использовали “накрывачку” – ивовую корзину без дна. Ею “накрывали” пятачок илистого дна где-нибудь в мелководном плавневом заливчике, а потом нашаривали рукой внутри рыбу.

Сало… против гнуса
Похлеще турка-басурмана или дикого кочевника был для казаков плавневый враг номер один. Речь идет о гнусе – комарах и мошкаре, которые заедали до крови и пешего, и конного. Как же защищались запорожцы от этих насекомых? Скот, который пасся в плавнях, по словам одного очевидца, спасался от гнуса “только в воде или в дыму у раскладываемых пастухами костров”. Что ж, и так поступали казаки-лугари. Однако в засаде, выслеживая неприятеля, костер не разведешь, в воде тоже не высидишь. Как быть? В этом случае дозорные не терялись, а смазывали лицо илом или глиной. Засохнув, они образовывали плотную, непреодолимую для жала насекомых корочку. Всегда в суме у казака был брусочек сала. Раньше у степняков существовал обычай: после пасхальной заутрени смазывать салом щеки, нос, губы. Это делалось для того, чтобы кожа не трескалась от ветра и солнца. Защищала жировая пленочка и от гнуса.

Посыпь мне соль… на рану
На войне, как на войне. Никто из казаков, даже если он непосредственно не принимал участие в боевых действиях, не был застрахован от огнестрельных ран, переломов, ожогов. Умение терпеть не только душевную, но и физическую боль, вызванную ранением, весьма высоко ценилось у казаков. “Говорили, что больно, когда шкуру с живого человека сдирают, а оно будто комашня кусает”, – подобными “шутниками”, способными превозмогать с улыбкой на запекшихся кровью устах любую боль, гордилось все сечевое братство. О них слагали легенды. Как, впрочем, и о тех, кто и на поле брани, и у себя дома в Сечи мог облегчить страдания раненого товарища, кому были ведомы секреты врачевания ран, унаследованные от предков.
Для остановки кровотечения употреблялось все, что было под рукой: сахар, мед, сажа, табак, пережеванный хлеб. Порезы даже могли круто посыпать солью, считая, что она, несмотря на первоначальное жжение, благоприятно действует на рану. К нарывам, ожогам прикладывали листья подорожника, лопуха, мяты, примочки из ромашки, застарелые раны присыпали порошком из корневищ аира болотного. Его, кстати, называли в народе “татарским зельем”. Запорожские казаки, как и их воинственные степные соседи, применяли это растение для обеззараживания воды в источниках. Корень также жевали во время эпидемий тифа и холеры. Древним проверенным кровоостанавливающим средством был тысячелистник, который в народе называли “кровавником”. Чаще всего рану заливали соком свежего тысячелистника или просто прикладывали к ней размятые листья растения.
Использовали запорожские врачеватели и водку, которую, кстати, в походы брали исключительно для медицинских целей. “Так, от лихорадки они пили водку с золой или ружейным порохом, полагая на чарку пенного вина ползаряда пороха”, – писал Д. Яворницкий. На основе водки готовились и различные настойки, которыми промывались свежие и гнойные раны.

Владимир СУПРУНЕНКО

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте