search
Топ 10

Закрытию – не подлежат Сельские школы Англии взяты государством под охрану

Чужая страна – потемки. Все-то нам кажется, что за границей не жизнь, а сказка: молочные реки, кисельные берега, золото на дороге валяется. Ан нет, не все-то там так гладко, как нам кажется, и трудностей ничуть не меньше. Более того, какую страну ни возьми, выяснится, что проблемы у нас – одинаковые, хотя бы с сельскими школами. Только решают их по-разному.

Английская глубинка – это когда до ближайшего большого города два, ну в худшем случае три часа на скоростном комфортабельном поезде, а до железнодорожной станции – пять-шесть миль на личном авто по асфальтовой дороге. Это то, где из уличного телефона-автомата можно позвонить в любую точку земного шара и куда можно заказать через интернет шампанское, которое по почте пришлют к Рождеству из лондонского магазина. Короче, глубинка английская – это не совсем то же, что глухомань российская.
И тем не менее во многом они похожи. В чем? Ну, например, в том, что в здешних деревушках редко ходит автобус, которым можно добраться до соседнего городка или фермы, и в силу транспортных проблем ряд сельских округов Британии официально обозначены как труднодостижимые. Именно сельские округа являются рекордсменами на предмет самых низких зарплат в стране. Здесь самая высокая пропорция (по отношению к средней по Британии) детей, проживающих в семьях, которые находятся за чертой бедности. Таким образом, у здешнего села тоже своих проблем хватает. Оно беднее города, оно малоперспективнее на предмет социального развития и трудовой занятости, оно менее привлекательно для специалистов, педагогов в том числе. И отсюда тоже молодежь стремится уехать в город, арендуя безмерно дорогие квартиры в Лондоне, Бермингеме и Ливерпуле, но зато решая проблемы с трудоустройством и социализируясь, как говорится, по полной программе.
Чтобы чуть нагляднее представить себе место современного села на карте Англии, обратимся к статистике. Сельские жители страны составляют 1/5 часть всего населения. Четверть всех английских детей проживает в сельской местности, хотя под “сельской местностью” понимаются и загородные поселки дачного типа, и усадьбы обеспеченных англичан, то есть поселения, не связанные с сельскохозяйственной деятельностью. Всего же в Англии насчитывается сегодня 16 тысяч 700 сельских населенных пунктов. 78 процентов из них имеют население менее чем в 6,5 тысячи человек.
Статистика отмечает низкое число детей в английских деревнях и мелких населенных пунктах сельской местности. И этот показатель рассматривается как тревожный. Государственная политика исходит из того, что у местного села должны быть абсолютно равные возможности и условия с городом, а стало быть, будущее сельской коммунии – дети – должно располагать всем тем, чем располагают их городские сверстники, и ни в чем себе не отказывать.
Между тем если так должно быть в перспективе, то на сегодня так не есть. Специальное широкомасштабное исследование по условиям жизни села, проведенное в 1997 году, показало:
только 4% всех сельских приходов (или округов) имеют государственные (то есть бесплатные) детские дошкольные учреждения;
только 8% имеют внешкольные клубы для детей и подростков;
только 14% располагают частными дошкольными учреждениями.
только 41% располагает детскими игровыми площадками.
И, наконец, только 51% сельских округов имеет школы.
…Сельские школы Британии в особую категорию по отношению к школам городским не выделяются, а потому такого понятия, как “сельская школа”, здесь нет. Об этом вашему корреспонденту заявил представитель министерства образования, к которому я обратилась с вопросами о том, какие проблемы испытывает сегодня английская сельская школа и какова политика государства в отношении этих школ. Однако в контексте проблем английского села, как такового, проблемам школ, расположенных в сельской местности, государство уделяет очень серьезное внимание. Основная, если так можно выразиться, “политическая линия” лейбористской партии и государства, которым руководит сформированное ею правительство, заключается, как мне объяснили в министерстве, в том, чтобы искоренить дискриминацию малых школ, сколь бы малыми они ни были. Поэтому в Англии не существует того минимума учащихся, ниже которого держать школу на плаву считалось бы нецелесообразным. А коль скоро такого циркуляра не существует, не существует, стало быть, и административно-правовой базы для закрытия не оправдавших себя числом учащихся школ. И самое примечательное, что такого понятия, как ЗАКРЫТИЕ ШКОЛЫ, не существует здесь вообще. Значит ли это, что все сто процентов школ выживают и что “смертность” среди учебных заведений равна нулю? Нет, не значит. Школа может прекратить свое существование, так сказать, путем естественной смерти, если исчезли все реальные основания для ее дальнейшего функционирования и если ее непосредственное руководство, попечительский совет, родительская общественность решили, что детям лучше перебираться в другую школу, но быть закрытой решением и указанием СВЕРХУ согласно некой директиве образовательных властей, под чью гребенку попало данное учебное заведение, школа не может.
Более того, политика нынешнего правительства решительно направлена на предотвращение закрытия малых школ сельской местности. Ради чего в 1998 году правительством было принято специальное положение о недопустимости закрытия школ в сельской местности без серьезнейших на то оснований. Конкретно: было выдвинуто требование, чтобы по каждому случаю покушения на закрытие школы местные органы образования представили наиболее убедительные обоснования. Первое, что должно наличествовать в обоснованиях, – гарантии соблюдения интересов детей при переводе их в другую школу, как то: принятие в расчет удобства транспортировки; времени, затрачиваемого учащимся на дорогу туда и обратно; наличие мест в классах новой школы и так далее и тому подобное. Если хотя бы одно из вышеназванных условий удобств и интересов учащихся переводом в новую школу нарушается или если не достигается консенсус между руководством школы, ее попечителями и родительским советом – это расценивается как отсутствие “серьезных обоснований”, и старая школа разрешений на закрытие не получает.
Насколько радикально повлияло данное постановление на судьбу малых школ сельской Англии, можно судить из следующих цифр. Если до ноября 1998 года (время вступления в силу правительственного положения) ежегодно закрывалось в среднем по тридцать школ, то в течение последних трех лет в стране закрылись всего лишь семь школ! Специально на поддержку малых школ британское правительство недавно выделило 80 миллионов фунтов стерлингов – сумму впечатляющую для масштабов такой страны.
Вслед за постановлением относительно недопустимости закрытия малых школ в ноябре 2000 года британское правительство разработало и утвердило так называемую “Белую книгу” (документ, излагающий политику правящего кабинета по тем или иным вопросам. – О.Д.), озаглавленную “Наша сельская местность: справедливое будущее для сельской Англии”. Пафос этого солидного документа, чье название говорит само за себя, можно было бы выразить следующим лозунгом: обеспечить абсолютно равные возможности для села и города. При этом была подчеркнута особая роль школ сельской местности, которые были названы “сердцем сельской общины”, а стало быть, выдвигалась задача всячески эту школу поддерживать и укреплять. Так, к примеру, в “Белой книге” по селу был обозначен план усовершенствования сельского транспорта (любопытный факт: тогда как в целом в стране 70% населения имеют личные автомобили, среди сельских жителей этот показатель равен 83 процентам!). Для претворения в жизнь этой задачи были выделены дополнительные бюджетные средства, гранты частных компаний и деньги благотворительных организаций, так что каждый сельский приход получил до десяти тысяч фунтов стерлингов на то, чтобы обзавестись, к примеру, собственным микроавтобусом. В целом же на ближайшие три года на развитие сети сельских автобусов были выделены дополнительные средства на сумму в 132 млн. фунтов стерлингов.
Была разработана и специальная программа подготовки работников детских дошкольных учреждений села, рассчитанная на жителей этих же сел и предлагающая им учебу прямо по месту жительства. Для этого были выделены, в частности, средства Европейского фонда и разработана программа тренинга будущих воспитателей и учителей посредством интернетовских курсов, так что сельским студентам не пришлось ехать на учебу в город. Таким образом сельской молодежи обеспечивается трудовая занятость, а горожан не приходится заманивать на работу в село.
Для того чтобы родители не уезжали в город из-за отсутствия в их деревне детских дошкольных учреждений, были выделены специальные гранты семьям с малолетними детьми, позволяющие нанять приходящую няню или отдать ребенка в частные ясли. На эти цели отпустили два с половиной миллиона фунтов стерлингов.
Для предотвращения закрытия малых школ в деревнях было предложено в ряде случаев объединять их с детскими дошкольными учреждениями. Школы сел и деревень сегодня в первую очередь укомплектовываются компьютерами последнего поколения и подключаются к интернету, с тем чтобы учащиеся могли иметь онлайновый доступ к лучшим библиотекам, музеям, наконец, общаться со сверстниками по электронной почте.
Было бы логично ожидать вопроса: откуда берутся столь немалые деньги, которые позволяют выживать деревенской школе о десяти учениках, оборудовать ее современной техникой; откуда средства на приходящих нянь для сельских семей, на оснащение автобусами всех наличествующих на географической карте деревень? Ответ на этот вопрос достаточно очевиден: селу помогают всем миром. И школе помогают всем миром тоже. Как и вообще здесь это принято – всем миром. Что это значит? А это значит, что, поднимая, укрепляя или сохраняя национальные ресурсы – людские, природные, интеллектуальные, культурные, принято рассчитывать не только на то, что госказна выделит, но и на то, чем “подмогут” сильные и богатые сограждане, что привнесет благотворительная общественность, чем поспособствуют финансовые киты, гиганты индустрии и так далее в том же духе. Число всевозможных спонсоров, бросивших силы на реализацию одной только программы детской помощи в рамках проекта “справедливого сельского будущего”, огромно. Помимо непосредственно министерства образования, вложившего свои средства, в списках соучастников значатся Детский фонд, фонд “Уверенный старт”, фонд “Новые возможности”, Фонд Национальной лотереи, Агентство по вопросам села, целый ряд благотворительных организаций (читай, частные пожертвования) и частных компаний. Всем миром они насобирали 163 миллиона фунтов стерлингов.
Вероятно, все это и есть общенациональная забота о своем будущем. Помогают селу, ну а так как сельская школа, как уже было замечено, есть сердце сельской общины, значит, в первую очередь помогают и ей. Значит, в фокусе заботы есть и будет оставаться любая, даже самая маленькая деревенская школа. Удобно ли в ней, светло ли, тепло? Находится ли она в едином строю с передовыми школами страны? Довольны ли учителя, дети и родители? Именно так стоит сегодня в Британии вопрос о той самой сельской школе, которую приказано всячески беречь и охранять.

Ольга ДМИТРИЕВА
Лондон

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте