search
Топ 10

Зачем молодежи книга?

Давно минули те времена, когда Россию называли самой читающей страной мира. Увы, число любителей книги в молодом поколении куда меньше, нежели среди старшего поколения. Молодежь, как правило, читает узкоспециальную литературу, необходимую для учебы или профессионального роста, и все чаще обращается не к книге, а к компьютеру как источнику информации. Возникает угроза того, что книга перестает быть источником духовного развития, которым более тысячи лет она была на Руси. Ни войны, ни революции, ни голод, ни прочие лишения не могли отучить наших соотечественников от чтения. И вдруг произошла подмена книги телевизором и компьютером. Как такое могло случиться? Откуда взялись утверждения, будто книга умирает, ее окончательно вытеснят компьютер, Интернет?..

У нынешней молодежи иные представления о жизненных ценностях, нежели у их родителей, культурные приоритеты. Но многое из того, что сегодня кажется молодым людям безусловным, завтра ими же будет с презрением отринуто ради возвращения к представлениям, проверенным веками.

Если обратиться к истории, можно выяснить потрясающую закономерность. Поколения, бунтовавшие против старших, неизбежно приходят к ценностям матерей и отцов. Сами. Без принуждения. А «заблуждения молодости» отбрасывают, как ненужный хлам, сквозь зубы, признавая их симбиозом извращения родительских представлений и глупых лозунгов, внушенных модой того времени.

В России среди важнейших духовных ценностей всегда была книга. Наша культура построена именно на ней. Можно привести такой пример. Русские в XIX веке говорили на разных диалектах, бытовало множество местных диалектизмов, произношений – фонетических особенностей. Но понимали друг друга, потому что был единый эквивалент – литературный русский язык, на котором говорили высшие сословия. Говорить так означало быть культурным человеком. Это привело к тому, что в XX веке вся Россия стала говорить на языке, близком к литературному.

Лет десять назад, возможно, нашлись бы «революционеры», которые завопили: «Молодежи не нужны пыльные библиотеки. Им нужен компьютер и Интернет!» Сегодня таких почти не осталось. Не потому, что на Руси перевелись дураки, а потому, что опасно – могут просто побить (не физически, так морально). Те же самые родители, которые не знают, как усадить чадо за книжку.

Когда экранизировали «Властелина колец» Толкиена, дети схватились за его произведения. Но Толкиен создал сугубо европейский «новый эпос». А где наш? «Маша Гроттер»? Не смешно…

Молодежь все-таки периодически кидается что-то читать. Но что? «Гарри Поттера»? Спору нет, детская литература нужна. Были у нас и «Волшебник Изумрудного города», «содранный» с американского «Волшебника страны Оз», и собственные «Незнайка в Солнечном городе» и «Незнайка на Луне». Но превращать Незнайку в культового героя молодежи никому и в голову не приходило. Он был героем малышни и не более. А что сегодня? Вы могли бы встретить интеллигента 1980-х, который стал бы вам рассказывать о своих впечатлениях от чтения «Незнайки на Луне»? Да что вы! Тогда речь могла идти только о Достоевском или Сартре. А сегодня вам не постесняются заявить, что прочли «Гарри Поттер и тайная комната» и остались в полном восторге. И кто? Не юнцы, а зрелые сорокалетние люди!

Так с кого нужно начинать «лечение»?

Безусловно, самая серьезная проблема – у старшего поколения, которое до сих пор не ответило на культурные запросы времени. А ведь придется…

Проблема отечественной культуры (а проблема книги – ее часть) – в том, что в ходе перестройки и реформ на первый план выдвинулись технократы. Это было вполне логично. Но перекос оказался слишком сильным. Технократы в силу профессиональной специфики не готовы к культурным переменам. Но именно они определяли перемены экономические, политические и, следовательно, культурные. В пору заявить о том, что в стране произошла культурная контрреволюция. В общем-то, дело обстоит именно так. Распоряжаться русской культурой и культурным воспитанием населения стали люди, мало сведущие в данных проблемах. Но ведь и весьма осведомленные в них граждане вместо напряженной культурной работы занялись неизвестно чем. Мог бы, к примеру, министр культуры западного государства вести ток-шоу на западном же ТВ, да еще и получать за это деньги? Сомнительно. Там, наверное, посадили бы всех причастных, начиная с министра и руководства канала, и тех рядовых участников шоу, которые неправильно заполнили бы декларацию о доходах. Ведомство культуры у нас есть. Но, как заявили в одном из опросов наши финские соседи, «культуры в России нет».

Печатные страницы передают биение сердец великих людей, сумевших лучше нашего постичь суть человеческую. Разве может русский человек понять себя без Достоевского? Нет, без «Братьев Карамазовых» и «Идиота» он будет неполон. Но ведь поймет это только тогда, когда прочтет эти произведения. Не случайно телесериал о трагических метаниях князя Мышкина, Рогожина и других вызвал столь широкое обращение к роману Достоевского.

«Без меня народ не полон» – сказал писатель. А без русской классики не полон человек, любящий Россию. Дело ведь не в том, что он обязан просто прочитать великих творцов русской литературы. Такая установка бытовала в широких кругах советской интеллигенции. Более того, когда то или иное сочинение очередного мэтра становилось модным, каждый считающий себя интеллигентом, был обязан прочесть и уметь поддержать беседу о нем. Самый показательный пример – «Мастер и Маргарита» Булгакова. То была прямо-таки «священная корова» интеллигента 1960 – 1980 гг. Но когда в XXI веке его экранизировали, многие увидели, что до высоких духовных запросов классиков XIX века книга элементарно не дотягивает, а воспроизводит многие мещанские представления той же советской интеллигенции. Потому и оказалась столь востребованной тогда. Но жизнь кардинально переменилась, запросы и проблемы стоят перед образованными людьми иные, поэтому мода на бестселлер прошлого не возродилась.

А литературная мода – не пустяк. Сегодня в некотором, хотя и весьма слабом по сравнению с прежними временами виде, она продолжает существовать. Хотя часть общества время от времени и бросается читать «самое-самое», как было недавно с тем же «Кодом да Винчи» Дэна Брауна, чего-то чрезвычайно выдающегося не видно. Читают-то беллетристику. Но кто самый популярный в России? Акунин? Лукьяненко? А может быть, Донцова? Правда, Акунину следует отдать должное как создателю новой исторической беллетристики, с которой у нас всегда дела обстояли неважно. Но вот появился иной автор, работающий в старой доброй русской традиции, и создал роман о гусарах 1812 г. столь реалистичный и захватывающий, что в пору говорить о рождении нового жанра. Речь о книге Александра Бондаренко «Записки черного гусара». Забавно, но автор оказался настолько достоверен в воспроизведении эпохи, что его прямо обвиняли в использовании подлинных записок русского гусара XIX века о своих похождениях в пору войны с Наполеоном.

Есть еще группа «мэтров», пишущих «для себя», да еще не очень широкого круга тонких ценителей. Но это скорее работа на модные веяния, как профессиональная деятельность наделенных талантом литераторов, необходимая для реального существования в том литературном мире, который сложился в СССР и на Западе в минувшие десятилетия. Эта тема обширная, чтобы в ней разобраться, следует обратиться к полемике «толстых журналов». У нас же речь о другом.

Собственно, отечественная литература в кризисе. Споры о том, что «роман умер», отгремели. Как-то в прошлом десятилетии группа литераторов даже устроила «похороны» русской литературы. Выходит, тот, кто был приобщен к великой русской литературе (она признается и Западом как один из величайших вкладов России в мировую культуру), оказался проигравшим? Его «культурный код» был неверен?

И да, и нет. С одной стороны, две сокрушительные полосы революций за один век – следствие в первую очередь кризиса духовности и культуры. В них оказалось слишком много наносного, конъюнктурного, что не давало стране культурного объединения. И в то же время в отечественной литературе много великих открытий души человеческой, которые делают личность, приобщенную к ним, родной для своей страны. Не просто таким же, как круг его сверстников, а именно для всей страны в ее историческом развитии и огромности. И здесь, кстати, смываются различия между русским парнишкой из Твери и татарской девочкой из Бугуруслана. Создается единое культурное поле, на котором они находят и важнейшие для страны вопросы, и попытки их разрешить. И тогда человек оказывается на своей земле своим. И потому чтение таких книг, как «Капитанская дочка» или «Герой нашего времени» 2, должно быть обязательным для наших детей вне зависимости от национальности. Кстати, как рассказывал один из русских участников событий в Югославии, в самые тяжелые моменты душевных переживаний он находил спокойствие только после встречи с Печориным на страницах книги Лермонтова.

Так что же читать? Понятно, что авторов XVIII века читать современной молодежи нелегко. Но попробуйте прочесть «Евгения Онегина». Этот пушкинский роман в стихах удивительно современен! А «Герой нашего времени»? Молодой офицер в войне на Кавказе. Разве не современно? Если не хотите «Братьев Карамазовых», возьмите «Игрока» – мир казино и бушующих там страстей.

Если говорить о Толстом, то, наверное, его «Война и мир» – произведение для определенного типа культуры, к которой современная Россия относится достаточно слабо. Но все-таки относится. И разве не следует понять Россию через взгляд Толстого и во многом через его заблуждения? Ведь это наши, общероссийские заблуждения. Так должны ли мы их знать? Или все постижение мира мы сведем к Сергею Лукьяненко и Дэну Брауну, у которых даже и заблуждений нет, только лишь коммерческий интерес? Кстати, тот же мир «Дозоров» Лукьяненко хоть и интересен, но абсолютно бездуховен. Даже маги там – атеисты! Нет ни добра, ни зла, только перетекание магической энергии от людей к «иным».

Очевидно, в сегодняшнее переломное время стоит прежде всего обратиться к русской классике, читать «Капитанскую дочку», «Героя нашего времени», «Войну и мир», «Идиота», «Отцов и детей», «Кому на Руси жить хорошо». И при всей сложности Салтыкова-Щедрина (самой страшной пародии на историю России – «Истории одного города») без него тоже многое в нашей жизни не понять. А чего стоит один только диалог «мальчика в штанах» (европейца) и «мальчика без штанов» в книге очерков «За рубежом»? «Мальчик без штанов» спрашивает: «А правда, что вы, немцы, черту душу за пятак продали?» На что возмущенный «мальчик в штанах» отвечает: «Да вы-то, русские, ее просто даром ему отдали!» На что «безштанный» спокойно заявляет: «Ну, мы-то отдали бесплатно, так же и обратно заберем. А вы – шиш».

По сути дела, кризис нашей литературы и кризис культуры чтения (две стороны одной медали) связан именно с тем, что идет перестройка России и переоценка ценностей нашей культуры, в том числе и ее литературы. Но это не значит, что изменится менталитет народа. Просто многое отпадет как устаревшее, не соответствующее дню сегодняшнему, задачам общества, которым отвечало произведение вчера, а лучшее, важнейшее останется. Можно не сомневаться, что книги Пушкина и Лермонтова останутся, как и многое другое из классики нашей культуры. Потому что чтение книги в России – не просто получение информации, а соотнесение себя, своей души с проблемами века – духовными, культурными, социальными да и экономическими. Поэтому книга останется.

Человек должен ощущать себя не только причастным к веку, но и способным достойно ответить на вызовы времени. Когда молодежь осознает это, она вернется к книге. Думается, помощь юношеству в возвращении к ней, к нашим духовным истокам, национальным традициям, – одна из важных задач патриотического воспитания нового поколения россиян.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту