Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«Зачарованные свободой»

Учительская газета, №41 от 10 октября 2006. Читать номер
Автор:

Бывший первый заместитель начальника оперативного управления Главного штаба Сухопутных войск, генерал-майор запаса Александр Ляховский известен как автор книг об афганской войне «Трагедия и доблесть Афгана» и «Пламя Афгана». Рассекреченные в последние годы документы, свидетельства очевидцев, а также многочисленные командировки в «горячие точки» помогли ему прикоснуться к тайнам кавказских войн. Этой теме посвящена его новая книга «Зачарованные свободой». О ней Александр ЛЯХОВСКИЙ рассказывает нашим читателям.

– Александр Антонович, вас знают как специалиста по Афганистану. Чем вызван ваш интерес к кавказским войнам?

– Прошло уже около пятнадцати лет как в некоторых районах Северного Кавказа ситуация вышла из-под контроля федеральных властей, что привело к межнациональным конфликтам и прямому вооруженному противостоянию. В средствах массовой информации эти события освещались однобоко и порой предвзято. Мне не удалось найти книг, где бы давалась целостная картина ситуации и был сделан глубокий анализ обстановки в этом регионе. Кроме того, как раз в этот период я познакомился с некоторыми вынужденными переселенцами из Чечни, увидел, что это нормальные, порядочные люди, конечно, со своим менталитетом и особенностями, чаяниями и мечтами. Видимо, поэтому у меня родилась идея написать книгу о кавказских войнах.

– Прежде чем говорить о противостоянии, военных конфликтах с участием чеченцев хотелось бы узнать об особенностях их национального характера.

– Чеченцы издавна отличались стремлением к свободе и независимости. Именно поэтому им чужд какой бы то ни было фанатизм, включая религиозный. Истинная религия чеченцев – свобода, они просто зачарованы ею.

В Чечне никогда не было князей или других наследных правителей. Каждый чеченец всегда считал себя равным среди равных. Авторитет чеченцы завоевывали только за счет проявления личных качеств, прежде всего, храбрости, удали, удачливости и т.д. Причем авторитет завоевывали не навсегда. Его нужно было подтверждать. Чечня, которую в XVIII-XIX веках большей частью Россия завоевала силой, долгое время была своеобразным барометром устойчивости центральной власти. Как только эта власть ослабевала, в Чечне начинались восстания за независимость. Например, шейха Мансура, Бей-Булата Таймиева, Ташова-Хаджи, Кунта-Хаджи Кишиева, Алибек-Хаджи Алданова, Дады Улмаева, Атаби Шамилева, Шиты Истамулова и т. д.

– В годы Великой Отечественной войны советским войскам пришлось столкнуться не только с сопротивлением националистического подполья в освобожденных прибалтийских республиках и на Западной Украине. В тылу Красной Армии на территории Чечено-Ингушской АССР активно действовали крупные бандформирования. Координировали ли их руководители свои вылазки с гитлеровским командованием?

– Вооруженное сопротивление советским властям в этом регионе началось задолго до Великой Отечественной войны. С момента установления советской власти на Кавказе и по 1941 г. на территории Чечено-Ингушетии произошло 12 крупных вооруженных восстаний, в которых участвовали от 500 до 5000 боевиков.

Ко времени наступления гитлеровских войск на Кавказе уцелевшие от разгрома участники этих вооруженных выступлений вновь перешли к активным действиям. Дело в том, что определенная часть чеченской элиты надеялась с помощью гитлеровцев ликвидировать советскую власть и создать независимое государство. Для подготовки вооруженного восстания в тылу советских войск был создан объединенный штаб повстанческого руководства. Руководители этого штаба установили связь с наступающими гитлеровскими войсками. Причем среди них оказались и некоторые местные партийные руководители, а также бывший прокурор республики Майрбек Шерипов.

Гитлеровская военная разведка направила десятерых агентов-инструкторов в помощь нелегальной организации «Особая партия кавказских братьев», которую создал выпускник Коммунистического университета трудящихся Востока им. Сталина Хасан Исраилов (Терлоев). К 1944 г. советской контрразведке и войскам НКВД удалось ликвидировать все крупные бандформирования, хотя мелкие банды продолжали «жалить» в спину.

Кстати, только в 1976 г. в перестрелке с сотрудниками милиции был убит последний абрек Засуха Магомадов, начавший вооруженную борьбу с советской властью задолго до Великой Отечественной войны.

– Насколько массовым было в Чечне вооруженное сопротивление советской власти?

– Несмотря на действия крупных бандгрупп на территории Чечено-Ингушетии в годы войны, нет оснований говорить о массовых антисоветских выступлениях жителей Чечни, как нет оснований говорить и о массовом предательстве – переходе на сторону немецко-фашистских войск советских военнослужащих чеченской национальности.

Конечно, случаи дезертирства и предательства отрицать глупо. В фашистской армии создали легион «Нордкавказиен», дивизию «Бергкавказиен», батальон «Бергман» («Горец»), состоящий из коллаборационистов с Кавказа. Там были представители почти всех национальностей, населяющих Кавказ, в том числе грузины, азербайджанцы и другие. В одну из рот батальона «Бергман» включили перешедших на сторону врага чеченцев и ингушей. Но многие представители этих народов героически сражались в рядах Красной Армии. Некоторые из них были удостоены звания Героя Советского Союза. Только среди защитников Брестской крепости было более двухсот чеченцев. Можно вспомнить имена таких героев-чеченцев, как Магомед Узуев, Ибрахайн Адельханов, Мавлид Висаитов, Ханпаша Нурадилов, Хансултан Дачиев и другие.

Сталинское руководство совершенно необоснованно и выборочно обвинило некоторые народы Кавказа и Крыма в массовом предательстве и сотрудничестве с врагом. Последовавшая за этим противозаконная депортация отдельных народов (немцы Поволжья, калмыки, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, ингуши), в том числе и чеченцев, не только не оправдала себя, но и нанесла огромный вред Советскому Союзу. О каком доверии советским властям могла идти речь, когда ко всему народу отнеслись как к преступному сообществу?

– Вам приходилось соприкасаться с проблемами Северного Кавказа как по долгу службы, так и в качестве исследователя. Наверно, вас – генерала, участника «малых» войн в Эфиопии, Афганистане и Анголе – военный конфликт в Чечне вряд ли мог чем-то удивить и тем более шокировать. И все же?..

– Особенно огорчили предвзятость и предательство некоторых тогдашних высокопоставленных политиков и чиновников по отношению к остававшимся верными воинской присяге солдатам и офицерам Российской армии. Например, незадолго до начала первой чеченской кампании на заседании Совета Безопасности РФ министр обороны России генерал армии Павел Грачев подробно изложил план военной операции. И довольно скоро его содержание стало известно руководству чеченских сепаратистов. Более того, российские спецслужбы позже установили, что чеченцев проинформировал один из участников заседания Совбеза. Да и в ходе первой военной кампании в Чечне боевики продолжали получать ощутимую помощь из Москвы.

В правящей верхушке тогда сложилось своеобразное лобби, в которое входили некоторые политики, правозащитники, бизнесмены, в том числе контролировавшие отдельные средства массовой информации, отстаивавшие интересы дудаевского режима. У меня нет документальных подтверждений этой их деятельности, но в военной среде в числе таких «лоббистов» называли Березовского, Черномырдина, Рыбкина, Явлинского, Ковалева, Старовойтову, Борового, Политковскую и других.

Причем речь идет не только о неоднократной передаче противнику государственных и военных секретов. Как только в ходе боевых действий отряды чеченских боевиков оказывались на грани поражения, из Москвы поступали указания о прекращении огня и начале переговоров с целью заключения перемирия. В результате вооруженные формирования сепаратистов, которым удавалось избегать окончательного разгрома, отдыхали, пополняли боезапас, быстро восстанавливали силы и наносили удары в спину федеральных войск.

Бывало и вредительство иного рода. Например, летом 1996 г. армейская разведка получила абсолютно точную информацию о готовящемся нападении на Грозный крупных отрядов боевиков. Но под предлогом проведения операции в другом районе Чечни буквально перед самой атакой боевиков из города были выведены многие подразделения Российской армии и милиции. В результате оставшиеся в Грозном военнослужащие Внутренних войск МВД и чеченской милиции попали в тяжелое положение. Они оказались в полном окружении, вели бой в изоляции от основных сил и несли большие потери. И что? Хоть кто-нибудь из высокопоставленных чиновников ответил за подобную деятельность? Более того, события в Грозном послужили поводом для подписания Хасавюртовских соглашений на крайне невыгодных для России условиях.

– Наряду с подлостью и предательством в вашей памяти, наверное, осталось немало примеров мужества российских военнослужащих…

– Никогда не забуду подвиг 6-й роты псковских десантников, почти полностью погибших в бою с превосходящими силами террористов, самоотверженные действия и самопожертвование морских пехотинцев при штурме Грозного в январе 1995 г., героизм сотрудников групп «Альфа» и «Вымпел» в Буденновске и Беслане, стойкость защитников Грозного в августе 1996 г.

К сожалению эти и другие героические поступки не нашли должного отражения в литературе и искусстве. Пока не создано ни одного высокохудожественного фильма этой тематики. Ограничиваются разного рода бездуховными «блокбастерами» и «боевиками», в которых военнослужащих изображают приставками к вооружению. Думаю, кинематографисты в долгу у ветеранов локальных войн.

И еще одна проблема. После войны на Кавказе вновь повторяется ситуация, когда ее ветераны вынуждены унижаться и ходить по кабинетам чиновников с протянутой рукой, пробивая бюрократические препоны, добиваться причитающихся им по закону пособий. Солдаты и офицеры отдавали свои жизни за Родину, а их вдовы и дети никому не нужны, многие брошены на произвол судьбы. Хотя ситуация в последнее время начала меняться к лучшему, но слишком медленно.

– Какие ошибки допустили при решении чеченской проблемы? Что, по вашему мнению, необходимо было делать?

– Самая серьезная ошибка – преступное бездействие властей в самом начале конфликта и соглашательская политика с сепаратистами в начале 1990-х гг., когда в ходе систематических нападений на российские военные городки в Чечне было захвачено большое количество оружия и боевой техники.

Руководство страны должно было принять политическое решение о вывозе оружия и боевой техники. Тогда эту операцию можно было провести даже силами находящихся в Чечне воинских подразделений. Но тревожные доклады военных оставались зачастую вообще без ответа. Вся реакция властей свелась к требованиям к военным все проблемы решать мирными средствами. И это в то время, когда российские военные городки в Грозном и других городах Чечни подвергались постоянным нападениям.

Словом, по отношению к армии тогдашнее российское руководство заняло «страусиную» позицию, фактически поставило находящихся на территории Чечни российских военнослужащих в положение заложников.

О самой военной операции замечу: военные, основываясь на информации Главного разведуправления, пытались доказать, что легкой прогулки не получится. Поэтому на подготовку операции по разоружению незаконных вооруженных формирований с учетом всех обстоятельств, в том числе и низкой боеспособности Российской армии, требуется не неделя, а несколько месяцев. Но политическое руководство эти доводы не интересовали. Армии дали на подготовку всего несколько дней. К чему это привело, хорошо известно. Кроме того, целью операции должно было быть не занятие Грозного, а установление контроля над всей территорией Чечни. А привлекаемых армейских частей для решения этой задачи было, мягко говоря, недостаточно.

И еще. В условиях постоянного недофинансирования армии во многих воинских подразделениях и частях в то время отсутствовала боевая подготовка, войсковые учения вообще не проводились, а молодые офицеры и высококлассные специалисты массово увольнялись из Вооруженных Сил. Так, когда в декабре 1994 г. в Ленинградском военном округе формировался мотострелковый полк для направления в Чечню, во всем округе невозможно было найти 18 наводчиков в дивизион самоходных гаубиц. Командующий войсками округа вынужден был просить Москву выделить специалистов из подразделения обеспечения учебного процесса Артиллерийской академии. Но даже там нужного числа наводчиков не оказалось. И таких примеров можно привести довольно много. Уж не говорю о плачевном состоянии техники и вооружения.

К началу первой чеченской кампании не были исчерпаны политические методы решения проблемы. Перед началом боевых действий Дудаев сумел дозвониться до руководителя Службы безопасности Президента РФ Александра Коржакова. Он просил о встрече с Ельциным и сообщил, что чеченское руководство готово пойти на существенные уступки. Ельцина в неформальной обстановке пытались уговорить повременить с началом военной операции и встретиться с Дудаевым. Но бесполезно. Он стоял на своем: «Мы с бандитами не разговариваем».

Считаю, что в тот момент еще можно было договориться с Дудаевым. Москва же тогда сделала ставку на чеченскую оппозицию, которая практически не имела никакого авторитета среди населения. Эти ошибки затем привели к вооруженному противостоянию, их пришлось исправлять очень дорогой ценой.

– У вас есть уверенность, что нынешняя Чечня не захочет вернуться в лоно сепаратизма?

– Проблема существует. В последнее время в результате специальных операций удалось переломить ситуацию. Но только с помощью репрессий нельзя заставить чеченцев отказаться от идеи создания независимого государства. В памяти местных жителей еще свежи воспоминания о бомбардировках и жизни в лагерях беженцев. Должно пройти определенное время.

Простых рецептов для окончательного выправления чеченской ситуации нет. Видимо, многое будет зависеть от чеченских руководителей, от их способности добиться внутринационального баланса сил и компромиссов с российскими властями. Очень важно, чтобы все чеченцы почувствовали выгоду от того, что они являются гражданами России. Надо шире привлекать представителей чеченской национальности к работе в различных органах власти, в том числе федеральных, а также не препятствовать деятельности чеченских предпринимателей и бизнесменов в других российских регионах.

В двух словах не изложить все рекомендации по стабилизации положения в Чеченской Республике, но в первую очередь необходимо принять комплексную программу по ее восстановлению и реабилитации населения. При этом главные усилия надо сосредоточить на решении социальных проблем, особенно ликвидации безработицы.

В то же время следует очень осторожно относиться к привлечению на службу в местные правоохранительные органы бывших боевиков, которые воевали против Российской армии. И обязательно сохранить в Чечне на постоянной основе достаточные для защиты местного населения и противодействия террористам силы федерального центра. Думаю, вероятность террористических акций там очень велика, терроризм является очень серьезной опасностью. Ведь за последние 15 лет в Чечне выросло целое поколение молодых людей, не видевших ничего, кроме войны. Многие из них не могут найти себе применения в мирной жизни. Именно здесь питательная среда для террористов.

Еще очень важный вопрос – государственная поддержка традиционного ислама и противодействие радикальным религиозным течениям и ваххабитам.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту