search
Топ 10

За успехами Москвы следят в регионах. А столица постоянно дает примеры решения самых трудных проблем образования

28 августа в Москве пройдет традиционный августовский городской педсовет. Перед педагогами и управленцами с докладом выступит руководитель Департамента образования Любовь Кезина. У журналистов к Кезиной в канун нового учебного года всегда много самых разных вопросов. Вот и наша газета попросила дать интервью. Но, к сожалению, у Любови Петровны много самых разных дел, вот и пришлось ей отвечать на все вопросы «УГ»-Москва» в… автомобиле. Кстати, разговор при этом имел особый смысл: будто, говоря о столичном образовании, мы вместе с ним стремительно продвигались вперед.

– Любовь Петровна, что радует вас накануне начала нового учебного года? Что считаете достижением городского образования? Что вам нравится из сделанного?

– Я только вчера вдруг почему-то подумала, читая материалы, подготовленные к августовским «круглым столам», к педагогическому совету, что не умею радоваться уже сделанному. Я почему-то считаю, что так все и должно быть, сделано – и правильно, а как же по-другому. Наверное, поэтому, знаете, никогда нет эйфории, все время думаю о том, что вот это бы хорошо сделать, огорчаюсь, что почему-то до другого руки не дошли.

– Наверное, ваш столь критический настрой связан с тем, что непросто отобрать то, о чем непременно нужно будет сказать в докладе, ведь за год сделано так много?

– А это в самом деле сложная проблема. Из того изобилия материалов, который сейчас уже есть, выбрать главное, поставить задачи на будущий год перед образовательными учреждениями, перед окружными управлениями и в самом деле трудно. Прошедший учебный год был очень насыщенным, но, кстати, когда подводили его итоги, я поймала себя на мысли, что это был год, когда государство повернулось лицом к образованию.

– Благодаря Президенту России.

– Да, верно, благодаря Президенту России. Но если гарант Конституции повернулся лицом к образованию, то, естественно, повернулось и само государство. Ведь прошел Совет по образованию, науке и технологиям под руководством Владимира Владимировича Путина, потом Государственный совет (кстати, уже второй) по образованию, пошли национальные проекты в области образования. Это все говорит о том, что сейчас, пожалуй, ни у кого не повернется язык сказать, что государство бросило образование. Вот это действительно радостно и приятно.

– Любовь Петровна, грех было бы лично вам жаловаться на невнимание государства к образованию. Москва – большой город, большой регион, и никто никогда не мог бы сказать (и так до сих пор), что мэр не то что отвернулся, но даже просто устремил свой взгляд от образования.

– Лужков – знаковая фигура в нашей России, в большой политике, он уважаемый государственный деятель. В Москве он наш руководитель, понимающий, сколь велика роль образования, и всегда, даже в самые трудные времена, его поддерживающий. Другим те двадцать лет, что с ним работаю, я Юрия Михайловича никогда и не знала. Зато я знала, что в городе работает человек, который думает об образовании, к которому всегда можно прийти со своими проблемами, с проблемами наших учителей, с проблемами наших детей, а он все эти проблемы рассмотрит и найдет решение, близко принимая их к сердцу. Но говоря об изменившейся политике государства, я говорю о другом. Было время в России, когда школы отдали на уровень муниципалитетов, когда педагогам в России не платили зарплату и бедные учителя должны были торговать тем, чем с ними расплачивались: хрустальными вазами, гробами, мясом и так далее. А Москва никогда не была в такой ситуации, не было ни одного дня, когда бы мы задержали или не выплатили зарплату учителям.

– Говорю о Лужкове, поверьте, не из чувства подхалимажа и желания ему понравиться, просто мне кажется, что он всегда давал образчики умной государственной политики в области образования. То есть у Владимира Владимировича все же был перед глазами пример правильного отношения к образованию. До недавнего времени в регионах не строили школы, а Лужков строил, в регионах была проблема повышения зарплаты работникам образования, а Лужков всегда находил деньги для этого, сегодня навряд ли найдется еще один региональный руководитель, столь решительно настроенный на поддержку дошкольного образования.

– Я тоже думаю, что Юрий Михайлович так строит политику, что нам в голову не приходит, что может быть по-другому. А строительство школ за все эти годы действительно не прекращалось. Кстати, мало того, что строились школы в Москве, так еще благодаря Лужкову построены школы в Великом Устюге, в Грозном, в Севастополе, в Калужской области, в других регионах России. Недавно он ездил в Чеченскую Республику, чтобы лично посмотреть на строительство двух школ, которые будут сданы к новому учебному году. Должна признаться, что Юрий Михайлович и меня перевоспитал.

– А это возможно сделать при вашем непростом характере?

– Представьте себе, что возможно. Я ведь поначалу думала так: «Ну почему за счет городского бюджета нужно строить школы в других регионах, когда они нужны московским ребятам?» А когда сама приехала в Великий Устюг, когда увидела, как идет строительство школы, каких в Москве сотни, когда я увидела реакцию устюжан на инициативу Лужкова, когда услышала слова мэра этого города о том, что стоимость школы – половина бюджета Великого Устюга, то до меня дошло: Юрий Михайлович делает действительно дело государственное, он действительно думает о детях, независимо от того, дети это Москвы или дети других регионов России.

– Думаю, это действительно так, иначе он не предложил бы объявить следующий год Годом ребенка, не проявил инициативу создать в Москве «Школу будущего». Не кажется ли вам, что это то, к чему наш мэр долго шел шаг за шагом?

– Дело в том, что так оно и есть. Комплексные программы «Столичное образование», которые мы начали создавать на межведомственной основе с 1995 года (сегодня идет работа уже по четвертой), и были этими шагами. Когда начинали, в России еще не было подобных программ.

– Помните, какой был спор насчет названия? Кому-то показалось, что в нем содержится какой-то вызов всей России.

– На самом деле никому никакого вызова мы не бросали и не собирались бросать. Мы знали только одно: раз мы работаем в столице, раз наши школы находятся в столице, то им не дано работать плохо. Сейчас я должна сказать, что мы сейчас живем в 2006 году, а все мысли уже о 2007 годе. Мы переносимся с той же инвестиционной программой в новый год, смотрим, сколько нам нужно построить школ, сколько возвести детских садов, всего того, чего доселе не было.

– А что самое интересное для вас есть в этих планах на будущее?

– Может получиться одна очень интересная задумка. Мы хотим, чтобы физкультура и спорт коснулись самых маленьких ребят, чтобы приобщение к физкультуре и спорту начиналось с самых маленьких, двухлетних детей. Сейчас мы уже в инвестиционную программу включили строительство 50 пристроек к детским садам – спортивных залов для малышей. Лужков эту идею одобрил, я обратилась к Владимиру Иосифовичу Ресину – руководителю столичного строительного комплекса – с просьбой дать поручение спроектировать эти небольшие залы размером 200-240 квадратных метров. Хотим, чтобы уже на будущий год началось строительство этих пристроек, мы бы их оснащали, и малыши смогли бы в этих спортивных залах проводить спортивные соревнования. У нас некоторые округа уже проводят интереснейшие соревнования среди дошколят, и это, на мой взгляд, будет дело и педагогически интересное, и физически полезное для ребят, их развития, прибавит им здоровья. Внося это предложение в инвестиционную программу, смотрим, что можно построить за счет инвесторов, сколько детских садов можем возвести (уже отдали 95 площадок, которые можно использовать под строительство детских садов на будущий год) и так далее.

– Любовь Петровна, с вами советуется министр Фурсенко (и правильно делает), вы очень хорошо знаете проблемы на уровне России и, наверное, удивляетесь, когда ваши коллеги в Министерстве образования и науки РФ, управленцы из других регионов говорят как о неразрешимых о тех проблемах, с которыми Москва давно справилась. Например, на секции педагогических вузов 8-го съезда ректоров руководители высших учебных заведений говорили о том, как организовать работу по заказам регионов, как провести целевой набор и так далее, а в Москве давно созданы городские педагогические вузы, работающие именно по заказу города. Не случайно в Москве уже нет былой значительной нехватки педагогических кадров. На ваш взгляд, из тех якобы нерешаемых проблем какие в Москве точно решены?

– Вчера у меня был очень интересный разговор в Министерстве образования и науки РФ с моими коллегами – руководителями региональных органов управления образованием. Мы с ними обсуждали проведение в Москве 27-28 сентября 2006 года семинара-совещания для руководителей региональных систем образования. Стоим, разговариваем, и вдруг мои собеседники говорят: «Любовь Петровна, вы нам покажите образование Москвы! Один день мы будем обсуждать вопросы, связанные с ЕГЭ, нормативным финансированием, национальными проектами, наконец, вопрос об отраслевой оплате труда. А на второй день вы нам покажите Москву, свои учреждения!». Я отвечаю: «А что показывать? У вас все это есть!».

– Это вы сказали из скромности?

– Потому, что убеждена: у них все это есть. И вдруг министр образования Республики Карелия Галина Анатольевна Разбивная мне говорит: «Вы нам покажите ваши колледжи, потому что вы начали реформу в профессиональном образовании, к которой не все регионы даже подошли. Вы нам скажите, как это все у вас получилось!».

– Я знаю, что в Смоленской области тоже хотят изучить и, может быть, скопировать ваш опыт в этом направлении.

– Кто-то из коллег сказал, что его интересует решение проблем по учебникам, поскольку Москва, по его мнению, действительно уже давным-давно эти проблемы решила, шагнув дальше многих регионов, чего стоят облегченные учебники, которые позволяют детям не носить в школу тяжелые ранцы. Другие хотят побывать в дошкольных учреждениях, потому что на базе детских садов Москвы проходило заседание Комитета по науке, культуре, образованию, экологии и здравоохранению Совета Федерации, и работа системы столичного дошкольного образования была одобрена. Третьих интересует работа в столице по здоровьесберегающим технологиям, по школам здоровья. Четвертым нужно посмотреть уровень дистанционного образования. Вот так мы стоим, а они мне рассказывают, что в Москве хорошо и что они бы хотели посмотреть. Мне было интересно слышать все это, я даже пошутила: может быть, мы сделаем так – разделим всех участников семинара-совещания на группы, и их поведут Галина Разбивная из Карелии, Вера Емельянова из Пскова и другие руководители, которые так хорошо знают, что делается в Москве. Оказывается, действительно, к образованию Москвы руководители образования в регионах проявляют неподдельный и очень доброжелательный интерес.

– Я знаю, что всех интересует, как вы рассчитывали нормативы для подушевого финансирования. В самом деле, как? Исходили из нынешних фактических затрат или рассчитывали их по всем правилам?

– Мы разработали нормативы финансирования по 18 видам образовательных учреждений. Работала группа во главе с профессором Михаилом Львовичем Левицким – деканом экономического факультета Московского городского педагогического университета. Подходили к этой работе исходя, по большому счету, из потребности образовательных учреждений, хотя прекрасно понимали, что сейчас не выйдем на такой норматив, ибо никто нам таких денег пока не даст, никто резко не увеличит финансирование. Но благодаря таким нормативам, которые мы ввели, в первый же год после введения нормативов финансирование на 22 процента стало больше. Сейчас мы разработали нормативы для профессионального образования, хотя пока эту работу не завершили. Нужно, чтобы каждая профессия в начальном профессиональном образовании, каждая специальность в среднем профессиональном образовании получили свою стоимость. Но пока еще нет в России квалификационных характеристик, не разработаны. Конечно, нам предстоит эту работу делать и все создавать. Не случайно мы создали в системе столичного профессионального образования Центр качества и лабораторию Института развития профессионального образования, да и сам институт.

– В этом номере «УГ-Москва» есть статья директора политехнического колледжа Александра Воронина, в которой он сетует на то, что ребят обучают на старых станках, а новые купить им невозможно. Но я недавно узнала, что именно для этого колледжа департамент закупил некие приспособления, которые позволяют превращать их чуть ли в станки с ЧПУ. Такого тоже нигде нет в России. Мне кажется, что московское образование хорошо уже тем, что постоянно улавливает новое и внедряет. В результате идет непрерывный процесс не то что инноваций, а просто обновления, продвижения на шаг-другой вперед. Причем постоянно.

– А так и есть, мы не стоим на месте ни одного дня. Вы, наверное, уже обратили внимание на систему нашей работы: мы стараемся все время показывать достижения. В одном округе придумали, внедрили, сделали что-то новое и хорошее, вывозим руководителей и показываем то хорошее и новое, что сделал этот округ. Вырвался в лидеры другой округ, едем туда. Это соревновательное развитие, которое идет в округах, приводит к тому, что люди действительно не стоят на одном месте и постоянно идут вперед.

– Я постоянно чувствую, что у вас сложилась команда, а как вам удается работать так слаженно, ведь каждый член команды – человек незаурядный, привык быть лидером, как, впрочем, и вы?

– Все начальники окружных управлений образования, все мои заместители – очень разные люди. Все они по-своему умны, у каждого – свой непростой характер, у каждого – свои амбиции, но это в самом деле – команда. Моя команда! Работать с ними сложно, потому что с умными людьми вообще работать сложно. Когда ты видишь перед собой профессионала высокого уровня, тем более приходится трудно. Но с ними можно работать, с ними получается работа и, самое главное, интересно работать.

– К их несомненным достоинствам можно, на мой взгляд, отнести то, что умеют так выстраивать отношения с властью, что та становится заинтересованным единомышленником и помогает. Когда я еду в машине с Виктором Николаевичем Кичатовым и слышу его разговоры с префектом Северного округа, я понимаю, что это общение двух коллег, и это лично меня радует.

– Меня тоже. Я постоянно убеждаюсь, что в Москве любят образование, я получила подтверждение тому, что у нас не просто хорошо относятся к образованию, а именно любят его. Лужков, его заместители в правительстве Москвы, префекты. Все они неравнодушны к образованию.

– Может быть, понимают, что есть за что любить?

– Наверное, есть за что, потому что главное в образовании – дети. Я в последнее время постоянно ловлю себя на мысли и говорю об этом вслух, что к нам в систему образования приходит поколение очень желанных и любимых детей, рожденных вопреки всем трудным условиям, которые были. Поэтому считаю, что учителя в школе должны работать по-другому, они должны быть теплыми, неравнодушными, искренними. Они должны ждать и принимать детей со всем тем радушием, которое всегда было свойственно московским педагогам.

– Многое уже наработано и отработано, команда есть, программы развития приняты, средства выделяют. Не бывает ли у вас искушения спокойно идти по протоптанным тропиночкам, постепенно наращивая то, что было достигнуто?

– Это мне абсолютно не интересно. Мне Лариса Евгеньевна Курнешова постоянно говорит: «Любовь Петровна, это невозможно, как только у вас появляется пять минут передышки, сразу появляются новые идеи, мы за вами не успеваем». Но, думаю, иначе образование работать не может, потому что нельзя останавливаться на месте. А повторять то, что было, совсем неинтересно.

– А как же быть с утверждением, что образование консервативно и благодаря этому оно сохраняется? Это уже не современно?

– Все дело в том, что в основе своей мы ничего не ломаем. Мы на том старом багаже, который был, на добротной средней общеобразовательной школе сумели построить все новое, инновационное. Была средняя общеобразовательная школа, на ее базе теперь появились другие виды образовательных учреждений: школы третьей ступени, образовательные лицеи, гимназии, прогимназии и так далее. Это все виды учебных заведений, появившиеся как результат модернизации средней школы, но как таковую школу мы не сломали, не уничтожили. Мы ее улучшили.

– Любовь Петровна, что вы ждете от нового учебного года?

– Хочу, чтобы наступающий новый учебный год был все-таки спокойным с точки зрения безопасности детей. В душе у меня постоянно тревога, когда думаю об этом. Во-вторых, хочу создать проект «Школы будущего» и запустить его на уровне эксперимента в 2007 году. Думаю, что мы все сделаем то, что намечено по программе «Год ребенка», в которой у нас очень много интересных дел.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту