search
Топ 10

Я – учитель. По призванию. И останусь им навсегда. Зинаида Драгункина, член Совета Федерации

– Зинаида Федоровна, не жалеете, что ушли из Московской Думы? – Нет, не жалею, потому что я сказала тогда: уходя, не ухожу. Я не только продолжаю начатые дела, но и новые начинаю с коллегами, с депутатами Московской городской Думы. В Совете Федерации я недавно, с 26 октября прошлого года. Так сложилось, что я избрала для себя главный комитет – Комитет по науке, образованию, культуре, здравоохранению и экологии. В комитете члены Совета Федерации ведут тот или иной вопрос. Мне как раз и поручили вести вопросы образования. Я их приняла на себя с честью, с большим волнением приступила к новым обязанностям. По образованию и призванию я – учитель и никогда не изменяла избранному пути и этому высокому званию. В Совете Федерации я ощутила, какая огромная ответственность ложится на мои плечи. Прошедшие полгода дают мне право сказать, что эта ответственность только усиливается, а мои внутренние переживания и все мои действия направлены исключительно на одно: как реально что-то сдвинуть с места?

– Сильно ли изменилось московское образование, на ваш взгляд, за последние восемь лет?

– Да. Москва во многом шагает впереди России всей. Это не наши амбиции, это запрос, требование москвичей, у которых образование всегда ценилось, и уровень его был традиционно высоким. На моих глазах появилась разветвленная сеть различных школ, выбирай, какая тебе по душе. В столице по-настоящему заботятся об учителе. Многого удалось добиться потому, что здесь хорошее взаимодействие законодательной и исполнительной власти. Чтобы сохранить свое лидирующее положение, Москва будет обязательно делать новые исследовательские и инновационные шаги в области образования. Уверена, что и регионы через некоторое время, благодаря в том числе и национальному приоритетному проекту, подтянутся к столице.

– Если вспомнить, как принимались в Мосдуме законы, касающиеся образования. Шла вокруг них ожесточенная борьба или все было мирно, спокойно?

– Рьяных сражений не помню. Если и возникали серьезные дискуссии, то они, как правило, касались средств. Не скрою, денег всегда не хватало, и никогда все желания и потребности не удовлетворялись полностью.

– Каковы, на ваш взгляд, сегодня самые больные места в системе образования страны?

– Нужно больше заботиться об учителе. Он должен идти в школу с хорошим настроением. Надо кардинально решать вопросы его зарплаты, обеспечения жильем, заботы о здоровье, о ветеранах педагогического труда. Тогда не будет 42 тысяч учителей пенсионного возраста в то время, когда 200 тысяч молодых учителей не могут трудоустроиться в школу. Второе, школа должна не только учить, но и воспитывать. Слишком много за последние годы потеряли, уничтожили, разбазарили. Именно в школе закладываются основы и любви к Родине, и любви к родному очагу. Воспитание должно вернуться в школу, а значит, многое придется менять, возрождать. Я не стала бы касаться вопросов содержания обучения, потому что представляю законодательную власть, и в большей степени сегодня моя забота о правовом, законодательном обеспечении того или иного процесса в образовании. Но я внимательно проанализировала, что происходит сегодня с главным Законом «Об образовании». Ему уже много лет, в него так много внесено поправок – из 58 статей в 51, – что закон превратился в лоскутное одеяло. Я глубоко убеждена, что настало время принятия Образовательного кодекса, куда войдут все нормативно-правовые документы. Перед заседанием Госсовета по вопросам образования я направила в Администрацию Президента ряд предложений, среди которых и этот важный вопрос. В настоящее время внесла вопросы подготовки федеральных законов «Об Образовательном кодексе» и «О дошкольных учреждениях» в планы работы Совета Федерации на осеннюю сессию. Есть Жилищный кодекс, есть Семейный, Водный, а почему нет Образовательного? Мне кажется, он стал бы настольной книгой каждого руководителя образовательного учреждения.

– Кстати, учащиеся тоже должны знать законы…

– Когда мы с Алексеем Голованем разрабатывали закон об уполномоченном по правам ребенка, я часто встречалась с ребятами самых разных возрастов, чтобы обкатать на них некоторые статьи закона. Меня поразило, что большинство из них не имеют ни малейшего представления о своих законных правах, а тем более обязанностях. Они не знают, кто и как их может защитить. Мне кажется, эта тема вообще для России пока еще непаханое поле. Чтобы страна изменилась, мы должны стать законопослушными гражданами. Такими хотя бы, как европейцы. В той же Дании, например, возникает ощущение, что еще в утробе матери ребенок знает, что ему по закону положено, а что нет.

– Зинаида Федоровна, напомните нашим читателям о своей карьере…

– Я с детства мечтала стать учителем, с удовольствием училась в Усть-Каменогорском государственном педагогическом институте (теперь он университет), на филологическом факультете, отделении русского языка и литературы. Работала в школе учителем, организатором внеклассной и внешкольной воспитательной работы. Всю свою жизнь, была ли она связана с комсомолом, или с Детским фондом, или потом с «Благовестом», я служила и продолжаю служить детям.

– Я знаю, что дети-сироты, воспитанники детских домов, школ-интернатов для детей – ваша особая забота.

– Я всегда этим занималась сердцем, но когда стала депутатом Московской городской Думы, поняла, что в моих руках есть реальная возможность и механизм принятия тех или иных документов, которые позволили бы, например, обеспечить дополнительные гарантии детям-сиротам, и такой закон в Москве в конце прошлого года был принят.

– Вы помните своих учеников?

– Я помню их всегда. Так складывалось, что мне давали классное руководство – «В» или «Г». Вы хорошо понимаете, что в «А» и «Б» – сливки, но мои ребята были ничуть не хуже. С некоторыми из них я дружу до сих пор. Была ли я депутатом или являюсь членом Совета Федерации, для меня 1 сентября – это и мой личный праздник. И не только потому, что у меня трое внуков. Потому что школа – это большая часть моей жизни.

– Кстати, вы читаете нашу газету?

– Обижаете. Я всегда была и остаюсь вашим подписчиком. Газету люблю. Она всегда у меня и на работе, и дома. Важно знать, что происходит в стране под названием «образование». Какая точка зрения учителей, родителей, учащихся, директоров на происходящие процессы и реформы в образовании. Газета во многом мне помогает идти в ногу со временем.

– Кроме образования, в Совете Федерации вы стали еще заниматься и вопросами молодежи.

– Да, я вошла в Комиссию по делам молодежи и спорта. И делаю сейчас все, чтобы был принят федеральный закон о молодежной политике, а также утверждена программа «Молодежь России». Ни того ни другого пока не существует, и самое обидное, что вообще из бюджета 2006 года программа «Молодежь России» выпала.

– Как часто заседает ваш комитет?

– Два раза, иногда и еженедельно по мере накопления вопросов. Я захватила с собой повестку только одного заседания. Например, буду докладывать по шести вопросам повестки дня. Мы рассмотрим проект федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об образовании» в связи с необходимостью обеспечения единого образовательного пространства Российской Федерации». Второй вопрос – «О внесении изменений в статью 27 Закона Российской Федерации «Об образовании» и статьи 7 и 10 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Следующее – о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с сокращением срока военной службы по призыву. И такие вопросы идут из понедельника в понедельник, их много. Хотя они громко не обсуждаются в прессе, проработка их требует больших усилий.

Вся основная работа ведется, когда закон только еще пишется. Хочешь – внедряйся в рабочую группу, готовь этот документ с нуля, отстаивай его на многочисленных заседаниях, на обсуждении в Госдуме.

Поддержка или отклонение того или иного законопроекта требует от сенаторов аргументированных выступлений. Приходится быть взвешенным, консультироваться с юристами-профессионалами, практиками-экспертами, одним словом, серьезно готовиться, прежде чем ты нажмешь ту или иную кнопку. После голосования в Совете Федерации (или верхней палате) закон направляется на подпись к президенту. Поэтому ответственность очень высокая.

– До сих пор в стране обсуждают последнее Послание президента.

– Хочу вам честно сказать, что я шла в Кремль с одним ощущением, а вернулась с совершенно другим. Мне захотелось жить, я обрела не просто глоток кислорода, а по-настоящему ко мне вновь вернулась большая надежда, что наконец может что-то сдвинуться с мертвой точки. Я бы назвала Послание президента главным приоритетным национальным проектом России. На годы. Тема защиты материнства, детства, укрепления семьи, защиты прав ребенка блестяще переплеталась с темой национальной безопасности, с темой армии, которая продолжает оставаться одной из болезненных для родителей, с международной темой.

– Но согласитесь: одно дело – заявить, и совсем другое – реализовать заявленное…

– Вернувшись из Кремля, мы обсуждали с коллегами: как эти идеи будут развиваться дальше, не замотается ли в нашей бюрократической машине все сказанное и как долго будет продолжаться претворение сказанного в жизнь? Здесь, конечно, многое зависит и от нас, членов Совета Федерации, от депутатов Государственной Думы и соответственно наших региональных коллег. Я всегда говорила, что у нас самым большим препятствием на пути любого нового дела является бюрократия. Это чиновник, который по-прежнему черств к любым новшествам. Не хочу обидеть всех, среди них есть и очень достойные люди, стремящиеся оперативно отреагировать на ту или иную поставленную задачу. Тем не менее многочисленные письма, идущие в руководимый мною на общественных началах уже 13 лет Центр народной помощи «Благовест», дают ощущение, что наших людей гоняют по кругу, не желая хотя бы десять минут выслушать человека и принять решение на своем уровне.

– И все-таки, что вас больше всего впечатлило в Послании президента?

– Тема женщины, семьи, ее крепости, тема защиты ребенка, тема заботы о старшем поколении. Что необходимо делать конкретно нам, законодателям, понятно. Мы приступаем к наполнению статей бюджета на 2007 год. Когда я увидела, как Кудрин покачивает головой, слушая президента, я подумала, что средств нет на эти идеи. Но потом министр финансов, выступая по телевидению, заверил, что все эти цифры не взяты с потолка, они просчитаны и будут заложены в бюджет. Тем не менее, когда мы сейчас углубимся конкретно в формирование каждой позиции, я уверена, что придется столкнуться с серьезными барьерами, которые традиционно встают на пути, как только речь заходит об образовании, детях, семье. Надо сделать все, чтобы многое заработало с 1 января.

– А что вы лично можете сделать?

– Я еще раз вспоминаю добрым словом Юрия Михайловича Лужкова, с которым восемь лет, будучи депутатом, мне приходилось не раз обсуждать и решать целый ряд вопросов социальной направленности. Еще не предполагая, что в Послании это будет обозначено, мы в прошлом году в Москве успели принять очень серьезные документы. Прежде всего это законы города Москвы о социальной поддержке семей с детьми «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Еще в 2004 году Мосгордума приняла закон о ежемесячном пособии на ребенка, а в 2005 году о дополнительных мерах социальной поддержки инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности, а также о порядке и размере выплаты денежных средств на содержание детей, находящихся под опекой и попечительством.То есть основа уже была серьезная. Теперь в эти законы депутататы Мосгордумы готовят поправки. Моя же задача в Совете Федерации – попытаться принять некоторые из подобных законов на федеральном уровне.

– Все, о чем вы говорите, напрямую связано с демографической ситуацией.

– С семьей. Счастливая семья – сильное государство. Недавно в Кремле состоялось вручение премии «Семья России». Среди лауреатов была семья Ионовых из Находки, Приморского края, в которой 28 детей.

– Своих, чужих?

– «Все дети – наши!» – терпеливо отвечали родители на многочисленные вопросы. Премию и памятные подарки, среди которых потрясающая пушкинская семейная библиотека, вручал С.М.Миронов, председатель Совета Федерации, руководитель Партии жизни.

Семья творческая, трудолюбивая, спортивная, скромная. Твердо знаю: такие семьи – золотой фонд России.

– Зинаида Федоровна, вы член межведомственной группы по реализации национального проекта «Образование». Что о нем скажете?

– Я бы выделила два основных момента, которые говорят о прогрессивной направленности этого национального проекта. Во-первых, он является стимулятором процесса разработки и внедрения современных образовательных инноваций, и, во-вторых – это первый в новейшей истории российского образования проект, направленный на преодоление барьера межбюджетных отношений и оказание поддержки педагогам и образовательным учреждениям непосредственно с федерального, президентского уровня. Это обстоятельство может в корне изменить саму философию существующей экономики образования, равно как и сложившуюся консервативную систему межбюджетных отношений в образовательной сфере, резко тормозящую ее развитие в современных условиях.

Одним словом, механизмы проекта запущены. Приоритеты определены. По ходу его реализации многое уточняется. Скажем, на прошлой неделе правительство приняло постановление, расширяющее список типов общеобразовательных учреждений, в которых педагогическим работникам выплачивается вознаграждение за выполнение функций классного руководителя.

– Вы полагаете, что дополнительная сумма в 1000 рублей учителям за классное руководство может существенно повлиять на воспитательную работу в школе?

– Национальный проект – это только начало большого, созидательного процесса модернизации российского образования. Для хорошего воспитания нужно создать благоприятный климат в классе. Это – фундамент, на котором может строиться успешное образование. И этим психологическим процессом управляет классный руководитель, опираясь на неформальных лидеров в классе. Конечно, выплата вознаграждений классным руководителям – мера явно недостаточная для того, чтобы решить все воспитательные проблемы в образовательных учреждениях. Но это первый шаг, который уже сделан и который дает сегодня хорошие плоды. Об этом мне, в частности, говорили многие директора школ. Все больше учителей выражают желание заняться классным руководством даже здесь, в Москве. Может, дополнительная 1000 рублей кому-то кажется небольшими деньгами, и они для них не являются стимулирующим фактором. Но во многих городах на периферии, не говоря о сельских школах, эта сумма – хорошая прибавка к зарплате учителя, и поверьте, люди ценят ее.

Что касается других форм поддержки инновационных программ, то уже наши конкурсные комиссии определили 17 вузов – победителей в этом направлении, а в Москве 118 школ получат по 1 млн. рублей за успешную модернизацию образовательного процесса. Поощрения предусмотрены и для лучших российских учителей, а 2,5 тысячи представителей талантливой молодежи в этом году и столько же в следующем почувствуют государственную поддержку в размере 60 тыс. рублей.

– Мэр Москвы Юрий Лужков объявил 2007 год – Годом ребенка в Москве. Скажите, что еще надо сделать в Москве, чтобы ребенку жилось комфортно?

– Семь правил, озвученных мэром на встрече с одаренными людьми, позволят настроить жизнь города на то, чтобы в нем каждый ребенок жил комфортно, счастливо и защищенно. Москва должна стать ребенку городом:

– реальных прав и открытых возможностей;

– культуры и знаний;

– удобства и радости;

– новейших технологий (например, построим Наукоград на ВВЦ в 2007 г., где главным для семьи и детей правилом будет «Руками трогать!». Парк научных открытий – первый этап);

– спорта и здоровья;

– мира и любви;

– безопасности.

Реализация задуманного потребует вложения 10,5 млрд. руб. Это ли не конкретный ответ на Послание президента? В разрабатываемой комплексной программе города – забота о семье, матери, ребенке в конкретных цифрах и мерах.

Время рассуждений и споров должно уже быть позади. Время созидать, творить, искать, пробовать, идти вперед, добиваться поставленных целей во благо семьи и детей – вот основные требования правительства Москвы, Людмилы Ивановны Швецовой, руководителя комплекса социальной сферы города ко всем без исключения структурам и исполнителям этой крупномасштабной, рассчитанной не на один год, программы.

– Вы упомянули о Центре народной помощи «Благовест»…

– Я продолжаю оставаться руководителем этой общественной благотворительной организации. Вы в свое время активно нас поддерживали по благотворительным гуманитарным акциям. Все последние годы мы очень активно занимаемся вопросами оздоровления детей. Если раньше это были дети чернобыльских территорий, то сейчас это социально незащищенные дети. В конце прошлого года было принято специальное постановление правительства Москвы об оздоровлении социально незащищенных детей в России и за рубежом. Первые пятьсот детей уже поправили свое здоровье в Словении, Анапе, «Орленке». В эти дни мы встречаем этих счастливых ребятишек. До конца года более тысячи детей из интернатов, кадетских корпусов, находящихся под опекой и попечительством, отдохнут по линии «Благовеста». Кроме того, мы еженедельно пакуем и отправляем в города и веси благотворительные посылки в ответ на многочисленные письма россиян. В том числе стараемся по мере сил и возможностей помогать школам, оказавшимся в бедственном положении (пожар, ветхое здание и др.). Все уже забыли про пожар на Останкинской башне, забыли, что вместе с двумя пожарными сгорела Света Лосева, а девочка ее, тогда ей было шесть с половиной лет, Анечка, осталась с бабушкой и дедушкой. Она стипендиат нашего «Благовеста», получает стипендию имени Германа Черного. Мы ее поддерживаем, одеваем, обуваем. Об этом не будешь рассказывать много и часто, потому что это ранит всегда семью, но Аня стала частью нашей большой семьи «Благовеста», и таких примеров у нас немало. В «Благовесте» работают люди с большим и добрым сердцем.

– Вы так и дышите энергией. Мне кажется, нет таких задач, которые бы вы не решили, нет трудностей, с которыми бы вы не справились.

– У меня, как и у всех нормальных людей, бывают и трудности, и проблемы. Их не бывает только у тех, кто на самом деле ничего не делает. Но у меня есть прекрасная возможность всегда посоветоваться по вопросам образования с Любовью Петровной Кезиной, руководителем столичного Департамента образования. Ее жесткость в ряде вопросов, ее настойчивость и упорство в продвижении программ развития столичного образования, в споре вырабатывать истину – эти качества бесценны. Помогает мне «Учительская газета», рассказывая о прекрасном опыте других регионов. Газета, мне кажется, очень точно передает настроение, которое лучше всего выразил Виктор Антонович Садовничий, ректор МГУ им.Ломоносова, выступая на одном из заседаний межведомственной группы. Он сказал: у меня такое ощущение, что сегодня вся страна заговорила о вопросах образования так или иначе, в том или ином ключе. И это замечательно, потому что мы мечтаем о том времени, когда наша страна станет великой образовательной державой.

– Вы как-то сказали, что многие законопроекты годами лежат. В чем причина, почему?

– Недавно президент встречался с работниками прокуратуры, и вдруг он говорит: было поручение, и шесть лет, я знаю, лежит без движения законопроект. Что я могу к этому добавить? Лежат те законы, которые требуют вложения средств. Закон без денег – какой это закон? А денег, как правило, все нет. Лежат тогда, когда предусматривается неудобная для чиновников та или иная норма. Есть и политические причины. Жаль, но не так просто все это преодолеть.

– Готовится ли какая-то правовая база под кадетские классы и кадетские корпуса?

– Один из вопросов по кадетским корпусам уже рассматривался. Он был внесен Законодательным собранием Ростовской области по инициативе казачества. Они предлагали расширить полномочия кадетских корпусов и назвать их новым типом образовательного учреждения. Мы не смогли поддержать эту инициативу. Потому что виды образования могут быть различные, а тип един. В Москве, например, создали 13 кадетских корпусов, и они органически вписались в существующую образовательную систему. Если вдруг в «Учительскую газету» или «Военное образование» придут какие-то предложения, направьте их мне. Сегодня в Москве в кадетские корпуса почти такой же конкурс, как в престижные вузы. И это понятно: там и качество знаний, и стиль, и дисциплина. Для мальчишек это просто идеальная форма подготовки к будущей жизни.

– Любимое блюдо сенатора?

– Пельмени собственного изготовления. Самые вкусные.

– Зинаида Федоровна, знаю, что скоро снова станете бабушкой.

– У меня одна дочь Наташа. Ей недавно исполнилось 34 года. Она уже подарила мне троих внуков. Когда сообщила, что третьим беременна, я, не скрою, запаниковала. Потому что добрым сердцем, мне казалось, я еще могу им помочь вырастить. А третий… Я тогда растерялась. Теперь этот пятилетний малышок, Женя, как и Саша с Денисом, тоже самый любимый. Буду только рада, если Наталья наверстает то, что не успела я. Ведь мои родители смогли воспитать и дать путевку в жизнь всем нам, пятерым детям. Знаю не понаслышке: нет ничего ценнее и важнее семьи, детей, родительского очага. В нашей семье мы впервые так долго, построчно изучали Послание президента. Мне кажется, мы должны все вместе сделать так, чтобы наша Россия не таяла каждый год на один миллион.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту