Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Я училась на песнях Шарля Азнавура. Патрисия КААС

Учительская газета, №31 от 31 июля 2007. Читать номер
Автор:

На фестивале «Славянский базар в Витебске» королеву французского шансона постарались принять по-королевски. Поселили в шикарные апартаменты лучшего витебского отеля «Лучеса». Потом свозили на дорогую базу отдыха «Крупенино», где любят отдыхать «новые белорусы», а во время «Базара» тусуется элита российской эстрады. Но если Андрей Макаревич там рыбачит, а Борис Моисеев устраивает шумные попойки, то Патрисия Каас, не будучи любительницей ни того, ни другого, просто обошла живописные окрестности с любимой собачкой на поводке. Фешенебельную по белорусским меркам «Крупенино», где в 2001 году проходила встреча президентов Владимира Путина, Александра Лукашенко и Леонида Кучмы, французская дива назвала просто «дачей с озером». Заядлая пловчиха, она хотела было искупаться, но не решилась из-за холодной погоды, боясь, очевидно, застудить голосовые связки. Впрочем, на «Базаре» у «Мадемуазель блюз» (как часто называют певицу, прославившуюся 20 лет назад песней «Мадемуазель поет блюз») не было своих «сольников», она спела лишь в двух сборных концертах несколько старых хитов. На нашу встречу певица принесла свою собачку, которая то и дело путалась под ногами, катаясь по ковролину и выкусывая блох.

– Мадемуазель Касс, одно время в России был популярен телепроект «Фабрика звезд», где под всевидящим оком телекамер юные таланты не только учились петь, но и кушали, мылись, занимались любовью, а после ездили по стране с концертами, обогащая продюсеров. Как вы относитесь к подобному началу карьеры на эстраде?

– Во Франции такие программы тоже очень популярны. В наши дни пробиться на эстрадные подмостки без спонсоров немыслимо. И в том, что молодые на «Фабрике» получают такую своеобразную возможность показать себя, ничего плохого нет. Плюс это какая-то школа, они учатся преодолевать сценический стресс, сразу привыкают работать на «живых» трансляциях. Поверьте, никакие занятия в тиши консерваторского класса с самым умным и чутким педагогом не заменят этот бесценный опыт.

Но на «Фабрике» есть и серьезный негатив. За личной жизнью «фабричной» молодежи наблюдают миллионы людей. Считаю, что это культивирование вуаеризма, подглядывания, – постыдного психического заболевания. Но телевизионщиков это не смущает, они зарабатывают деньги. Другой минус – система искусственной «звездности». В течение полугода или дольше конкурсантам внушают, что они невероятно талантливы, открывают их фан-клубы. А какие из них звезды? Ведь ребята делают лишь первые шаги. Смогут ли они удержаться на волне сиюминутной популярности? У большинства «звездная» жизнь заканчивается с завершением телепроекта. И дальше они, поверившие в свою избранность, но никому не нужные, испытывают острое разочарование в жизни. Тут надо иметь сильный характер, который, увы, редко встречается у нынешних молодых, изнеженных цивилизацией и избалованных родителями.

– А как вы относитесь к старой элите французской эстрады: Мирей Матье, Шарлю Азнавуру?

– Конкуренции между нами нет. Я уважаю это поколение. Когда в детстве я начинала петь, то часто выбирала песни Азнавура. На них хорошо учиться артистизму – планка поднята очень высоко. Там столько эмоций, брызжущих буквально из каждого слова. Артисты, у которых такая долгая и успешная карьера, уже не интересуются деньгами ради денег. Они могу себе позволить заниматься настоящим искусством и быть независимыми. Это достойно восхищения. Хотя, если честно, лично я предпочитаю совсем другие стили и направления в музыке.

– Когда ваша карьера на эстраде резко пошла вверх и вы разбогатели, изменилось ли ваше отношение к деньгам?

– Конечно, изменилось. Моя жизнь стала другой. Но я не забываю, кем была, из какой среды вышла, не теряю связь с семьей. У моего отца, шахтера по профессии, не было возможности нас баловать. Некоторые газеты потом писали, что в детстве Патрисия Касс была забиякой и дралась с мальчишками. Это не так. Я была очень послушной, домашней девочкой. Мы никогда не ездили отдыхать, все каникулы проводили дома, никакого шика в одежде или изысков в еде. Но в семье была любовь и взаимоуважение. Это важнее материального достатка. У меня остались самые теплые воспоминания о детстве. Но это не значит, что я и сейчас должна страдать и отказываться от роскоши.

– А сейчас вы братьям и сестрам помогаете или в Европе это не принято и каждый платит за себя?

– Когда я заработала первые большие деньги, то раздала всем шестерым понемногу. Если поможешь только одному – остальные обидятся. Все, конечно, обрадовались. Но скоро я поняла, что с этим нужно быть осторожным. Деньги очень сильно меняют отношения между людьми. Получается, как будто ты покупаешь своих родных. Да и они, живя за чужой счет, стали чувствовать себя неловко. Меня любят как сестру, а не спонсора. Теперь я приглашаю их на каникулы, они с семьями отдыхают в моих утопающих в зелени особняках. Балую подарками. Это лучше, чем просто давать деньги.

– Вас не смущает, что альбомы Патрисии Каас теперь можно бесплатно скачать из глобальной сети?

– Интернет – штука хорошая, помогающая миллионам людей по всему миру свободно обмениваться информацией. Однако состоявшимся исполнителям подобная демократия приносит убытки. Доходами от продаж пластинок я ведь должна делиться с поэтами, композиторами, аранжировщиками, сочинившими для меня песни. Но больше всего мы страдаем от аудиопиратов, которые нелегально уже продали в России, Украине, Беларуси десятки миллионов моих альбомов, а мне не заплатили ни копейки. Утешает лишь то, что благодаря такому гигантскому валу продаж я приобрела целую армию новых поклонников, которые с удовольствием раскупают билеты на мои концерты, когда я езжу по вашим странам с гастрольными турами.

– В вашем репертуаре есть российские песни?

– Однажды в концерте я экспромтом спела «Подмосковные вечера». Сейчас подумываю поделиться песней с русским певцом. Буду петь по-французски, а он – по-русски. Кандидатуру еще не подобрала, пока присматриваюсь. Нужна серьезная подготовка, чтобы вещь получилась качественной и вошла в хит-парады. Жаль, что до сих пор до этого не доходили руки.

– Молва приписывает вам роман с Аленом Делоном, который ради Патрисии Каас едва не бросил свою беременную жену, голландскую манекенщицу Розали Ван Бремен. И якобы в память о той любви вышел ваш альбом «Я называю тебя на вы…»

– Поверьте, не все то, о чем писали бульварные газеты, правда. Мы с Делоном теперь всего лишь друзья. И ничего больше. Часто перезваниваемся, иногда видимся. Он хороший человек, но очень одинокий.

– В России критики, уж извините за прямоту, разругали фильм Клода Лелюша «А теперь… дамы и господа», где вы в дуэте с Джереми Айронсом разыграли любовный роман певицы и гангстера…

– Жаль, что разругали. Эту роль я получила случайно, очень удивилась, что меня утвердили. А поскольку с детства меня приучили подходить ко всему профессионально, то я полностью отдалась работе. Тем более что эстрадную жизнь хорошо знаю изнутри. Поначалу на съемочной площадке я жутко всего боялась, но Лелюш меня успокоил и создал комфортную обстановку. Временами я чувствовала, что не играю, а как бы проживаю свой обычный день, а про меня снимают телепередачу. И еще добавлю, что целоваться с Джереми Айронсом было приятно… Когда на премьере в зале, наконец, погас свет и начался фильм, я вглядывалась в сыгранную мной женщину на экране, усталую, больную, с мешками под глазами, и многое передумала и кое-что поняла в своей собственной судьбе. Я знаю, что несколько последних фильмов Лелюша в прокате провалились. Но он все равно молодец, не идет на поводу у масскульта и не теряет надежды на успех.

– Нет ли у вас желания продолжить карьеру киноактрисы?

– Недавно мне предложили главную роль в немецком телесериале. Но я отказалась. Не хочу сниматься просто, чтобы еще раз мелькнуть на экране. Больше всего на свете я люблю петь. На это уходит много времени и сил. А халтурить я не хочу. Если артист нашел свою дорогу в искусстве, что само по себе огромная удача, то не следует с нее сворачивать. От добра добра не ищут.

– А откуда у вас такая веселенькая собачка?

– Ее как раз подарил мне Лелюш после съемок. Я ее сама выбрала. В тот год собакам нужно было давать клички на букву «т». Я назвала ее Текилой, поскольку не пью этот веселящий душу напиток (Текила насторожилась и тявкнула). Понимает, что о ней говорят. Умная псина. Она всюду со мной. Кроме, конечно, выступлений на сцене, да еще, когда я уединяюсь с мужчиной. Если в этот момент Текила рядом, то отвлекает все внимание на себя, и парень теряет концентрацию. А в любви это не очень хорошо.

– Считается, что собаки похожи на своих хозяев…

– Я похожа на собаку? Неплохой комплимент (смеется). Текила такая добрая, нежная. У нее осмысленный взгляд человека. Не случайно люди ее любят, а журналисты обожают фотографировать. И, кажется, Патрисию уже знают меньше, чем Текилу.

– За кого вы голосовали на недавних выборах президента Франции?

– Пусть это прозвучит непатриотично, но на выборы я не пошла. Однако если уж выбирать, то Сеголен Руаяль мне нравилась меньше всего. Президент должен четко знать, чего он хочет, а не метаться из стороны в сторону. Кажется, Николя Саркози твердо знает, что нужно делать, в частности, с проблемой бунтующих эмигрантов. Пусть даже его критикуют за жесткость.

– В России многие люди искусства ударились в политику: Станислав Говорухин, Иосиф Кобзон, Александр Розенбаум… А что бы вы сказали, если бы Родина мобилизовала вас на политические подвиги?

– Бедная моя Франция. Надеюсь, до этого не дойдет. Я не люблю политику.

– В представлении русских французская кухня – это обилие морепродуктов, устрицы, улитки, лягушки, артишоки… А что вы любите?

– Устрицы я не ем. И вообще французскую гастрономию не жалую. Я ведь наполовину немка, мама приучила нас к немецкой кулинарии. Поэтому больше люблю картошку со шницелем. Люблю легкие салаты.

– Как вы одеваетесь?

– Я выбираю одежду в зависимости от сезона и настроения. Слежу за модой, но не очень пристально. Сейчас на мне туфли от Сен-Лорана. Не люблю обилия украшений, и никогда не нацеплю на себя столько, как рождественская елка, пусть это и считается невероятно модным. Люблю свободные футболки и балахоны. Но все зависит от обстановки. Если у меня в гостях мужчина, то выбираю стиль секси – откровенные платья, главным образом хлопчатобумажные.

– А какого мужчину Патрисия Каас хотела бы видеть рядом?

– Это должен быть человек с чувством юмора, мужественный, благородный, желательно финансово независимый. Если он будет зарабатывать меньше меня, то, боюсь, станет чувствовать себя не в своей тарелке. Но мужчины с очень большими деньгами и властью никогда меня не привлекали. И вообще идеального мужчину я еще не встретила.

– В чем для вас заключается женское счастье?

– Любить и быть любимой. Звучит просто, но сложно в достижении. Нужно быть готовым к компромиссам, уметь подавлять свои комплексы, мешающие взаимопониманию. Мне это не всегда удается. Для женщины проще всего, наверное, заниматься только мужем и детьми, но я не хочу ограничивать свою жизнь узкими рамками. Счастлива ли я сейчас? Да, пожалуй. Но если бы у меня были дети, это чувство было бы абсолютным…

Витебск


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту