search
Топ 10

Я люблю нынешнюю молодежь. Она не боится трудностей и не ноет по поводу и без повода. Люблю за ней наблюдать. Вот идет стайка девушек по Моховой. Наверное, студентки университета. А может быть, и нет. Это не важно – они хорошо одеты, веселы и беззаботны. И нет среди них ни одной угрюмой. Щебечут. Но что это? Какое слово я услышала? Какая же грязная брань, какая отборная матерщина! И я отворачиваюсь в сторону и не хочу их видеть.

Не первый раз я это слышу. И как свободно, как легко вылетают из прекрасных юных уст черные слова. Я не раз сталкивалась и со смешанной компанией – парни и девушки. И они так же просто и свободно, как вдох – выдох, изьяснялись друг с другом при помощи нецензурных слов. Ладно бы пьяные, так нет – трезвые, как стеклышко.

Не скажу, что эта привычка принадлежит исключительно молодежи. Вот пожилые, интеллигентного вида муж с женой выясняют свои отношения публично, на улице. Как биндюжник с биндюжницей. Я уж не говорю о чисто мужских компаниях, о подвыпивших мужчинах. А главное – какая свобода в выражениях, какое пренебрежение к окружающим! А если кругом женщины и дети, то как-то даже и куражу прибавляется, и похабщина становится уж совсем гомерическая!

Мат – не новость в русском языке. Не знаю, как в Древней Руси, а в прошлом веке, судя по литературе, бытовало это явление, хотя, очевидно, и не было столь распространено. Вспомните хотя бы Салтыкова-Щедрина, как удрученно он описывает перекличку на перевозе через реку (“Благонамеренные речи”).

Не знаю, есть ли подобное в других языках – мне до этого нет дела. У нас существование мата обьяснялось тяжелым гнетом царизма, потом – его пережитками. Галина Вишневская в своей книге делает, на мой взгляд, верное замечание: миллионы людей прошли через тюрьмы и лагеря, а атмосфера жизни “на воле” пропитана психологией затравленности и страха. То и другое принесло в наш быт тюремный жаргон и обнищание языка.

Могу утверждать на собственном опыте корреспондента, что в советское время “великих строек коммунизма”, в том числе и всех малых, мат стал производственным языком на всех этапах технологического процесса. Промышленность работала в интересах плана исключительно методом аврала. А какой аврал без матерщины!

Сегодня – другая ситуация! Плана нет, об аврале забыли. Свобода, безработица и вольная печать. Из всех щелей вылезли, опубликовались и влезли на витрины “мастера слова”, в том числе (и в первую очередь) черного. Не брезгают непечатными выражениями на сцене, на радио, телевидении. Подонки от литературы стали знаменитостями. Вот перед одним из них лебезит на экране ТВ популярный ведущий – как это вам удалось написать роман так образно и так матерно? На что тот свысока ответил, мол, обстоятельства жизни героя не позволяют выразиться более культурно.

Не знаю, какие нужны обстоятельства, но знаю, что мой свекор, пройдя через коллективизацию, бегство из оцепленного голодом края в 1931 году, через беженство, жизнь в землянке и трущобах (получил квартиру только к 50-м годам), через войну и разруху, через десятилетия других испытаний, умер в 83 года, но ни разу в жизни не произнеся ни одного бранного слова! Не может быть, чтобы не знал. Но таково воспитание: в том краю, в Курской области, тогда грехом считалось – язык опоганить. Значит, дело не в обстоятельствах, а в истинно понимаемом достоинстве. Том самом достоинстве и самоуважении, свойственном многим людям и которого так нам сегодня порой не хватает. Сейчас – другое дело. Говорят – время такое, “экспрессивная лексика” необходима для выражения чувств. Да и свободу дали. Это тоже свобода – только в выражениях.

Я хочу другой свободы – свободы от ханжества, от грязи, от этой “экспрессии”, которая задевает мое достоинство. Свобода – это когда ты в ладу с собой и со всеми. Я не хочу и не могу быть в ладу с хамством. Я хочу, чтобы этого никогда не слышали дети. Знаю, что тех, кто закостенел и огрубел, не переубедить. Но тем молодым девушкам и всем молодым людям я искренне желаю перебороть эту дурную привычку и вырвать с корнем из своего лексикона черные слова. Иначе хамство вернется к ним бумерангом и они никогда не услышат божественных слов любви.

Маргарита КУРГАНОВА

Письмо номера

Жить невыносимо, и умереть нельзя

Бытует мнение, что сельскому учителю плакаться не резон. Мол, прокормится всегда: у него есть огород, всякая живность. А знаете ли вы, как достается это “свое”? Все лето на сенокосе да в огороде. Осень пролетает на кухне за заготовками на зиму. Из нашего словаря давно ушло слово “отдых”. Встаем чуть свет, ложимся поздно. Идет каждодневная борьба за существование. Какие же знания может дать такой учитель, как он воспитает “дум высокое стремленье” в своих подопечных? Он скоро читать разучится. Наша школа осталась без единого методического журнала. Сбросились только на любимую “Учителку”. Ее читаем по очереди, буквально до дыр.

Зарплату нам не платят с июня прошлого года. Утро в учительской комнате начинается с просьб: “Дайте кто-нибудь взаймы коробок спичек, горсть стирального порошка и т.д.” Учителям не на что вылечить зубы, купить очки. Беззубые, слепые, униженные…

“Рабы – не мы, мы – не рабы”, – диктовала когда-то учительница в ликбезе. Сейчас мы можем написать одно: “Мы – рабы”.

Приближается весна. Нам нечем заплатить за вспашку огорода. Неоткуда взять денег на дрова. О льготах для учителей мы давно забыли. Это письмо – крик отчаяния. Жить невыносимо, и умереть нельзя. Ведь мы даже не могли собрать деньги на венок своей коллеге.

В феврале многие школы нашего района не вышли на работу. Учителя решили бастовать бессрочно. Провели шествие с плакатами по улицам райцентра. На митинге ничего обнадеживающего власти нам не сказали. Глухи они к нашим бедам.

Екатерина РЕШЕТНИКОВА,

учительница Куликовской школы и другие учителя района

Белозерский район,

Курганская область

Расскажу о коллеге

Хозяйка книжного царства

“Книжкин дом” – так ласково называют дети нашу школьную библиотеку. Заведует большим книжным хозяйством вот уже 27 лет Светлана Захаровна Регуш. На переменах сюда бегут малыши, подходят старшеклассники. Для каждого читателя Светлана Захаровна подберет необходимую книгу. Ее доброе лицо всегда светится улыбкой.

Светлана Захаровна даст юным читателям нужный совет, подскажет. Проводит она беседы, конкурсы, рассказывает о всех книжных новинках. Уютно, красиво в ее книжном царстве. Красочно оформлены все стенды. На тематической выставке расположились книги. Ребята листают, выбирают, спрашивают…

– Не представляю себе жизнь без библиотеки и без детей, – сказала как-то мне Светлана Захаровна. – Я нашла в работе свое счастье.

Юрий КУЛЬПИНОВ, учитель русского языка и литературы

Изобильный,

Ставропольский край

Чья власть?

Руководить – не руками разводить

В Овсянковской средней школе непривычно тихо. Гулом отдаются в коридорах шаги редкого гостя. С 20 января нет занятий, учителя бастуют.

Первая волна радости у школьников прошла быстро. Теперь уже обеспокоены они и их родители: “А как же учебный год?”

Думаете, у нас душа не болит? Ведь мы-то знаем, что такое учебный процесс и ее величество Программа. Но на эту крайнюю меру решились мы не от хорошей жизни. Нас поставили на колени. Нам даже ничего не обещают. Видимо, дают понять, что образованные люди стране не нужны. Ведь легче управлять полуграмотными “недорослями”.

В школе, правда, побывали представители районной администрации, областной. Все они пытались спекулировать на чувстве долга учителей. Мол, все равно не выдержите, выйдете на работу, совесть не позволит, а зарплаты как нет, так и не будет. Значит, наша исполнительная и законодательная власть расписалась в собственном бессилии. Но тогда зачем нам такие руководители? Как они собираются властвовать, если считают, что все наши беды только от центра, от Москвы. Хотя зарплату все наши власти получают регулярно.

Считаем, что забастовка учителей – это своеобразный урок ученикам. Нельзя позволять унижать себя. Нельзя молчаливо наблюдать за всем, что происходит вокруг.

Учителя Овсянковской средней школы

Овсянка,

Зейский район,

Амурская область

Обратная связь

Деньги на подписку дала бабушка

Наша семья выписывала “Учительскую газету” двадцать лет. Я географ, муж – математик. Все эти годы газета была нашим другом, наставником. Со второго полугодия 1996 года мы не смогли выписать газету, но все равно ее читали. (Приносила на вечер домой из библиотеки).

И вдруг – неожиданная радость. Наша дочь Гульнара, она тоже педагог, получила бесплатную подписку от редакции. Заняла тогда срочно у бабушки тридцать тысяч, оформила подписку и квитанцию направила в адрес редакции. Выполнила все формальности. Однако до сих пор мы ждем обещанных редакцией денег. Если бы вы знали, как важны для нашей семьи из трех учителей эти тридцать тысяч! Последнюю зарплату мы получили в июне. Правда, перед Новым годом выдали педагогам по 22 тысячи, а в феврале – по 20 тысяч. В период сорокадневной забастовки мой муж обошел и обзвонил все организации, коммерческие предприятия, искал работу. Но, увы, нигде он не нужен. Мы в неловком положении перед 76-летней бабушкой, у которой заняли деньги. До сих пор не можем вернуть ей “несчастные” 30 тысяч.

С.САЙФУЛИНА

Новоселово,

Красноярский край

От редакции.

Мы направили телеграмму в Новоселовское почтовое отделение. 6 марта пришел ответ, что перевод из редакции Сайфулины получили. Напоминаем всем читателям, заслужившим бесплатную подписку на “УГ”, что бухгалтерия редакции перечисляет вам деньги сразу после получения вашей квитанции. В случае задержки перевода пишите нам или звоните по телефону (095) 298-81-84.

А у нас! А у вас?

Ученик года

Почему падает престиж знаний? Каким должен быть выпускник школы? Над этими вопросами думали мы не один день. И “додумались” до конкурса “Ученик года”. Ведь он не только выявит одаренных и способных детей, но и повысит их интерес к учебе. И продолжаться он будет круглый год.

Учителя вместе с детьми разработали положение о конкурсе, выбрали жюри. В него вошли старшеклассники, которые наблюдали за каждым участником конкурса и вели учет баллов на специальном стенде. Первый этап прошел в октябре – ноябре под девизом “Знания – сила”. Ребята участвовали в школьных, районных олимпиадах, получали задания по предметам. На втором этапе, названном “Твори, выдумывай, пробуй”, конкурсанты должны были проявить художественное, артистическое мастерство. А в феврале-марте самые “сильные, смелые, ловкие” соревновались между собой в физической выносливости, демонстрировали спортивные достижения. Заключительный тур конкурса “Звездный час” проходил в апреле – мае.

Мы долго думали над тем, каким должен быть финал. Сценарий праздничного шоу создавали сообща. Все задания подбирались так, чтобы победители могли полнее проявить себя. Победителей определяли по пяти номинациям. Учитывались и стремление к победе, и обаяние, и настойчивость. И, конечно же, крепкие хорошие знания. “Ученик года” Елена Валиулина была награждена дипломом, денежной премией. Ее имя занесено в особую книгу “Ими гордится школа”.

Этот конкурс сблизил, обьединил взрослых и детей. Решили проводить его ежегодно. Сейчас уже завершился третий этап. Ученики предложили создать собственный призовой фонд для этого конкурса. Более того, они бросили вызов учителям. Педсовет поддержал инициативу ребят, и двенадцать учителей уже участвуют в школьном конкурсе “Учитель года”.

Н.ПАЛЬЦЕВ, директор школы

Сухая Буйвола,

Петровский район,

Ставропольский край

Сотрудничество

В плаванье с опытным лоцманом

Педагоги Дома детского творчества Ленинского района города Кирова не любят останавливаться на достигнутом. Казалось, за пятнадцать лет работы сделано немало, можно и успокоиться. Работают многочисленные кружки, студии. Воспитанники получают всяческие призы на конкурсах и соревнованиях. Однако взрослым наставникам этого мало. Практически каждый их них стремится заглянуть в будущее и подумать, как будет работать завтра.

Коллектив, работающий на перспективу, подобен кораблю, плывущему в открытое море. А как обойтись без опытного лоцмана? Педагоги Дома творчества решили пригласить команду консультантов из Московского областного центра развития дополнительного образования и социального воспитания. Провели несколько встреч, семинаров, разработали совместные проекты. В ходе работы постепенно освоили технологию коллективного проектирования педагогической деятельности. Сотрудничество продолжается около года. Впереди совместные семинары по разработке нового содержания и новых форм дополнительного образования.

Н.ПАРМОН, директор Дома детского творчества;

А.ТУПИЦИН, методист Центра развития дополнительного образования и социального воспитания Московской области

От редакции.

Это письмо не совсем обычное. Оно пришло к нам по электронной почте. Хорошо, что наши читатели начали осваивать этот оперативный вид связи. Ждем ваших писем. Наш электронный адрес: ug-post@redline.ru

Почта “УГ”

Адрес:

103012, Москва, ГСП-2, Ветошный переулок (проезд Сапунова), 13-15.

Первые сто строк

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте