Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Скандал

Вы свободны!

О лукавстве законов, силе подводных течений и чиновничьей близорукости
Учительская газета, №29 от 20 июля 2021. Читать номер
Автор:

Для Елены Борисовны Моисеевой, бывшего директора нижегородской школы №24, увольнение по статье 278.2 ТК РФ (без объяснения причин), по ее же собственным словам, стало не ударом, а в какой-то мере освобождением. Она признается, что сама не оставила бы школу, которой руководила без малого 15 лет, потому что чувствовала ответственность перед коллективом, учениками и родителями, всецело доверявшими ей. Но приказ, зачитанный в присутствии «понятых» (представителей администрации) под диктофонную запись, все изменил. Елена Борисовна, по ее же признанию, впервые оказалась в ситуации, когда не нужно делать выбор, он сделан за нее. Так начался в ее жизни новый этап, подаривший много радостных открытий и новые широкие возможности.

Самым приятным и неожиданным для Елены Борисовны стала мощная волна поддержки, которая прокатилась по всей стране.
Начавшись среди учителей, родителей и выпускников 24‑й школы, кампания была подхвачена коллегами-педагогами и неравнодушной общественностью как Нижегородской области, так и других, в том числе столичного, регионов. Письмо с требованием восстановить Моисееву в должности набрало более двух с половиной тысяч подписей. Среди подписантов самые уважаемые представители педагогической профессии, такие как Евгений Ямбург, Александр Асмолов, Артем Соловейчик, политики, депутаты и даже чиновники от образования. К слову, письмо в защиту подписала Елена Платонова, бывший директор Департамента образования городской администрации, которую меньше трех месяцев назад сменил нынешний глава Владимир Радченко, молодой и перспективный представитель нижегородского кадрового резерва. Именно он подписал приказ о досрочном расторжении договора с Моисеевой. Не будем утверждать, что сам Радченко – инициатор увольнения, но подпись подтверждает ответственность.

Думали ли учредители, втайне готовившие «спецоперацию» и, наверное, потиравшие руки от упоения собственной властью, что в прямом смысле слова делают Моисеевой биографию? Если раньше ее фамилию знали только в образовательном сообществе Нижнего Новгорода, то после пресловутого приказа она стала известна чуть ли не всей стране. Гонимые правды ради были уважаемы всегда. Чужая смелость восхищает и вдохновляет. Резонанс оказался настолько огромен, что удивил всех, в том числе главных действующих лиц.

Здесь, конечно, постарались журналисты, хотя причина не была указана ни учредителем, ни самим уволенным директором, репортеры ее тут же нашли, сославшись на слова «близкого родственника»: Елена Борисовна-де не сдала в администрацию списки детей, которые ходили на протестные январские митинги. Горе-журналисты, растиражировавшие эту версию, даже не подумали о том, что походя оскорбили всех нижегородских директоров школ, а заодно и власть.

Логически мыслящие читатели сразу же сделали вывод: раз остальных директоров не уволили, значит, они подали списки нелояльных власти семей, а их, скорее всего, требовали во всех отделах образования районных администраций. Выходит, что вся свободомыслящая и независимая нижегородская публика уже давно посчитана и взята на особый контроль.

Анонимный опрос руководителей образовательных учреждений разных районов города дал такую картину: районные власти вслед за региональным начальством просили только об одном – на время митингов любым способом занять школьников и предупредить об ответственности их родителей. Но выявлять тех, кто и почему не пришел на внеплановые школьные мероприятия, а тем более сдавать пофамильные списки не­явив­шихся не просили. Но даже если бы такое требование прозвучало, никто из опрошенных не стал бы, по их признанию, «топить» детей. Потому что для педагогов это неприемлемо. Не исключаю, что есть среди директоров и те, кто готов бежать впереди паровоза и заранее демонстрировать преданность партии, брать на заметку и рапортовать об «отдельных проявлениях экстремизма», но таких, уверена, в Нижнем меньшинство.

Да, Елена Борисовна смелый директор, она и сегодня, и раньше открыто заявляла о том, что ее задача – строго следовать Конституции, запрещающей принуждать к голосованию, фальсифицировать его итоги или использовать административный ресурс в пользу какой-либо политической группировки. Поэтому все 15 лет ее школа изо всех сил старалась сохранять политический и религиозный нейтралитет. Ее подчиненные не работают на избирательных участках, организуемых в школе, не умоляют родителей отдавать голоса какой-то одной партии или конкретным кандидатам, не участвуют в православной агитации, считая свободу совести и вероисповедания незыблемым правом личности.

Должна сказать, что есть в Нижнем директора, поступающие так же, как Елена Борисовна, но действуют они более осторожно. Моисеева в силу характера и воспитания не скрывала своей позиции. Отца Елены, заслуженного учителя и кандидата политических наук, многие помнят и чтут как уважаемого педагога и общественного деятеля, он был авторитетом для всех учителей истории и обществознания. Сама Моисеева окончила в свое время одну из лучших школ, где поощрялись свобода мысли и гражданская активность. Совсем недавно, буквально за пару дней перед увольнением, она ездила в Москву в ВШЭ на вручение диплома HR-менеджера. Ее выпускная квалификационная работа называлась «Оценка модели компетенций учителей школы №24». Работа очень интересная, особенно с точки зрения основной проблемы образования – кадровой.

15 лет Елена Борисовна старалась сделать для школы все, что в ее силах. Человек она страстный, неравнодушный, знающий и стремящийся к самообразованию, умеющий слушать других, именно поэтому возникла «Школа диалога». Моисеева постоянно повышала квалификацию, формировала команду единомышленников, была на виду, не держала, как некоторые ее коллеги, фигу в кармане. Смело давала интервью, да и сейчас говорит о произошедшем без страха за возможные последствия.

По мнению одного из директоров, пожелавшего дать комментарий на условиях анонимности, ей порой не хватало осторожности, гибкости, она горячо отстаивала свою позицию, своими именами называла вещи, о которых другие предпочитают выражаться обтекаемо. Прямота, честность и открытость всегда вызывают уважение у учеников и их родителей, но страшно пугают власть. Особенно власть трусливую. Особенно накануне предстоящих выборов.

Разве не удивительно, что директор, старающийся хотя бы у себя в школе соблюдать Конституцию – наш основной закон, – попадает под подозрение местной власти? Он нелоялен и, значит, потенциально опасен. Его лучше отстранить.

Об этом же сказал, комментируя увольнение Моисеевой, Евгений Ямбург (видеозапись его комментария можно посмотреть на канале «Школа – наше дело» от 2 июля). По словам Евгения Александровича, увольнение директоров по статье 278.2 отнюдь не редкость: «Известно много случаев применения ее против неугодных руководителей. В статью внесли уточнение, и теперь она не касается руководителей унитарных предприятий. Их нельзя уволить, не указав причину». Те же поправки, по мнению Ямбурга, следовало бы внести и относительно директоров образовательных организаций. «Это сделать нетрудно. Хочется верить, что это произойдет в скором времени. Пока же директор может узнать причину увольнения только через суд. Учредитель, на которого подает иск уволенное лицо, не согласное с таким решением, обязан озвучить суду причину. Если уволенный не борется, то и причину не узнает», – Ямбург пояснил, что лежит в основе непонятных людям административных решений.

Я начну издалека. Мы постоянно слышим слова о том, что в 90‑е школа перестала заниматься воспитанием. Это вранье. Школа никогда не переставала заниматься воспитанием. Педагоги всегда устраивали вечера, праздники, походы, водили детей в музеи и театры, организовывали встречи с интересными людьми. Но школа в 90‑е перестала навязывать идеологию, она наконец стала соответствовать Конституции. Давайте не путать воспитание и идеологию, это совершенно разные понятия. Даже в измененной Конституции написано, что в РФ нет монополии на идеологию. Разве может быть единая идеология для верующих и атеистов, для людей разных конфессий? Конечно, здесь может быть только диалог.

Идеология и мировоззрение – это тоже разные понятия. Мировоззрение человек вырабатывает сам, на основе собственного жизненного опыта, и мы должны ему помочь в этом… Еще раз: мировоззрение вырабатывается, а идеология навязывается. В этой ситуации школа должна быть вне политики. Так никогда не бывает на самом деле, но тем не менее школа должна гнуть свою линию. У меня в одном классе учатся верующие и неверующие, люди разных конфессий, 12 национальностей. Здесь необходима ювелирная работа.

Как противостоять навязыванию? Нужна гражданская солидарность, именно гражданская, не политическая. Молчать нельзя. И вот в ситуации с увольнением Елены я вижу начало процесса горизонтального объединения на платформе «Честь, совесть и достоинство», и это очень обнадеживает.

Что внушает некий оптимизм? Письмо в защиту Моисеевой подписали директора школ Нижнего Новгорода, это значит, совесть еще есть. Понятно, что подписали родители, учащиеся, но даже некоторые заведующие роно тоже подписали. И сразу началась акция устрашения! Проверки, сколько они получают. Ну, ребята! Ведь «боящийся несовершенен в любви», написано еще в Библии! И он несовершенен в любой любви – и к женщине, и к своему делу, и к ребенку.

Здесь существует только один путь: если нижегородская Фемида не только слепая, но еще и глухая, если она примет неправомерное решение, значит, надо обращаться в следующий суд. Я никого не зову на площадь! Я говорю, обращаясь к этим самым господам: соблюдайте свои собственные законы! Эти люди оказывают власти медвежью услугу. Грядет день выборов в сентябре. Я могу за кого-то агитировать, но не могу ни в коем случае обязать учителей голосовать за кого-то. Потому что каждый имеет право занять свою политическую позицию. Давайте будем здесь аккуратными.

Вместо заключения

Итак, версия озвучена, но история еще далека от завершения. 9 июля Елена Моисеева подала в суд. На нем будет озвучена официальная причина увольнения. Кое-что, правда, на днях озвучил губернатор, но в своем Инстаграме, ссылаясь на справку регионального Министерства образования, однако выяснилось, что в ней указаны сведения, не соответствующие действительности.
Сейчас – в этом никто не сомневается – учредитель в срочном порядке проверяет школьную документацию, чтобы найти нарушения, в первую очередь организационные и финансовые. Возможно, что-то накопают. Кто ищет, тот всегда найдет. Но теперь уже многим ясно, что главная причина увольнения – внутренняя свобода и независимость директора. Основная задача его отстранения – «зачистить поле» перед выборами и запугать оставшихся. Чтобы и пикнуть против никто не смел. Удастся ли это местной власти – большой вопрос.

Вера КОСТРОВА, Нижний Новгород

От редакции

«УГ» будет следить за развитием событий и обязательно вернется к данной теме.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt