search
main
Топ 10
Алису Теплякову не зачислили на бюджет в университет «Синергия» Стирка вещей после покупки: от каких болезней она может спасти Сборы в школу: как справиться и на что могут рассчитывать родители Продукты для хорошего зрения: что нужно есть, чтобы сохранить здоровье глаз Польза и вред кабачков: стоит ли включать этот овощ в свой рацион Штраф в 40 тысяч рублей заплатит завуч екатеринбургского лицея из-за скандального танца выпускников В новом учебном году комплекты тем для итогового сочинения будут формироваться иначе Минобрнауки: зачисление в вузы в одну волну исключает преимущества для высокобалльников Российские вузы начали проводить дополнительный набор первокурсников Не все то золото, что блестит: как выпускники не досчитались медалей В Волгограде школьница по неосторожности подожгла школу Подростки и вейпы: нарушение развития мозга и снижение когнитивных способностей – только верхушка «айсберга» Бегом от рака: Артем Алискеров рассказал, как побороть болезнь и помочь другим Дополнительный набор в вузы продлится до 16 сентября В Минпросвещения России утвердили состав Совета учителей-блогеров В поселке Шаховская воспитатель детского сада купила квартиру по программе «Социальной ипотеки» В «Просвещении» обсудили меры по снижению документарной нагрузки на учителей Сбой на госуслугах лишил медалиста из Новосибирска шанса поступить на бюджет Живых лабораторных мышей ученые предложили заменить на 3D-модели

Вы похожи на пугало из Изумрудного города

В четвертом классе Марину Цветаеву исключили из гимназии за дерзость и свободу мыслей. Наше современное сознание пропускает слово «гимназия», и нам представляется такой ребенок с бантиком на макушке, которого выпроваживают из четвертого класса средней общеобразовательной школы.

Дмитрий ВОДЕННИКОВ

Нет. Цветаевой было уже четырнадцать. Но из гимназии имени В.П. фон Дервиз она действительно была исключена за свободомыслие и дерзость. Во второй тоже не задержалась. Слава богу, что с третьей воевать не стала и худо-бедно ее через два года окончила.

Одна из ее однокашниц, Татьяна Астапова, вспоминает, что Цветаева там не проучилась, а пробыла. Цветаевой ничего не шло: ни форма гимназистки, ни тесная школьная парта. (Я недавно где-то услышал, что те парты с откидывающейся крышкой, которую надо было поднять, чтобы встать, с жесткими сиденьями и спинками были идеальными для подростковой осанки. Мы, уже сидевшие за демократичными «просто партами» на позднесоветских «просто стульях», расплатились за это своими сколиозами и остеохондрозами. Но бог с этим, не о спине речь.)

«Цветаева каким-то образом была вне гимназической сферы, вне обычного распорядка. Среди нас она была, как экзотическая птица, случайно залетевшая в стайку пернатых северного леса. Кругом движение, гомон, щебетанье, но у нее иной полет, иной язык».

Быть, как стебель, и быть, как сталь, В жизни, где мы так мало можем…

– Шоколадом лечить печаль
И смеяться в лицо прохожим!

– написала в 1915 году Цветаева. То есть гимназию она уже давно окончила, но это окончание стихотворения «Легкомыслие – милый грех» как нельзя лучше подходит этим чужим гимназическим воспоминаниям.

«Однажды Цветаева, появившись утром в классе, вызвала всеобщее удивление: волосы у нее за один день стали необычного соломенного цвета, и к ним была прикреплена голубая бархатная лента. По-видимому, в ее воображении все это должно было выглядеть иначе. Быть может, тут сыграло какую-то роль название сборника стихов Андрея Белого «Золото в лазури». Ее волосы привлекли внимание, ей задавали вопросы. Вероятно, Цветаевой это надоело, а возможно, причуда разонравилась ей самой, но только вскоре она остриглась наголо и некоторое время носила черный чепец».

Вот это поворот. Сперва золото волос, почти пугало из «Волшебника Изумрудного города» (еще и контрастную ленту повязала), потом чепец – как у старухи.

Но этот образ-Протей потом аукнется.

Марина Ивановна, в юности считавшая, что мужские имена с окончанием на «й» отнимают у мужчин мужественность, выберет в мужья мужчину по имени Сергей, а сына назовет Георгий.

И вот этот выросший мальчик на «й» скажет ей, уже 48‑летней, когда они вернутся на родину: «Марина, вы похожи на страшную деревенскую старуху».

Одно из самых сильных воспоминаний последних свидетелей – это как на палубе теплохода, везущего семьи писателей в эвакуацию, суетится старуха с застывшим в глазах страхом: пытается продать яркие мотки шерсти. Теплоход идет в Чистополь. Все остальные вещи распроданы еще в Москве. Все, что осталось у нее, – это яркие шарики шерсти, купленные в Париже. Какое-то неосторожное движение (то ли женщина оступилась, то ли теплоход покачнулся) – и вот клубки рассыпаются по палубе. Старуха подбирает их, подбирает, потом покупает лепешку с сыром и отдает ее высокому красивому юноше.

Шоколадом лечить печаль – покупать лепешку с сыром, смеяться в лицо прохожим – продавать пассажирам яркую парижскую шерсть. И главные мужчины твоей жизни, чьи имена заканчиваются на «й».

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте