search
Топ 10

Все ждали ежегодного послания президента. Оно не было еще опубликовано, а о нем уже писали с радостью и надеждой, резко критиковали, обвиняли в отходе от обещанного курса, упрекали в мягкости к оппозиции, предрекали серьезную борьбу с парламентом. Президент начал свое послание так: “Враг в наше время – это бездействие” – и тут же добавил, что все, кто находится у власти, избраны народом, который предпочитает, чтобы люди, представляющие власть, были партнерами, а не сражающимися насмерть политическими противниками. “Нас посадили всех в одну лодку. Нам дали весла и велели грести”. Он заявил, что грести нужно прежде всего в том направлении, которое укрепит образование, потому что главный его приоритет в ближайшие четыре года – сделать так, чтобы в стране было лучшее в мире образование. Чтобы каждый восьмилетний ребенок умел читать, каждый двенадцатилетний умел подключаться к Интернету, каждый восемнадцатилетний мог продолжить образование.

Это были не просто слова. За ними стояли целый план, новые подходы к реформе образования, десять принципов, которые вскоре станут национальной программой действия.

Во-первых, президент обьявлял “общенациональный крестовый поход за новые стандарты в области образования – стандарты не федерального правительства, а общенациональные, представляющие все, что должны знать наши учащиеся, чтобы добиться успеха в условиях просвещенной экономики ХХI века”. При этом он уточнил, что каждой школе необходимо разработать свою собственную программу, отражающую эти требования, и подготовить учителей, которые помогут ребятам достичь нужного уровня. Третья задача, на взгляд президента, заключается в том, “чтобы помочь всем нашим детям научиться читать”. И тут особую роль должны сыграть родители. “Читайте каждый вечер вместе с детьми, – попросил президент своих сограждан. – Разговаривайте с ними с малых лет, пойте им, слушайте музыку. Никакая школьная педагогика этого им не заменит”.

Вывод из всего послания крайне прост: “Образование – это проблема национальной безопасности, необычайно важная для нашего будущего, и политическая борьба должна прекращаться у школьного порога”.

Сколько красивых слов мы слышали, сколько потрясающе аргументированных докладов читали, сколько всяких документов подшивали в свои папки, и теперь научены: слова очень часто ничего не значат, особенно если сказаны в пылу предвыборной кампании, или политических дискуссий с оппозицией, или в самый острый момент борьбы за место под солнцем – ближе к самым-самым, избранным из избранных. Все идеи упираются в деньги, нет их – и концепции, проекты, предложения превращаются в архивные бумажки, о которых забывают сразу же после получения на них резолюции: к исполнению. Но в данном случае все по-иному. Предложив программу, президент настоял на выделении из бюджета только на следующий год дополнительно 290,7 триллиона рублей.

Через четыре месяца он снова публично вернулся к образованию. Его пригласили на выпуск в университет. Он очень страстно говорил, что “наша сила как единого общества зависит от ответственности людей за самих себя и свои семьи, за приобщение детей к правильным ценностям, за упорный труд и законопослушание, за самоотдачу на благо общества, что новая экономика предлагает меньше гарантий, больше риска и больше вознаграждений, но она и требует от нас еще большей ответственности за наше образование”. В который раз он снова подчеркнул, что в новых экономических условиях, где образованию отводится ключевая роль, ответственность состоит в том, чтобы не уходить из школы, не бросать учебу.

Вы спросите меня: “Где и когда Ельцин говорил обо всем этом”? Увы, нигде и никогда. Потому что все приведенное выше принадлежит другому президенту – Клинтону.

В ноябре российское правительство собирается рассмотреть пути реформирования нашего образования. Чужой опыт никогда не помешает. Может быть, кто-нибудь и удосужится прочитать материалы сегодняшней “Чужой азбуки”.

… По большому счету России в самом деле ничего не грозит. Кроме отношения государства к образованию.

Петр положевец

Американцы впервые стали вторыми в математике

Узнав об этом, президент Клинтон устроил в Белом доме прием и почти плакал от счастья

– Сегодня очень важный день для американского образования. Сегодня мы обьявляем результаты Третьего международного конкурса по математике и естественным наукам среди учеников четвертых классов. Эти результаты показали, что уровень американских школьников выше среднего международного. Особенно необходимо отметить их успеваемость в области естественных наук. В соответствии с докладом, опубликованным только сегодня, наши ученики четвертых классов заняли по тестам конкурса второе место – на первом находятся корейские школьники. Мы делаем большие успехи. Усилиями всей страны мы заложили прочный фундамент совершенствования уровня образования.

В 1989 и 1990 годах, когда я был губернатором, я сотрудничал с другими губернаторами в Белом доме и в Министерстве образования. Мы определяли задачи образования в стране. Я помню ту ночь в университете Виргинии, когда мы не ложились спать и спрашивали себя, нужно ли нам ставить цель в области математики и естественных наук, и если да, то какой она должна быть. Вы ведь помните это? Всю ночь мы не сомкнули глаз, и некоторые говорили, что мы никоим образом не можем стать первыми в мире по математике и естественным наукам, потому что у нас слишком разнообразное население, у нас слишком много бедных детей, у нас нет единообразия. Я посмотрел на человека, который привел эти доводы – совершенно нормальные и разумные, – и спросил, хочет ли он, чтобы я сказал, что мы будем третьими в мире в этих областях. Что именно это наша цель. Что мы будем четвертыми или восьмыми. Таким образом мы решили стремиться стать первыми.

Эти экзамены в четвертых классах доказали, что если наши педагоги, родители и школы, все остальные в качестве поддержки, если мы все будем поступать правильно, то наши дети могут достигнуть этого уровня, если мы дадим им возможность сделать это, если мы будем требовать от них большего. Поэтому я еще раз хочу поблагодарить присутствующих педагогов. Если мы посмотрим, с чего мы начинали в 1991-м, то увидим, что тогда, выполняя подобный тест, наши ученики четвертого класса были ниже среднего по математике, выше среднего по естественным наукам, но это далеко от сегодняшнего уровня. Это показывает, что может измениться всего за несколько лет, если люди работают вместе на благо наших детей и ради будущего нашей страны.

Поэтому я еще раз хочу сказать всем тем, кто работал со мной – и республиканцам, и демократам, которые в то время были губернаторами, – я все еще считаю, что мы избрали правильный путь. А сейчас мы должны сделать все необходимое, чтобы достичь поставленной цели. Мы должны быть убеждены в том, что каждый ребенок в нашей стране способен учиться. И доклад доказывает, что нам не следует довольствоваться вторым местом или ставить себе заниженные цели.

Но не нужно забывать, что впереди у нас длинный путь. Первые результаты тестов среди восьмиклассников были предоставлены министром Riley и инспектором Forgione в ноябре прошлого года. По этим результатам мы были выше среднемирового уровня по естественным наукам, но все еще ниже этого уровня по математике. Поэтому я не только попросил несколько тысяч учеников принять участие в тестировании TIMSS, но и добровольно поддержать национальный стандарт начиная с чтения и математики. Я также попросил начать с экзаменов по чтению в 4-х классах и по математике в 8-х классах, которые охватили бы всех детей Америки к 1999 году.

С того времени, как я обнародовал этот призыв, 6 штатов – Мэриленд, Мичиган, Северная Каролина, Калифорния, Западная Виргиния, Массачусетс, а также отдел Defence Schools в лице губернаторов или руководителей образования – одобрили мой план по принятию общегосударственных стандартов и согласились на участие в программе тестирования. Я также с радостью сообщаю вам, что штат Кентукки присоединяется к движению за национальный стандарт и таким образом становится шестым штатом, согласившимся на тестирование. Я хочу особо поблагодарить губернатора Paul Patton – известного деятеля в области образования – за то, что он принял активное участие в этом начинании.

Сегодняшние результаты представляют собой план дальнейшего развития. Нет такой страны в мире, где результаты по математике упали бы с позиции выше среднемирового уровня в 4-х классах до позиции ниже среднемирового уровня в 8-х классах. А так как этого не произошло ни в одной стране, значит, мы хорошо занимаемся с младшими классами, но очень много работы нужно проделать в старших классах. Всем известно, что родители должны контролировать детей в течение всего их обучения в школе, даже тогда, когда дети достигают юношеского возраста. Ясно, что учебный план станет более сфокусированным и требовательным. По мере того как наши ученики будут расти, мы будем устанавливать для них более высокие требования.

Школьный год подходит к концу, и я хочу поблагодарить всех родителей, учителей и директоров школ, которые внесли свой вклад в достижение этих положительных результатов. Они много раз повторяли нам, что, если мы удвоим наши усилия, особенно в средней школе, мы достигнем высокого качества образования в нашей стране. Прогресс двухпартийной системы в области образования показывает, на что мы способны в Вашингтоне, когда достигаем согласия между партиями – большие капиталовложения делаются в сферу образования и молодежи, при этом бюджет остается сбалансированным. Мы также помогаем взрослым людям получить доступ к образованию.

Поэтому, перед тем как я перейду к следующим пунктам, мне хотелось бы сказать, что очень много людей не верили, что наши дети займут второе место в мире по результатам этих тестов. А сейчас эти люди поняли, что были не правы, поняли, что недооценивали наших детей, недооценивали наших учителей, недооценивали наши школы и родителей. Но не стоит обманывать себя – в некоторых областях мы все еще очень далеко от того уровня, где мы должны были находиться. И тестирование в четвертых классах показывает, что мы можем стать первыми в мире – нам просто нужно поверить в это и мобилизоваться для достижения этой цели.

Это должно убедить все те штаты, которые пока еще не согласились участвовать в движении за общегосударственные стандарты, и в тестировании 1999 г. сделать это. Нам больше не нужно прятаться, нам больше не нужно бояться своих результатов. Мы не стараемся кого-то наказать. Наша цель – повысить уровень наших детей, а тесты TIMSS показали, что они сами в состоянии это сделать. Но мы должны дать им возможность сделать это, так как мы взрослые и мы в ответе за их будущее. Я надеюсь, теперь вы расскажете эту идею всей стране.

В заключение я хотел бы сказать, что наша дальнейшая работа в правительстве над проблемами образования зависит от нашей добросовестности в области исполнения бюджетного соглашения, за которое проголосовало подавляющее большинство представителей обеих партий. Особую роль играет то, как мы поступим с налоговой частью этого соглашения, которая – с согласия большинства – будет использоваться на помощь работающим семьям оплатить образование, купить или продать дом, вырастить детей. Все американцы должны получить равные возможности.

Вчера большинство Республиканской партии в бюджетной комиссии Конгресса обнародовало свой план сообщить подробности налогового сокращения, которое было одобрено Конгрессом и мной. Я просмотрел этот план и считаю, что в его сегодняшней форме он не отвечает критериям, которые я бы установил: во-первых, соответствие бюджетному соглашению; во-вторых, налоговое сокращение должно вызывать экономический рост; в-третьих, это сокращение должно быть справедливым по отношению к среднему классу; и, наконец, в-четвертых, это сокращение должно действительно способствовать повышению качества и обьема образования в Америке для людей всех возрастов. Я не считаю, что предложенный план соответствует перечисленным требованиям.

Во-первых, он на 13 миллиардов долларов меньше, чем запланированное в бюджете сокращение. Мы договаривались приблизительно на 35 миллиардов. Можно сказать, что 34 миллиарда- это приблизительно 35 миллиардов. Но 22 миллиарда долларов – это никоим образом, даже примерно, не 35 миллиардов долларов. И если бы это было вопросом теста TIMSS в 4-м классе, я был бы вполне уверен в ответе наших учеников.

Во-вторых, он ставит в невыгодное положение тех работников, которые хотели бы повысить квалификацию, а также тех, кто хотел бы учиться в средних специальных учебных заведениях. Для тех, кто будет учиться в менее дорогих учебных заведениях, стипендия HOPE, которую я предложил и специально согласовал с бюджетным соглашением, оказалась бы вдвое меньше в соответствии с планом Палаты представителей.

В-третьих, для работающих семей этот план является не вполне удовлетворительным и по другим причинам. Я за то, чтобы эти семьи имели налоговую скидку в размере 500 долларов на каждого ребенка. Есть люди, которые поддерживают эту идею – от самых либеральных группировок в стане демократов до Христианской коалиции. Но я хочу, чтобы все было еще более справедливо. Я думаю, что должна быть возможность возврата (денег), что было бы справедливо по отношению к работающим родителям с низким доходом. Однако план республиканцев отвергает возможность полной налоговой скидки на детей миллионам беднейших работающих семей просто потому, что она не возмещается. Они планируют вычесть налоговую скидку из скидки на подоходный налог, что в целом снижает доход этих семей.

Более того, и в это трудно поверить, они планируют сократить налоговые льготы для тех работающих семей, в которых и отец, и мать работают и платят за содержание ребенка, получая за это некоторые налоговые скидки. Они хотят вычесть налоговые скидки на ребенка из тех льгот, которые люди уже имеют для оплаты пребывания ребенка в детском учреждении. Очевидно, все это делается с целью усложнить для родителей возможность работы вне дома. Я думаю, большинство работающих семей скажут вам, что им трудно и что они нуждаются в помощи, чтобы поставить детей на ноги. Я считаю, что мы не должны ущемлять интересы тех родителей, которые работают и воспитывают детей, в возможности получения налоговой скидки на ребенка.

Короче говоря, налоговый план сокращает вдвое налоговые льготы для тех, кто идет учиться в местный колледж. План ущемляет интересы шести миллионов семей, где родители работают и платят за содержание ребенка. Это не справедливо по отношению к ним и не способствует распространению просвещения. Я также считаю, что это не соответствует бюджетному соглашению. Поэтому я надеюсь, что демократы и республиканцы в Палате представителей и в Сенате будут сотрудничать с нами в решении этих проблем.

В заключение позвольте мне остановиться на следующем. Все американцы отнеслись с большим сочувствием и участием к жителям штатов Дакота и Миннесота, понимая, что им пришлось пережить в этом году. Мы приложили большие усилия, чтобы помочь им избежать худшего, помочь людям вернуться домой, отстроиться заново. Прошло 80 дней с тех пор, как я направил в Конгресс запрос о предоставлении помощи пострадавшим, чтобы начать процесс восстановления.

Вместо того чтобы предоставить деньги на оказание помощи пострадавшим, большинство в Конгрессе настояло на приоритете политических интересов. От имени людей, которым пришлось пережить наводнение, от имени семей, которые пострадали и нуждаются в помощи, я прошу большинство в Конгрессе отложить политические игры, отставить политические интересы – все это мы можем обсудить позже – и вместо этого просто выделить деньги для помощи пострадавшим. И опять я считаю, что, если бы это был вопрос на экзамене в начальной школе, 90% четвероклассников в Америке сказали бы – делайте то, что надо, отложите политические споры.

В сегодняшнем праздновании давайте сделаем все как надо и решим, что мы не остановимся, пока не проведем TIMSS тесты и не станем первыми в мире на уровне 4-го, 8-го и 12-го классов. Наши четвероклассники доказали, что нам это под силу. Мы не имеем права подвести их и других детей в нашей стране.

10 июня 1997 года

Белый дом

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте