search
Топ 10

Все тоже хотят. Вопросы и ответы фестиваля «Киношок»

В советские времена главным киносмотром страны был Всесоюзный кинофестиваль. С конца пятидесятых поначалу раз в два года, а потом и ежегодно национальные киностудии отправляли в столицы республик – Ригу и Ашхабад, Вильнюс и Ереван, Тбилиси и Кишенев – свои лучшие документальные, художественные и мультипликационные фильмы. Среди победителей Всесоюзного фестиваля – «В бой идут одни старики» украинской киностудии им. Довженко и снятое в Грузии «Покаяние», «Иди и смотри» – совместное производство Москвы и Минска и азербайджанский «Насими». Последний раз встретились в 1988-м в Баку. Страна умирала, то тут, то там вспыхивали в республиках гражданские войны – не до кино. В 1991-м СССР не стало. Но в это же самое время в Анапе родился «Киношок» – новый фестиваль призван был вновь объединить художников бывшего Союза, не дать погибнуть ни воспоминаниям о прошлом, ни мечтам о будущем. Нынешней осенью Открытому фестивалю стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии «Киношок» исполнился 21 год.

Главная интрига «Киношока» – это Большой конкурс. По традиции он всегда обрамлен множеством дополнительных программ и событий: здесь и короткометражные фильмы из серии «Границы шока» – в основном это студенческие, дебютные работы, и зрительский конкурс «ТВ-шок», где судьбу победителя решает публика. В этом году пробным камнем стала подборка киноальманахов «Омнибус» – коллекция киноновелл из Казахстана, Молдавии, Киргизии, Украины и России. Отдельного упоминания заслуживает «Киномалышок» – маленький фестиваль в фестивале, собирающий под свое крыло самые свежие детские картины. Каждый вечер, как только стемнеет, на центральной площади Анапы собираются сотни людей, чтобы посмотреть кино под открытым небом – блокбастер «Шпион» по роману Бориса Акунина или «Белого тигра» Карена Шахназарова, только что выдвинутого от России на премию «Оскар». Артисты ездят с концертами по кубанским станицам, в городском театре Анапы нескончаемая вереница творческих вечеров. Узкопрофессиональная акция уже четвертый по счету конкурс совместных проектов: режиссеры и продюсеры, нашедшие партнеров для съемок в других странах, защищают идею своего будущего фильма и борются за гранты от Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ. Лучшим на этот раз оказался российско-украинский проект «Смешанные чувства». Снимать картину будет Оксана Бычкова («Питер FM», «Плюс один»).Но Большой конкурс – он в центре этой бурливой, яркой жизни. Основные предположения, творческие дуэли и пари, размышления, споры – о нем и вокруг него. В этом году в главной программе 14 фильмов. 14 слепков действительности образца 2012 года. Два российских – «Бункер» Александра Горновского и только что вернувшийся из Венеции «Я тоже хочу» Алексея Балабанова. С «Бункером» примиряют два светлых обстоятельства. Во-первых, литературный первоисточник – фильм снят по мотивам неоконченной повести Василя Быкова. Во-вторых, исполнительница главной роли – удивительная в своей экранной простоте Ирина Рахманова, узнать которую в образе белорусской крестьянки Серафимы в первые минуты оказалось практически невозможно. На этом, собственно, хорошие новости о «Бункере» заканчиваются. Снимался он как четырехсерийный сериал, который в канун грядущего 9 Мая и выйдет на одном из центральных каналов. Потом из него слепили фильм. Получилась двухчасовая реклама все того же сериала. Душещипательная и слезовышибательная, кто ж спорит, оккупация не пряник. Есть даже несколько действительно сильных, тщательно срежиссированных сцен: фотограф Нохим снимает расстрел односельчан, среди которых и его семья, наблюдая сквозь объектив, будто с того света, как играет на скрипке дочь и дирижирует ей жена. Но даже они, редкие, как будто случайные просветы, не превращают сериал, положим, и неплохой, в сильную фестивальную картину.Другое дело «Я тоже хочу». Показанный в середине конкурсной программы, он заставил говорить о себе до конца фестиваля. Мнения разделились. «Балабанов выдохся, – важно, со знанием дела рассуждали некоторые дебютанты, представлявшие на «Киношоке» свои первые учебные короткометражки. – Ни на что, кроме самоцитирования, уже не способен». «Да, бывали у Алексея Октябриновича времена и получше и работы куда более совершенные», – парировали критики. И тут же добавляли, что Балабанов, определивший своим культовым «Братом» лицо целого поколения, достиг того уровня, когда он, подобно «Джоконде», может сам выбирать, кому нравиться, а кому – нет. «Я тоже хочу» – черная взрослая сказка о том, как Бандит, Музыкант, Пьяница, Старик и Проститутка в глухой заснеженной русской провинции ищут Колокольню Счастья. Говорят, впускает она не всех. Но каждый верит, что уж он-то счастья заслужил, как никто, потому его чудо-колокольня точно не отвергнет.- Почему Музыканту и Проститутке вы прописали «царствие небесное», а всем остальным, в том числе и появившемуся в самом финале Кинорежиссеру, в счастье отказали? – без конца спрашивали у Балабанова.- Потому что музыканты, как и художники, по определению народ не от мира сего. А женщина много страдала не по своей воле, ну как ей откажешь?- С Бандитом все понятно – убивал, поэтому счастье ему не положено. А с Кинорежиссером, да еще в вашем же собственном исполнении, за что так жестоко обошлись?- А Кинорежиссер плохие фильмы снимал. Поэтому Колокольня его и не приняла.- Ваш фильм очень напоминает «Сталкер» Тарковского.- Чушь. Ничего общего. Не люблю «Сталкер». Считаю, что Тарковский снял всего две хорошие картины – «Иваново детство» и «Андрей Рублев». Все остальное более чем среднее кино. Впрочем, думайте что хотите. Мне все равно…«Я тоже хочу» – холодный, немногословный, перенесенный в наши дни античный миф о роке, возмездии и неисповедимости путей – получил сразу два приза «Киношока»: Александр Симонов был назван лучшим оператором, свои голоса отдали картине и киножурналисты.Жюри Гильдии киноведов и кинокритиков России вручило фирменного «Слона» Михаилу Ильенко, режиссеру фильма «ТотКтоПрошелСквозьОгонь». С этой лентой, которую в этом году Украина выдвинула на соискание премии «Оскар», странная история. С одной стороны, фильм частично основан на реальных событиях, рассказывает о советском летчике, попавшем в немецкий плен, оттуда в советский концлагерь, бежавшем через Берингов пролив в Америку и сделавшемся в конце концов вождем индейского племени. ТотКтоПрошелСквозьОгонь – это его новое имя. С другой – повествование переполнено колдунами, оборотнями и прочей мистикой, что напрочь лишает его малейшего правдоподобия. Рука об руку с высокой патетикой – тонкий юмор. Хаотичен и сам изобразительный ряд, где черты классического украинского поэтического кино мешаются с не самыми качественными спецэффектами. И все же картина держит, не отпускает, затягивает в самое свое сердце какими-то незримыми путами. День проходит, другой, а она все еще с тобой, рождая приятный холодок где-то в районе солнечного сплетения. Наверное, таким и должно быть кино. Не просто тщательно выверенным, безупречным по форме конструктором, каким получился, допустим, фильм Сергея Лозницы «В тумане», представлявший в конкурсе Белоруссию (приз за лучшую мужскую роль Владимиру Свирскому), но магией, которую до конца ни понять, ни объяснить невозможно.В полном составе выступил на «Киношоке» постсоветский Кавказ. Если в двух словах, то ситуация следующая. Азербайджанский «Степняк» Шамиля Алиева призывает вернуться в лоно природы, утверждая, что все зло – от цивилизации и лучше общаться с верблюдами, чем с людьми, целее будешь. Армянский фильм «Если все», снятый Наталией Беляускене, российским режиссером с литовской фамилией, как и грузинский «Опекун» Зазы Урушадзе, – очередная попытка осмыслить недавнее прошлое и хоть как-то примирить его с настоящим. Да, в 90-е пролилось много крови, а тем, кто остался в живых, иногда впору было позавидовать мертвым. Но это не повод до конца своих дней тревожить небеса причитаниями и проклятиями. Надо учиться хоронить своих покойников, мириться с ними и продолжать жить. Уже за двоих. За троих. Или за сотню. Об этом «Если все» – путешествие русской девочки Саши, приехавшей в Армению, чтобы найти могилу отца, погибшего во время войны в Нагорном Карабахе. «Опекун» – шкатулка с двойным дном. Смешной до слез: непередаваемый грузинский юмор сочится тут из каждой поры. А в финале уже не до смеха, будто под ледяной душ попал. И вывод напрашивается единственный: пока не уйдут они, душевно покалеченные лихими 90-ми, новому поколению жизни не будет. Поэтому и убивает автор своего главного героя, веселого «певчего дрозда» Гоглико, чтобы он, уходя, прихватил с собой и страшное прошлое – безвременье и междумирье 90-х. Ведь если не перевернуть страницу, как узнать, что написано дальше?! Не оценить «Опекуна» было невозможно, и Большое жюри во главе с писателем Владимиром Войновичем назвало Зазу Урушадзе лучшим режиссером «Киношока-2012».Много лет подряд явными лидерами фестиваля оставались кинематографисты стран Балтии – Латвии, Литвы и Эстонии. Редкий год не уезжали они из Анапы без главных наград. Нынешний «Киношок», увы, их звездным часом не назовешь. Истории про богатых людей, обитающих в роскошных поместьях и не знающих, чего бы им еще в этой жизни пожелать и куда деть свободное время и лишние деньги, мало кого трогают. Не спасают ни качественное европейское изображение, ни актерский профессионализм. Хотя Янине Лапинскайте из литовской картины «Замок спящих бабочек» и достался приз за лучшую женскую роль, ее героиня – обеспеченная дама средних лет, взявшаяся, будто ее фамилия Макаренко, перевоспитывать малолетних проституток, – основной массой зрителей понята не была. Приятным исключением оказался «Одинокий остров» Пеэтера Симма – совместный проект Эстонии, Латвии и Белоруссии. Тугой клубок несчастных судеб, распутать который под силу лишь тому, кто, наступая на горло собственной песне, в любой ситуации остается человеком, одиночество людей в переполненном улье большого города – по-настоящему художественное осмысление этих вопросов принесло картине приз за лучший сценарий.И наконец, Средняя Азия. Извечная темная лошадка, от которой никогда не знаешь, чего ждать. Наивный таджикский «Самоубийца» Рустама Шоазимова, больше смахивающий на театральную самодеятельность в клубе при ЖЭКе, «ясли» кинематографа – это одна сторона медали. Лирические, но в то же время крепкие остросоциальные «Принцесса Назик» и «Талгат» – киргизский и казахский взгляд на непростой удел современных детей – другая ее сторона. А в центре – «Небеса – моя обитель» молодого узбекского режиссера Аюба Шахобиддинова. К нему-то в Ташкент и уехала «Золотая лоза», Гран-при XXI фестиваля «Киношок». Подобное, весьма неожиданное, надо сказать, решение жюри многих удивило, но, к счастью, мало кого возмутило. Так сложилось, что в современном Узбекистане злободневного кино нет и быть не может. И это понимают даже те, кто за политикой не следит. Снимать здесь можно исключительно недорогие мелодрамы да притчи на общечеловеческие, вечные, философские темы. «Небеса» из их числа, прозрачное, изящно сделанное размышление о том, есть ли место истинной красоте на нашей бренной земле. Вывод печальный: нет, не заслужили мы красоты, обращаться с ней не умеем, хапаем грязными руками, убиваем не по злобе, но по недомыслию. Что ж, для кого-то такой неспешный, тихий разговор, возможно, иногда бывает сложнее и полезнее громких и злободневных оппозиционных выступлений.Анапа – Москва

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту