Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

«Все только начинается…». Леонид АГУТИН

Учительская газета, №20 от 15 мая 2007. Читать номер
Автор:

Когда заговариваешь о Леониде Агутине, то вспоминается сразу же его шлягер «Босоногий мальчик», счастливая любовь с другой звездой российской эстрады Анжеликой Варум и то, что певец прошел настоящую «школу жизни»: два года прослужил в погранвойсках. Приоткроем же эту страницу биографии певца…

– Школа, джазовое училище, институт культуры…Обычно, если ребята с таким творческим багажом попадают в армию, то место в одном из армейских ансамблей песни и пляски или в оркестре им обеспечено. И вдруг из музыкантов – в пограничники!

-Я человек недисциплинированный, неорганизованный, непунктуальный. Но тем не менее от службы бегать не собирался. А хотел идти в армию по причине эдакого любовно-романтического конфликта. А если серьезно, то сработала мужская амбициозность: если не пойду в армию, что потом буду рассказывать? Неудобно, что я там не был. Большинство ведь служили. Во второй половине 90-х годов таких, как сейчас, проблем с призывом не было. В военкомат пошел на общих основаниях: куда пошлют – туда и пошлют. Хотелось, конечно, попасть в военный оркестр, но «устраиваться» в жизни не умел и не умею. Считал, что призывная комиссия, увидев документы, сама разберется, как мной распорядиться. В результате попал в погранвойска, в Карелию. Конечно, армия стала для меня тяжелым испытанием, но я приспособился, все делал вовремя. К тому же помогла неплохая спортивная подготовка, и 15 км в полной боевой и чуть ли не ежедневные 38 км по границе пешком не стали для меня экспериментом на выживание. Скорее – закалкой. Правда, через два года после прихода на «гражданку» все дисциплинарные навыки канули в Лету, за пять минут теперь помыться вряд ли смогу. А уж каждый день вставать в шесть утра – тем более. Но дело службой на 13-й заставе карело-финской границы не ограничилось. Еще были полгода в Краснознаменном ансамбле песни и пляски Северо-Западного пограничного округа в Санкт-Петербурге, а увольнялся поваром тыловой заставы.

– Ничего себе послужной список! В одной из песен вы поете: «Твой сапог в пыли дорожной утонул опять», давайте пройдем еще раз по вашим армейским дорогам. К тому же оказывается, что без творчества в ваших солдатских буднях не обошлось…

– Я честно отпахал первый год. Нас, «молодых», на заставе было четверо. И 25 «дедов». Физическая работа обычно ложится на первогодков. Мы вчетвером успевали за день выдраить всю заставу, залить все дизели, прочистить все канализационные люки, наколоть дров на баню и подоить коров. И службу на фланге несли, как и все. То есть «держали границу на замке». Шпионы как-то ни разу не попались, а вот из двоих нарушителей за весь год, «по недоразумению» оказавшихся на нашем участке, одного задержал я: с автобуса сняли.

И тут к нам приезжает ансамбль, который гастролировал по заставам. Для меня это был праздник. Я что-то тоже им исполнил. И они весьма удивились, что я с таким образованием делаю на заставе… Хотя класса я особого не показал: пальцы уже одеревенели, руки-то музыкантам надо беречь…

Конечно, в весьма редкие часы досуга я играл ребятам на гитаре, пел песни Розенбаума, Новикова, Окуджавы, свои. Какие-то из них становились местными шлягерами, но в силу специфики «солдатской» тематики ни одной из них я теперь не помню.

Через две недели вдруг приходит депеша с распоряжением откомандировать рядовых Агутина и Могучева в Петербург в ансамбль песни и пляски погранвойск. Мы с Ромой Могучевым вместе призывались, он играл на бас-гитаре, служил на соседней заставе.

…До Питера я добирался с большими приключениями. Ну, например, до 6-й заставы, откуда начинается дорога, ведущая в нашу основную часть, где была ближайшая железнодорожная станция, мне пришлось сначала добираться пешком, это около 150 км, а потом на санитарной машине – у меня болела нога – еще 60 км. Основной ансамбль оказался на гастролях, и две недели мы с Ромкой практически отдыхали. Первые сутки я просто спал. А на вторые заболел так, что попал в госпиталь. За год службы это случилось впервые, ведь в экстремальных ситуациях организм всегда мобилизуется, а тут – расслабился. Так началась служба в ансамбле. Конечно, за год я многое забыл. Написал по поручению худрука аранжировку, перепутал цифры, которые ставятся над нотными строчками, раздал музыкантам. Оркестр заиграл… Смеялись долго. Пианиста из меня тоже не вышло: «с листа» играть быстро уже не мог, отвык. И определили меня в первые тенора. Надо петь громко и очень высоко. Репетиции по 5 часов в день. Кроме того, вел концерты, объявлял номера, травил байки. Но когда ансамбль разделили на оркестр и малую эстрадную бригаду, я почувствовал себя в своей стихии. Нужны были песни про заставу, срочно в большом количестве начал их сочинять. Музыка стала звучать более современная, и я пригодился как клавишник и как солист. Но все равно это было «не мое»: у военных оркестров музыка очень специфична.

-А как же вы очутились на тыловой заставе? Да еще в должности повара?

– Через полгода оркестр поехал на День пограничника в Москву с концертами. Мой родной город. Сердце бьется. Мы с Ромой к начальнику оркестра за увольнительной. А нам ее не дают. И мы ушли в «самоход». Очень даже успешно. А вот два первогодка из города на Неве, которые фланги на заставе не топтали, не знали, как работают системы слежения у погранцов, попались. И по приезде в Питер были направлены служить на те самые «фланги». Перед отъездом один из них с обидой спросил: почему, мол, мы наказаны, а Агутину и Могучеву все сошло с рук. Нас пригласили написать рапорт: мол, не было никакого «самохода», сидели смирно за забором, в двух шагах от родного дома». А я написал о себе правду – обидно ведь, что не отпускали по-хорошему. Ведь не было же никакой «боевой обстановки». Могучев уже и не писал ничего. Его – снова «на фланги», меня – на тыловую заставу. Поваром. Встретил там знакомого офицера, замполита.

– Организовать ансамбль? Нет проблем. Только нужен басист. Так я перетянул к себе Ромку.

– Хорошо, это было для души. А как же с исполнением непосредственных обязанностей?

– Кухня стала моей гордостью. У меня мама изумительно готовит, я попросил прислать мне кулинарные книги. И – все получилось. Карелия – ягодно-грибной край. Я запасы года на три вперед сделал: консервированные грибы, варенье. Погранвойска неплохо снабжались продовольствием, надо только было уметь добыть то, что тебе нужно. По утрам у нас была рисовая молочная каша, каждый день по три вида салатов, пек пироги, пончики. Ребята даже «цыпленка табака» попробовали. На самом деле в армии без хорошего тылового снабжения, без полноценной качественной еды нормально службу нести невозможно. И домой здоровым иначе не вернешься.

– Интересно, сохранились ли в репертуаре ансамбля ваши песни? Или связи с погранвойсками все оборвались…

– Про песни, честно сказать, не знаю. Надо будет на самом деле узнать. А вот о связях… Я в курсе, что происходит на моей «родной» 13-й заставе: поддерживаю отношения с прапорщиком Николаем Пиванковым, с которым вместе служил. Правда, он уже капитан. Замечательный человек. Я подарил им на заставу комплект аппаратуры, ведь не службой одной жив солдат. Кроме того, хочу организовать концертную поездку по северо-западной границе в День пограничника, выступить в Петрозаводске, в Калевале, на заставах. Мечтаю сделать это большой телевизионной акцией. Но для того чтобы все вышло как задумано, нужна помощь многочисленных структур и немалые деньги. Часто средства от благотворительных выступлений идут, например, в госпитали. Мне сложно туда приехать самому: 12 человек оркестр, огромное количество аппаратуры.

– Вы с Анжеликой участвовали в проекте Олега Газманова «Песни нашей памяти» в Государственном центральном концертном зале «Россия», посвященном 56-й годовщине Победы. Тогда «звезды» российской эстрады исполняли популярные песни Великой Отечественной войны…

-Я долго обсуждал с Олегом, что мне спеть. Выступать только для того, чтобы «засветиться» не в моим правилах. Голос в песне должен звучать органично. И в конце концов я нашел «свое»: «Путь-дорожка фронтовая». Она как-то «легла» на душу. Ведь мой жанр несколько иной, есть люди, которые всю жизнь исполняют только военные песни. Анжелика выбрала себе «До свидания, мальчики» Булата Окуджавы. Концерт тогда прошел на одном дыхании. Все артисты пели именно что «от души».

– В музыкальных кругах вас считают крепким профессионалом. Еще отмечают, что вы не из тех, кто бесконечно эксплуатирует удачно занятую творческую нишу. У вас большие амбиции?

– Просто это часть моего характера. Я во всем должен быть первым. Мне важен процесс достижения поставленной цели, постоянно должно быть какое-то движение, иначе я впадаю в жестокую хандру. Музыкой я занимался всегда. И писал песни. Но после армии еще отучился в театральном вузе, мне хотелось найти такую форму, которая объединяла бы музыку и театр. И самому исполнять то, что из этого получается. Для этого надо было, наверное, и аранжировки для военного оркестра писать, и работать в театре, клоуном…Чтобы стать профессионалом своего дела, важно не только идти по ступенькам вверх, но и научиться падать. И еще: мне интересно жить, интересно попробовать себя в других областях.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту