Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Все официальные лица

УГ - Москва, №5 от 9 февраля 2010. Читать номер
Автор:

Сегодня телефильм «Школа» стал своеобразным тестом на гражданственность и отношение к образованию вообще и к учителям в частности. Вот как отвечали на вопросы журналистов о «Школе».

Андрей ФУРСЕНКО, министр образования и науки РФ:

– Впечатление неоднозначное. В принципе ничего из ряда вон выходящего и нового я там не увидел. Те вещи, которые необходимо в школе менять и о которых мы все время говорим, для меня и так давно очевидны. Чтобы понять ситуацию в сегодняшней школе, лучше не сериал посмотреть, а изучить результаты ЕГЭ: немного логического мышления – и многое станет ясно. Я знаю цифры по наркомании и безнадзорности в целом по стране. И поверьте, это гораздо более страшно, чем то, что нам показывают в сериале «Школа». За то время, что я возглавляю министерство, я посетил сотни полторы школ, далеко не все они входят в разряд самых лучших, элитных. В любой школе, что бы там ни показывали, при желании всегда можно увидеть реальную картину – то, что есть на самом деле.

В этом смысле сериал «Школа» – не вся правда о школе. Я бы сказал, это полуправда. А показывать полуправду, наверное, не совсем корректно, поскольку она сбивает, уводит от истинной картины. Далеко не вся наша школа такая, как показана в сериале, хотя и такое тоже присутствует. Надо ли это показывать? Я считаю, если уж показывать, то все – не только одну «чернуху» или, наоборот, что-то исключительно розовое и слащавое. Надо показывать честно. А здесь, повторяю, не вся правда. У Рея Брэдбери есть рассказ «Детская площадка». Так вот, это гораздо более жесткое произведение, чем вся 60-серийная «Школа»: там на 10 страницах рассказано абсолютно все. И ничего сверх того, что там написано, в сериале нет. К тому же все показанное имеет отношение скорее не к школе, а к обществу, проблемы которого в моменты кризисов и переломов усугубляются.

Я уж не говорю про те несоответствия в фильме, на которые уже обращают внимание школьные педагоги. Например, в третьей серии одна из мам дает взятку за будущую золотую медаль своей дочери, причем не кому-нибудь, а классному руководителю. Но ведь сегодня в этом нет никакого смысла, поскольку медаль уже ничего не решает. О чем говорит этот эпизод? О том, что человек, который писал сценарий, не очень хорошо представляет себе нынешнюю ситуацию в школе.

Хотя показанное не отражает действительности в полной мере, то, что тема школы привлекла внимание общественности, само по себе неплохо. Если бы создатели фильма пригласили меня поговорить на эту тему, я бы высказал свою позицию, хотя и не считаю себя главным экспертом в вопросе школьного образования. Теперь, когда интерес к сериалу искусственно подогрет, его будут смотреть еще больше людей. А вот я, честно говоря, не обещаю, что окажусь в их числе: в принципе мне здесь все уже ясно.

Исаак КАЛИНА, заместитель министра образования

– Как-то Владимир Солоухин сказал, что искусством нужно воспитывать дилетантов. Сначала эта фраза меня не сильно впечатлила, но потом я посмотрел фильм о врачах со своим другом-хирургом, и сцены, которые меня напрягали, у него не вызывали ничего, кроме смеха. С тех пор я фильмы о врачах с врачами не смотрю.

Я видел несколько кадров «Школы» (нет времени, нет терпения смотреть все). Мне показалось, что фильм не привязан к времени, никаких узнаваемых атрибутов времени там нет, непонятно, к какому времени это относится, – к 70-м, 90-м или 2000-м годам.

С профессиональной точки зрения сериал «Школа» вряд ли может представлять серьезный интерес. В сериале представлены некоторые вещи особенно яркие, но нетипичные для образовательных учреждений. Я не могу назвать снимающих «Школу» дилетантами, но с профессиональной точки зрения норма никогда не была истиной для искусства. Меня, проработавшего шесть лет директором школы для трудных детей, трудно удивить. То, что подняты проблемы и привлечено к ним внимание общества, – хорошо. Я за свободу творчества! Но в сериале все же поднята серьезная проблема, ведь школа нынче единственная площадка для переговоров между детьми и взрослыми. Мы должны научиться слышать детей. Межпоколенческий разрыв можно ликвидировать только со стороны взрослых. Мы должны идти навстречу детям, понимать их, участвовать в их жизни.

Не хочу делать какие-то выводы до выхода последней серии. Понятно, что все должно стать понятно в последней серии. Ведь если все понятно уже в первой, то зачем снимать все остальные? У кого есть силы, время и интерес, досмотрят и расскажут нам, чем все это закончится.

Григорий БАЛЫХИН, председатель Комитета Госдумы РФ

по образованию:

– Я разделяю мнение родителей и учителей, которые называют этот жесткий, натуралистичный сериал диверсией. Я возмущен тем, что такой сериал идет по федеральному каналу. Телевидение тоже воспитывает, дети верят тому, что видят. А мы не видим в сериале доброго примера, героя фильма, которому веришь и стремишься стать лучше.

Николай БУЛАЕВ, руководитель Рособразования:

– После того, что увидел в телесериале «Школа», могу сказать – это своеобразная концентрация негатива. Отдельные элементы, показанные в фильме, сегодня есть, но представлять современную российскую школу такой, какой я увидел ее в сериале, – это заблуждение. Думаю, у авторов сериала осталась какая-то обида на школу и они решили эту обиду в фильме продемонстрировать. Я отработал за учительским столом 20 лет, видел тысячи учителей. Конечно, среди них есть люди, которым сегодня не место в школе, которые не понимают, что такое профессия учителя. Но мне обидно видеть педагогов, представленных в фильме таким образом. Я согласен со своими коллегами, что начинать разговор о школе в Год учителя таким показом на Первом канале не совсем правильно. Смотреть «Школу» не хочу, ведь после просмотра появилось желание пойти в ванную и вымыть руки.

Ярослав КУЗЬМИНОВ, ректор Высшей школы экономики, член Общественной палаты РФ:

– Школа – площадка для общения, та социальная среда, которая доступна ребенку. Если сериал рассматривать так, что он переместил фокус внимания с одних проблем на другие, то это хорошо. Кто-то точно сказал: в СМИ негативную роль играет только один вид публикации – некролог.

Алексей КРАЙНИН, председатель Содружества московских общественных организаций:

– Авторы сериала обманывают россиян, поскольку явления, отраженные в нем, не типичны для каждой школы.

Если раньше говорили, что в школах все хорошо, то сейчас говорят, что все плохо. Это некорректно. Подобные сериалы должны быть доступны для просмотра только взрослым гражданам.

Ведь в сериале отображены такие явления, как ранняя половая жизнь, драки, распитие алкоголя на уроках. Дети могут начать подражать этому.

Виктор КРУГЛЯКОВ, председатель Комиссии Московской городской Думы по образованию и молодежной политике:

– Многочисленные заявления политиков и общественности о необходимости запрета показа телесериала «Школа» про подростков на Первом канале могут привести к обратному эффекту и только увеличить рейтинг фильма. Чем больше поднимается шумиха вокруг этого сериала, тем большая реклама ему создается. А решать – показывать или не показывать этот фильм на Первом канале – должно руководство центрального телевидения России.

В Госдуме активно обсуждается этот сериал, но я считаю, что этот вопрос в политику выносить нельзя – это дело руководства государственного телевидения.

Павел АСТАХОВ, уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ:

– Меня сперва заинтриговала реклама, которая шла очень навязчиво, активно. Я задался вопросом, как многие, документальный этот фильм или не документальный. Потом понял, что это художественный сериал. В принципе это так и обозначено. Не надо забывать, что это художественное произведение. Как человек, прошедший через эти галеры, я написал художественное произведение, и меня хотели привлечь за клевету на правоохранительную систему, но, простите, какая клевета, когда система такова. Давайте лучше посмотрим, как ее исправить.

Это художественное произведение.

Давайте так говорить: каждый автор имеет право в соответствии с Конституцией, реализуя свои творческие способности, прибегнуть к таким простым формам, как преувеличение или гипербола, метафора. Это известные литературные приемы. И что, автора за это надо привлекать? Разве те проблемы, которые показаны, вообще напрочь отсутствуют в нашем обществе?

У меня трое детей: один бывший школьник, другой оканчивает школу, третий еще не пошел. Старший, который окончил школу, говорит, что это безобразие. Средний, который учится в старшем классе, говорит: «А чего, у нас еще и круче есть!»

Меня заинтересовало, что там у них такое происходит, он не смог до конца сформулировать, но ему кажется, что во взаимоотношениях школьников старших классов все так, как показано в сериале: форма, образы, разговоры, поведение школьников, то, как они говорят, о чем разговаривают, сфера интересов их. Все это есть.

Евгений МАКУШКИН, главный детский психиатр Минздравсоцразвития, заместитель директора ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени Сербского:

– Демонстрация материалов такого рода недопустима. Различные визуальные ряды, в том числе примеры отрицательных героев, для незрелой подростковой психики оказываются более значимы, чем примеры положительных и зрелых людей. Фильм должен быть подвергнут анализу и соответствующим экспертизам. Если прокуратура заботится о моральном и нравственном облике подрастающего поколения, то соответственно такой сериал в цивилизованном государстве может рассматриваться как наносящий вред национальной безопасности. Депутаты профильного комитета Госдумы активно разрабатывают законопроект «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», который предполагает ограждение подрастающего поколения от информации, несущей вред их психике. Сюда относятся эротика, порнография, популяризация спиртных напитков, навязывание отрицательных социальных образов. Речь идет не о цензуре, а о том, чтобы такого рода материалы детям и подросткам не демонстрировались. Я надеюсь, что Дума этого созыва его примет и закон найдет свое правоприменение.

Константин ОЛЬХОВОЙ, психотерапевт:

– Судя по рекламе, я бы не стал его смотреть и рекомендовать к просмотру подросткам и их родителям. У меня складывается впечатление, что этот фильм популистский и не соответствует действительности, он снят на заказ, в духе фильмов-страшилок. Невозможно точно предсказать, как отреагирует подросток на сцены распития спиртных напитков, курения и драки. С одной стороны, подобные действия могут вызвать отторжение у подростков, а с другой – они могут начать подражать героям фильма, копировать какие-то формы поведения. Однократный просмотр фильма или сериала вряд ли может привести к девиантному поведению. Но когда такая информация идет потоком, человек начинает воспринимать такие вещи как само собой разумеющиеся. То есть если каждый и везде начнет говорить, что людоедство – это нормально, то через какое-то время людоедство станет нормальным.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту