search
Топ 10

Все начинается с любви

Поэтическая инсценировка

Музыка. Танец “История любви”.

Автор (А) сидит и что-то пишет, бросает, рвет и снова пишет. Он встает, начинает нервно ходить.

А. Коль не любовь сей жар,

какой недуг

Меня знобит? Коль он – любовь,

то что же…

Любовь?? Добро ль? Но эти муки,

Боже!

Так злой огонь? А сладость

этих мук!

Друзья мои, со мною что-то происходит, в меня вселилась какая-то болезнь. За последние сутки я не могу написать и строчки. Быть может, я умираю? Ах, Боже, врача, врача.

Когда вода всемирного потопа

Вернулась вновь в границы

берегов,

Из пены уходящего потока

На сушу тихо выбралась любовь.

Музыка. Легко кружась, появляется Любовь.

Любовь (Л.): Здравствуй, мой

милый поэт.

А. Кто ты? Я звал врача.

Л. Я твой врач и твоя болезнь. Я помогу тебе, не прогоняй меня.

А. Да кто же ты? Что тебе здесь надо?

Л. Я – твоя любовь!

Фоном звучит музыка; можно А.Рыбникова “Звезда и смерть Хоакина Мурьеты”.

А. Любовь? Не знаю я никакой любви, лучше подай мне воды.

Л. Я – твоя любовь.

А. Да не хочу я никакой любви.

Л. Милый поэт, я пришла к тебе потому, что ты в меня не веришь, хочешь, я расскажу тебе о любви? Об этом прекрасном чувстве.

А. Это прекрасное чувство? Ерунда! Голова кругом, сердце стучит, как бешеное, знобит.

Л. Я покажу тебе любовь. Оглянись вокруг. Все живое наполнено любовью. А ты – ерунда!

А. Ну ладно, показывай, может, и вправду польза какая будет. Может, в твоих рассказах я и найду для себя лекарство.

Ю.Визбор “Мне бы только знать”.

Джульетта (Дж.) Что значит имя?

Роза пахнет розой,

Хоть розой назови ее, хоть нет.

Ромео под любым названьем

был бы

Тем верхом совершенств,

какой он есть.

Зовись иначе как-нибудь, Ромео,

И всю меня бери тогда взамен!

Ромео (Р). По рукам! Теперь я твой избранник!

Я новое крещение приму, чтоб только называться по-другому.

Дж. Кто это проникает в темноте

В мои мечты заветные?

Р. Не смею назвать себя по имени.

Дж. Как ты сюда пробрался? Для чего? Ограда высока и неприступна.

Тебе здесь неминуемая смерть,

Когда б тебя нашли мои родные.

Р. Меня перенесла сюда любовь,

Ее не останавливают стены,

В нужде она решается на все.

И потому – что мне твои родные!

Дж. Они тебя увидят и убьют.

Р. Твой взгляд опасней двадцати

кинжалов.

Взгляни с балкона

дружелюбней вниз.

И это будет мне от них

кольчугой.

Дж. Не попадись им только

на глаза.

Р. Меня плащом укроет ночь. Была б лишь ты тепла со мной.

Если ж нет, предпочитаю смерть

от их ударов,

Чем долгий век без

нежностей твоих.

Дж. Кто показал тебе сюда

дорогу?

Р. Ее нашла любовь! Я не моряк,

Но если б ты была на краю света,

Не медля, я бы, не страшась,

Пустился б в море за таким

товаром.

И вдоволь будет странствий

и скитаний

Страна любви – великая страна,

И с рыцарей своих для

испытаний

Все строже будет спрашивать

она.

Потребует разлук и расстояний

Лишит покоя, отдыха и сна…

Музыка

Л. Разве они не прекрасны?

А. То же мне, счастье умереть.

Л. Ведь они все равно вместе – пусть даже на небесах.

А. А в жизни можно быть любимым и счастливым одновременно?

Л. Посмотри на эту пару. Может быть, ты здесь найдешь ответ.

Настоящая любовь всегда бескорыстна и самоотверженна.

Она – бедная французская продавщица в модном магазине – Полина Гебль.

Он – красавец кавалергард Иван Анненков.

Такая между ними пропасть. Не раз в мечтах Ивана Александровича он вместе со своей Полюшкой открывал бал полонезом. Пусть этот танец будет исполнением мечты.

Полонез

Она. Однажды вечером он пришел ко мне совершенно расстроенным. Он твердил мне про свою любовь, и я чувствовала тем женским инстинктом, что он говорил искренне. Наконец я поняла, что для меня уже невозможно счастья без него. Расстаться с ним уже невозможно. Расстаться с ним не достало духу.

Он. Иван Александрович и Полина не были обвенчаны, но это было их свадебное путешествие. Они не замечали ничего вокруг. Они видели только друг друга, жили только друг для друга.

Свежий ветер избранных пьянил,

С ног сбивал, из мертвых

воскрешал,

Потому что, если не любил –

Значит и не жил и не дышал!

Вальс

А дальше было 14 декабря 1825 года. Сенатская площадь.

Петропавловская крепость, кандалы, Сибирь…

Она. Я написала царю… “как милость прошу вашего разрешения разделить ссылку своего гражданского супруга. Я всецело жертвую собой человеку, без которого я не смогу даже жить”.

Он. Церковь была темна, у окон теплилась лампада… К приезду невесты у церкви собралось много народу. И вдруг…Казалось, замерли, упали на землю, рассыпались, как схваченные морозом листья, все слова, все звуки, кроме одного, звона кандалов: под конвоем вели жениха и свидетелей. Молча расступились люди, отстали солдаты, на паперти церкви, у самого входа, с них сняли оковы.

Она. Церемония продолжалась недолго, священник торопился, певчих не было. По окончании всем троим надели оковы и отвели в острог.

Но вспять безумцев

не поворотить,

Они уже согласны заплатить

Любой ценой – и жизнью

мы рискнули –

Чтобы не дать порвать,

чтоб сохранить

Волшебную, невидимую нить,

Которую меж ними протянули.

Он. Они прожили жизнь, полную печали и радости, все делили поровну. Иван Александрович на год пережил свою любимую – она умерла в 1876 г.

Она. Жизнь прошла, но любовь, верность прошли через века. Они живы и сейчас.

Ты рядом и все прекрасно:

И дождь, холодный ветерок.

Спасибо тебе, мой ясный,

За то, что есть на свете.

Мы – рядом, а ведь могли бы

Друг друга совсем не встретить…

Единственный мой, спасибо

За то, что ты есть на свете.

А. Хорошо, ты прекрасна, любовь.

Ты счастье, ты дар, но как унять страх, боль за любимую, которую ношу в себе?

Л. Как больно, милая,

как странно,

Сроднясь в земле, сплетясь

ветвями, –

Как больно милая, как странно

Раздваиваться под пилой.

Не зарастет на сердце рана –

Прольется горькими слезами;

Не зарастет на сердце рана –

Прольемся пламенной смолой.

Пока жива – с тобой я буду –

Душа и кровь нераздвоимы.

Пока жива – с тобой я буду

Любовь и смерть всегда вдвоем.

Ты понесешь с собой повсюду:

Не забывай меня, любимый,

Ты понесешь с собой повсюду

Родную землю, милый дом.

Но если мне укрыться нечем

От жалости неисцелимой,

Но если мне укрыться нечем

От холода и темноты?

За расставаньем будет встреча,

Не забывай меня, любимый,

За расставаньем будет встреча.

Вернемся оба – я и ты.

Но если я безвестно кану –

Короткий свет луча дневного,

Но если я безвестно кану

За звездный пояс,

в млечный дым?

Я за тебя молиться стану,

Чтоб не забыл пути земного,

Я за тебя молиться стану,

Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он стал бездомным и смиренным,

Трясясь в прокуренном вагоне,

Он полуплакал, полуспал,

Когда состав на скользком

склоне

Вдруг изогнулся страшным

креном,

Когда состав на скользком

склоне

От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила

В одной давильне всех калеча,

Нечеловеческая сила

Земное сбросила с земли.

И никого не защитила

Вдали обещанная встреча,

И никого не защитила

Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

С любимыми не расставайтесь!

Всей кровью прорастайте в них.

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь!

И каждый раз навек прощайтесь,

Когда уходите на миг!

А. Красиво, печально, но ведь у меня кровь бурлит, сердце бешено бьется, так и до инфаркта можно дойти, а это ты называешь любовью?

Есть же где-нибудь это лекарство! Боже, я сойду с ума.

Л. Если нету слов, сказанных о любви, пой, танцуй и даже в бешеном ритме танго!

Танго

А. Как это восхитительно, красиво! Знаешь, а мне дышать стало значительно легче, да нет, у меня словно крылья выросли – так и взлетел бы над миром (хватается за голову).

Любовь, подожди немного, я запишу кое-что и поговорю с тобой (пишет), говорит тихо: Это надо же, написал.

Их голосам всегда сливаться

в такт,

И душам их давно бродить

в цветах,

И вечностью дышать

в одно дыханье

И встретиться со вздохом

на устах –

На хрупких переправах и мостах,

На узких переправах мирозданья.

Л. Интересно, что он пишет?

А. Любовь, слушай, это родилось только что.

Все начинается с любви –

И озаренье, и работа.

Глаза цветов, глаза ребенка,

Все начинается с любви!

Весна шепнет тебе: “Живи…”,

И ты от шепота качнешься,

И выпрямишься, и начнешься –

Все начинается с любви.

Спасибо тебе, любовь, ты помогла мне, открыла глаза, заставила посмотреть вокруг.

Слушай, это всегда так восхитительно – любить?

Л. Да, ну а теперь нам пора прощаться, до свидания, дорогой поэт.

А. Куда ты?

Л. К таким, каким ты раньше был, – не верившим в любовь.

А. А как же я?

Л. Я буду приходить к тебе, но быть здесь постоянно я не могу, я нужна всем.

А знаешь, все еще будет,

Южный ветер еще подует,

И весну еще наколдует,

И память перелистает.

И встретиться нас заставит,

И встретиться нас заставит,

И еще меня на рассвете

Губы твои разбудят.

Счастье – что оно? Та же птица.

Упустишь и не поймаешь.

А в клетке ему томиться

Тоже ведь не годится,

Трудно с ним, понимаешь?

Понимаешь, все еще будет!

В сто концов убегают рельсы,

Самолеты уходят в рейсы,

Корабли снимаются с якоря…

Если б помнили это люди,

Чаще думали бы о чуде,

Реже бы люди плакали.

Я его не запру безжалостно,

Я его не запру безжалостно,

Я его не запру безжалостно,

Крылья не покалечу.

Улетаешь – лети, пожалуйста,

Улетаешь – лети, пожалуйста,

Знаешь, как отпразднуем

встречу!

Среди миров, в мерцании светил

Одной звезды я повторяю имя.

Не потому, что я ее любил,

А потому, что мне темно

с другими.

И если вдруг на сердце тяжело

Лишь в ней одной ищу ответа.

Не потому, что от нее светло,

А потому, что с ней не

надо света.

(Через диапроектор высвечиваются портреты красивых женщин современных и прошлых времен. Очень выигрывает вечер, если он будет проходить в полутемном зале, освещенном свечами, оформленном живыми цветами).

Лариса КИСЕЛЕВА

Ульяновская область

Все будет

неплохо.

Влюбись!

Ты не смотришь – ты глядишь

То доверчивей, то строже.

Молвишь, а не говоришь:

“Я с тобою, мой хороший!”

А со мною голос твой.

Причитанья, ахи, охи.

Ты – другая, ты из той,

Мной придуманной эпохи,

Где друг другу говорят

Только то, что твердо знают.

Где не дарят, а дарят,

Любят? – нет! – души не чают.

Задремал я, и во сне

Ты паришь, а не летаешь,

И склоняешься ко мне,

И устами припадаешь.

И теперь уже вдвоем,

Крепкой связанные лентой,

Не живем, а крест несем

В жизни, выдуманной кем-то.

***

Когда ты шила мне рубашку,

Когда ты жарила картошку,

Когда ты гладила мне брюки,

Я молча на тебя смотрел

И вспоминал – как было тяжко,

До боли в сердце было тошно,

Как я себя сжигал от скуки,

От одиночества слабел.

А нынче я сижу и жадно

Теченьем жизни наслаждаюсь,

Оно скользит в твоих

движеньях

Неторопливых нежных рук.

И все, что было непонятно,

Вдруг прояснилось,

наполняясь

Внезапным слез

освобожденьем,

Переходя в немой испуг.

***

Ангел вышил небо

гладью голубою – голубою.

Он всю ночь для нас старался,

не смыкая чудных глаз,

Чтобы, вставши рано утром,

мы могли понять с тобою:

В этом мире все прекрасно,

потому что все для нас.

Из тростинок и тоньчайших

жерл, соломинок и листьев

Ангел сплел простые звуки

и наполнил тишину,

Чтобы мы могли с тобою, слух

от скверности очистив,

Светлой робостью робея,

слышать новую весну.

Так легко и так случайно

происходит в жизни чудо,

Как в ночном купе порою –

откровенный разговор.

Ангел сделал все, что нужно,

и оставил нас, покуда

Наше счастье не покрылось

новой тучей грозовой.

***

Ты – неплохая, ты – хорошая –

Я говорил и говорю,

И все, что Богом нам

положено,

Тебе заранее дарю.

Ты даже лучше, чем я думаю,

И верной верности верней.

Возьми, пожалуйста,

судьбу мою

И поделись со мною ей.

Безответная любовь

Сердце сердцу шлет по почте

Телеграммы: тук-тук-тук!

Жадно высказаться хочет,

Не снимает с клавиш рук.

Стуки, в воздухе теряясь,

Устремленно ищут путь.

Равномерно расширяясь,

Заполняет сердце грудь.

Тяжелит упрямо вежды

Сон холодный и пустой.

Сердце бьется, но надежда

Бой проигрывает свой.

Сердце, бейся, даже если

И не слышит адресат!

Нет стремления чудесней,

Чем стремленье в небеса.

Александр КОВРИЖНЫХ,

артист Московского театра юного зрителя

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте