search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Гурманы отметят необычный праздник – Международный день эскимо, которому исполняется 100 лет

Все лучшее – школе! И это не просто красивые слова. Это реальная политика властных органов Липецкой области

На протяжении всей нашей жизни мы постоянно предстаем перед необходимостью делать выбор. Снова и снова оказываемся на развилке жизненных дорог. Мы выбираем профессию, спутника жизни, нравственные ценности. И этот выбор не всегда есть результат рационального анализа. Иногда мы опираемся только на свою интуицию… И побеждаем!

Дело Мокрое семь лет назад вполне соответствовало своему названию в том смысле, что оставалось от него после “перестройки” одно мокрое место: болото да грязь. Покосившиеся избы пустовали: разбежался народ кто куда, в основном искать счастья в городе. А те, единицы, что остались, пили беспробудно, поскольку делать здесь было абсолютно нечего.
– Вот и представьте себе, – говорит директор ЗАО “Сельскохозяйственное предприятие “Мокрое” Александр Сериков, – стою я вот на этом самом месте несколько лет назад и сердце мое замирает от сложного чувства: тут болото, а там, дальше, красотища – лес, луга, бездонное небо… А воздух! Ох, думаю, вот где дачу надо строить. Дешево будет и сердито. Подумал, знаете ли, подумал… – Александр Иванович усмехнулся, описал рукой широкий полукруг. – И вот чего понастроил!
Я окидываю взглядом этот полукруг: современные коттеджи, Дом культуры, хлебозавод, молочный комбинат.
– А здесь будет еще один завод – мясоперерабатывающий, – удовлетворенно кивает Сериков. – В Мокром – 900 коров, две тысячи свиней. Хорошо размахнулся, правда?
– Правда, – соглашаюсь я. – А что все-таки заставило всю эту стройку начать? Не собственная же дача, в конце концов?
– Нет, конечно, – смеется Сериков. – Что касается лично меня, то вместо дачи я коттедж построил, семью перевез. Навсегда. А толчком послужила… школа.
Семь лет назад ее начали строить, потом бросили, потом снова принялись. Смотрел Александр Иванович на все это, смотрел – и перевернулось что-то в душе. “Что ж, – думает, – аль не русский я мужик! Школу помогу построить”. Вот и начал свою стройку разворачивать. Школа вверх да вширь потянулась. И вот в августе прошлого года ее открыли.
А при ней – детский сад. Заведует в нем жена Серикова – педагог с высшим образованием. Садик маленький, всего на двадцать детей, однако Сериков шефствует хорошо (говорит, иначе дома будет педсовет с одной повесткой: критика и еще раз критика). Родители платят за детсад 80 рублей и спокойно работают. В основном это беженцы и переселенцы. Потому-то областная власть в свое время и задумала, честно говоря, возродить село. А исполнять подтолкнула Александра Ивановича: съезди, мол, посмотри места. Может, понравятся (тут он про дачу-то и подумал).
В Мокровской средней школе учатся 119 детей. Всех сельхозпредприятие кормит бесплатно. Причем не абы как, дает мясо, молоко, кефир, сметану, сыр! Кухня в школьной столовой оснащена по последнему слову техники: современные холодильные камеры, жаровочные шкафы, электроплиты. Сериков помог построить для школы большой спортзал. И самому выгода – вечером в нем тренируются работники ЗАО “Мокрое”. В таком же большом актовом зале и дети, и взрослые смотрят спектакли школьного театра, за год их поставили целых четыре.
– Никуда уже отсюда не уедет моя семья! – восклицает учительница Наталья Горожанкина. – В Петрозаводске, откуда мы приехали, у нас такой жизни не было. Только здесь мы и почувствовали себя людьми. И пусть у нас нет еще пока своей квартиры, мы уверены, что получим ее. Зато сейчас наслаждаемся тем, что сыты, одеты, обуты. Что зарплату вовремя дают.
Эти слова, думаю, приятно было слышать и самому Серикову, и главе администрации Лебедянского района Николаю Беляеву.
– Николай Никитович, – спрашиваю я, – что может заставить человека, находящегося у власти, заботиться о людях? Я много ездила по стране, насмотрелась и на роскошные виллы руководителей разных рангов, и на халупы простых учителей, на разваливающиеся школы… а вот уже год с небольшим вижу, положение меняется. В селах Орловской и Белгородской областей видела двухэтажные коттеджи, построенные специально для учительских семей. Растут школы-новостройки. Что произошло?
– Согласен с вами, 2000 год и я считаю поворотным. Во всяком случае для нашего региона. Заработала промышленность, подтянулось сельское хозяйство…
– И что, власть на местах стала меньше воровать? Уж вы извините меня за резкость.
– Представьте себе, да. Во-первых, потому, что стало больше порядка, больше спроса от этой власти и от власти областной и центральной. А, во-вторых, сама жизнь стала наказывать тех, кто ворует.
– Это как же?
– Те руководители, что развалили свои хозяйства и, пользуясь бардаком, понастроили себе дворцы, чтобы аж правнукам досталось, увидели, что в дома эти надо вкладывать деньги постоянно. А где их взять – хозяйство-то порушено, народ запился? Умные же начальники, может, и тоже “брали”, да только во всем меру знали. А главное, не давали селу развалиться. Они и сами не нищие, и люди у них сыты-довольны. Они и школу поддерживают, потому что дальновидные, понимают, что учителя детей не только алгебре-химии учат, а как в селе жить. Понимают, что мать-отец, конечно, тоже воспитывают, но они не могут думать масштабно. Подниматься над жизнью собственной – не их задача. Ее может решать только школа. Родители учат на огороде трудиться, школа – профессию дает, умение жить среди людей, смотреть на себя не просто как на существо с руками, ногами, головой, а как на личность, у которой есть мысли, мечты, цели.
Вот потому-то и Сериков не жалеет средств для школы, подумала я. Бюджетные деньги пошли на строительство, газификацию, новую, современную мебель, компьютеры. Но и местный начальник образование не забывает. Пять новеньких квартир специально для учителей выделил.
– А как иначе-то? – удивляется он, – наши же они, деревенские, хоть еще недавно некоторые и приезжими были. И вообще учителя – это… – Сериков даже на цыпочки привстал. – Я вот по образованию тракторист, а кабы не они, так носом в землю и прожил бы жизнь. А ведь и небо есть. И я в своей стране гражданин!
Ну что тут скажешь. В самом Липецке я побывала на большом красивом мероприятии – чествовании победителей областного конкурса “Учитель года-2001”. Конкурсы проходят на очень высоком уровне. А главное – педагогов здесь чествуют. Дают им понять, что они необходимы, что престиж учительской профессии действительно высок. Вот как характеризуют победителя нынешнего года, учителя английского языка Ильинской средней школы Артема Антонова: “Образованный, интеллигентный, молодой, он – находка для сельской школы!”
Честное слово, я не могла спокойно, без слез смотреть на его выступление на сцене. Это была пантомима: невидящий Ребенок и любящий Учитель. Он научил ребенка любить, страдать и смеяться, то есть видеть, чувствовать жизнь. Вместе со мной не сдерживал слез и огромный зал. А когда представление закончилось (Ребенок прозрел), этот зал в едином порыве поднялся и стоя несколько минут рукоплескал сельскому учителю. Вот что значит сегодня в Липецке престиж учителя. И не только его, высок престиж образования вообще. Начальник областного департамента образования Владимир Тонких сказал:
– Нынче мы впервые за многие годы ощутили, что лозунги о приоритетности образования – не только красивые слова. Это реальная политика властных органов области.
Село Мокрое – не единственное, где школа преобразила облик всего села, а власть помогает и ей, и учителю. Побывала я и в еще одном красивом месте – селе Хлевное. Глава администрации района Михаил Лисов – отличник просвещения. Нет, по образованию он инженер, закончил сельхозинститут. В своем районе Михаил Алексеевич построил четыре новые школы – все в отдаленных, почти заброшенных селах!
Его заместитель Зоя Апатенко – заслуженный учитель России. (А что? У них завроно – кандидат педнаук). Так вот, Зоя Алексеевна (действительно бывшая учительница, долгое время была директором школы) рассказывает, как увидела однажды в одном селе 31 августа уже поздно вечером кусок незаасфальтированной земли перед школой. Рабочие-ремонтники просто бросили все, когда наступили потемки, и щебенка так и осталась лежать перед школой. “Как же это, – ахнула она, – дети завтра в новых туфельках, да по этой щебенке?” Позвонила Лисову.
– Тот уже спал! – вспоминает Апатенко. – Ничего. Дал команду хоть всю ночь работать, а чтобы 1 сентября праздник детям не портить! Вот какой он, Лисов.
Восемнадцати лучшим ученикам в районе он платит стипендии. Учителя зарплату получают вовремя, нет задержек и с детскими пособиями, и с пособиями на методлитературу.
А школа в селе Хлевное, знаете, какая? Девять тысяч квадратных метров! Впечатляет? Но еще сильнее впечатляет ее материально-техническая база. (В ней учатся 895 детей и работают 82 учителя, из них четырнадцать имеют высшую категорию). В школе – два спортзала, два актовых зала, два компьютерных класса. На цокольном этаже расположился кабинет технологии, где изучают кулинарию (есть все, даже микроволновые печи). В другом кабинете – 18 швейных машин. В четырех (!) кабинетах автодела бесплатно (в области принципиально нет платных образовательных услуг) мальчики учатся на водителя, причем не любителя, а профессионала категории “С”. Есть тренажер-кабина автомобиля – на большом экране зажигается “дорога”, и можно ехать, не выходя из класса. Есть современные тренажеры и в спортзалах (шефы подарили). Есть столярная и слесарная мастерские. В классах – “стенки”, дорогие обои, дорогие светильники. В актовом зале – велюровые кресла. Кормят детей за очень символические деньги, ведь молоко, мясо и сахар дает Хлевенское хозяйство.
Зачем я так подробно все это описываю? Чтобы показать, как о школе можно заботиться, когда есть деньги. И когда власть умеет делать выбор. Пусть он не рационален. Как и многое в образовании. В Липецкой области, повторяю, нет ни одной платной образовательной услуги. Рационально ли это? Но, слава Богу, иногда мы опираемся только на свою интуицию… И побеждаем!

Светлана ЦАРЕГОРОДЦЕВА

Липецкая область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте