Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Времени, потраченного на Фадеева, не жалею…

Учительская газета, №19 от 8 мая 2003. Читать номер
Автор:

В 1948-1951 годы только что изданный роман Фадеева и одноименный фильм, снятый Сергеем Герасимовым по его страницам, были подвергнуты сокрушительной критике в печати за «непатриотический» показ эвакуации и отступления наших войск, за «неверное» изображение «руководящей роли» коммунистов в антифашистской борьбе в Краснодоне.

В «оттепель» волна реабилитации невинно пострадавших людей больно задела и «Молодую гвардию». Из небытия всплыло имя еще одного краснодонского героя Виктора Третьякевича, не попавшего в роман по причине продолжавшегося долгие годы следствия по его делу. Новыми публикациями о краснодонских событиях и о В. Третьякевиче был нанесен сильный удар по чести и достоинству юного комиссара «Молодой гвардии» Олега Кошевого – особо любимого автором героя романа.

«Перестройка» привела к общему наступлению на «самый партийный» роман Фадеева. Безоговорочному отторжению либо сомнению было подвергнуто все: и система положительных героев, вдруг ставших «ходячими иконами», и «железная поступь соцреализма» в романе, и «ходульные коммунисты, соткавшиеся буквально из воздуха», и самый пафос романа («Нева», 1994, №12).

Политизированно-идеологическое наступление привело к «исключению» А. Фадеева из «классиков», а «Молодой гвардии» – из списка изучаемых в школе произведений. И сегодня, как считают некоторые, «прозу Фадеева действительно поглотило время, и вряд ли отыщется добровольный читатель «Молодой гвардии» («Знамя», 1998, №10).

Свидетельствую: добровольный читатель нашелся. Им является пишущий эти строки. И времени, потраченного на перечитывание романов Фадеева, я не жалею, потому что чтение это не только интеллектуальное, но, главное, в высшей степени нравственное, с прикосновением к самому заветному – святому и светлому в собственной душе.

С волнением я вспоминаю детство, 1945 год. Радость и печаль нашей Великой Победы. Глубоко в горах Нижнего Амура во многих семьях горняков в «Комсомольской правде», памятной мне, ребенку, еще с зимы 42-го, с увиденного в ней снимка незабвенной Зои («Тани»), лежащей на снегу с обрубленным концом веревки на шее, день за днем вслух читали «Молодую гвардию» А. Фадеева, наглядно постигая великую цену Великой Победы.

Спустя немного времени, по завершении газетной публикации романа, уже в 1946-м или 47-м, оперативно кто-то сработал из педагогов местной школы: на сцене поселкового клуба была поставлена инсценировка по роману в исполнении старшеклассников. Неожиданно для себя в роли Сережи Тюленина я увидел свою двоюродную сестру Женю (в ту пору парней в старших классах училось мало, так как они работали на производстве).

Ну а вскоре после этого самодеятельного спектакля школьников в жизнь детей и взрослых нашего горняцкого рудника после «эпопеи» с демонстрацией трофейного «Тарзана» как-то пронзительно больно и по-юношески светло и озаренно вошел фильм С.Герасимова «Молодая гвардия» еще с не вырезанным Стаховичем. Помню, как во время сеансов в зале рыдали женщины и ревели дети… А назавтра в школьных классах шумели ребячьи споры:

– Тебе кто понравился больше всего?

– Сережка Тюленин, Любка Шевцова. А тебе?

– А мне Олег Кошевой…

Сережей Тюлениным многие мальчишки нашей школы буквально бредили, к его реальным подвигам они придумывали свои «продолжения».

Шли годы, мы росли. А когда пришла пора сочинений в старших классах, с творческим вдохновением писали кто про молодогвардейцев и про дружбу в романе Фадеева, а кто про «образы коммунистов». И никто тогда не думал, что через десятки лет о нас напишут: тех «несчастных школьников остается только пожалеть. Сколько на те сочинения убито драгоценного времени, сколько тонн бумаги изведено… И для чего все это?»

Кажется, с Фадеевым я не расставался никогда: и когда за долгую свою учительскую судьбу и уроки словесности вел, и когда, переквалифицировавшись на преподавание истории, продолжал вместе с другими учителями водить школьников по трудным дорогам юного Саши Фадеева и его друзей по всему Дальнему Востоку и Забайкалью. Про фадеевского Пташку из «Удэге» я вслух читал ребятам на месте его мученической гибели в том самом Сучане, откуда родом и Морозка с шахтерами взвода Дубова из «Разгрома». С Фадеевым, разумеется, я был и тогда, когда создавал в Комсомольске-на-Амуре музей его имени.

Выйдя на пенсию, я вернулся на историческую родину своих предков – в Тверскую губернию, откуда, как известно, был родом и Фадеев.

В декабре 2001 года, на скромном торжестве 100-летия писателя, я сидел в зале драматического театра в его родном городе Кимры, где впервые увидел сына и внука юбиляра, а также маленькую группу исследователей-фадееведов. С благодарностью следя за концертом и выступлениями высоких гостей, я думал о неумной искусственности, об абсурдной противоестественности идеологических шор, надвинутых на имя писателя и его любимых героев-молодо-гвардейцев: «Зачем, кому нужно разрывать связь поколений?»

Юные герои романа Фадеева Олег Кошевой, Уля Громова, Ваня Земнухов, Сережа Тюленин, Люба Шевцова уже одним таким привычным и таким родным для послевоенных поколений звучанием своих фамилий (так же, как и фамилий Зоя Космодемьянская, Александр Матросов, Лиза Чайкина) сразу запечатлеваются в нашем сознании как нечто святое, достойное глубочайшего уважения. А прочитав роман с сердцем, открытым добру, никто уже не сможет не полюбить этих героев крепко и навсегда.

Я попросил прочитать «Молодую гвардию» свою шестнадцатилетнюю внучку, выросшую в школе и в семье без Фадеева. Она выполнила мою просьбу, а потом письменно ответила:

«Роман я прочитала с огромным интересом, последние главы читала даже ночью, так как не могла оторваться. Аресты молодогвардейцев, их пытки и унижения – эти главы я читала, плача в подушку…»

Вот они – так необходимые теперь очищающие слезы юности! Вот они, подлинные, потенциально любимые всеми герои нашей молодежи.

Рассказывают: Фадеев в иные дни глухо рыдал в своем кабинете, когда работал над романом о молодогвардейцах и со страниц книги прощался с ними навсегда. Он был глубоким педагогом в душе. Об этом свидетельствует многое: и длительная переписка его с учителями и школьниками, своими детьми, и частые встречи его с молодыми читателями своих книг, и регулярно отправлявшиеся им увесистые посылки с книгами по различным школьным адресам, и многократное перечисление денег с его личного счета на счет помощи детям и родителям…

В поединке мрака и света последнего пятнадцатилетия первый лавровый венок победителя тебе, Александр Александрович, от поколения, первым прочитавшего вечную книгу твою – «Молодая гвардия».

с. Борзыни, Тверская область


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту