Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Города-герои. Смоленск

Восемь месяцев неволи

Лагерь «Каменка» стал местом заточения для 500 женщин и детей
Мой профсоюз, №04 от 28 января 2021. Читать номер
Автор:

Двенадцатилетняя Нина стояла за ограждением, окружавшим лагерь, и плакала. Картошка, с таким трудом добытая для мамы, двух младших сестренок и брата, теперь валялась и мерзла на снегу, а полицай, пинком перевернувший ведро, гоготал. Агриппина Павлюченкова наблюдала за происходящим из прикрытого мешковиной окна барака, где томились узники – женщины и дети из окрестных деревень. Ей так хотелось выбежать, защитить и успокоить дочь, собрать картошку со снега, но было нельзя.
Во время фашистской оккупации лагерь «Каменка» в Касплянском районе Смоленской области был организован для содержания местных жителей, связанных с партизанами. Агриппина Савельевна попала туда вместе с тремя малолетними детьми.

С родными сестрами Анной Леоновной Вакуровой и Антониной Леоновной Киреевой, бывшими малолетними узницами фашистского лагеря, я беседовала в смоленской школе №25. Нашу встречу помог организовать председатель областной организации Профсоюза образования Сергей Виноградов.

Сестры Анна ВАКУРОВА и Антонина КИРЕЕВА

Семья Павлюченковых из деревни Зыки Касплянского района Смоленской области даже по деревенским меркам была большой – шестеро детей. Глава семьи Леон Павлюченков потерял зрение еще на Гражданской войне, и дом держался во многом на его жене Агриппине Савельевне, женщине умной и решительной.

Вскоре после оккупации Смоленской области два старших сына – семнадцатилетний Константин и четырнадцатилетний Василий – ушли в партизаны. Вася просто убежал за старшим братом, а Костю направил в партизанский отряд Касплянский райком комсомола.

Младший брат стал выполнять важную роль связного и помогал в доставке самого необходимого. Агриппина Савельевна пекла для партизан хлеб из последней муки, добывала сведения о расположении немецкой военной техники. Собирала с подругами нерасстрелянные патроны и через Василия передавала их партизанам. И хотя вокруг были немцы и их ищейки, подростку благодаря смекалке удавалось оставаться незамеченным.

Партизанская судьба

Братья служили в одном отряде с юным партизаном Владимиром Куриленко, чье имя хорошо известно на Смоленщине. Он погиб в мае 1942 года в возрасте 17 лет. В центре Смоленска установлен памятник герою, а Касплянская средняя школа, в которой учился Володя, теперь носит его имя.
Анна Леоновна подробно рассказала о трагических событиях, случившихся 13 мая 1942 года. Они тоже стали частью семейной истории.

В тот день группа партизан-подрывников из трех человек получила задание пустить под откос немецкий эшелон на станции Тишино. Это был не первый эшелон, подорванный с участием Володи, но для него последний.

Когда партизаны, выполнив задание, остановились в одном из домов в деревне Саленки, кто-то донес старосте. Ночью дом окружили, и началась стрельба.

Командира подрывников Константина Иванова убили при обстреле почти сразу, а Володя Куриленко был тяжело ранен. Третий партизан из группы, эстонец Анатолий Кирш закричал по-немецки: «Что же вы стреляете в своих?». Обескураженные немцы замешкались. Воспользовавшись моментом, в ночной тьме Анатолий Карлович сумел вынести Володю из дома и скрыться от врагов, но куда идти? Раненый только и сумел произнести: «Третья хата справа, Зыки». Это была хата Павлюченковых.

– Мама перевязала Володю, чем могла. Его перенесли в баню возле речки и положили там, а он все время стонал и просил переправить его в отряд, – вспоминает Анна Леоновна. – Мы жили небогато, даже лошади не было. Поэтому, не спросив никого, мама вывела соседскую, дала Анатолию Киршу домотканую одежду, чтобы он походил на крестьянина, и запрягла телегу. Кирш повез раненого в отряд, но по дороге Володя умер.
Его смерть стала настоящей трагедией: в партизанском отряде воевали отец Володи Тимофей Иванович, мать Зинаида Тимофеевна и родной брат Геннадий.

И так совпало, что в отряд именно в это время приехал корреспондент «Комсомольской правды», а потом написал в газете о похоронах молодого партизана. О Владимире Куриленко узнала вся страна, посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
В годы оккупации на Смоленщине немало подростков сражалось в рядах партизан и ежедневно рисковало жизнью, как Володя Куриленко. Как Константин и Василий Павлюченковы.

Последний раз братья увиделись в начале 1943 года. Они уже были в разных партизанских отрядах и случайно встретились в городе Торопец Калининской (ныне Тверской) области. Косте на тот момент исполнилось 18 лет, он собирался в действующую армию. А Василия отправляли в Горьковскую область на работу в совхозе.

Два не случившихся расстрела

За подозрение в помощи партизанам Агриппину Павлюченкову дважды выводили на расстрел. Первый раз выстроили в ряд 15 «неблагонадежных» жителей деревни и расстреляли каждого третьего. В этом ряду стояла и Агриппина, но ей повезло.

Во второй раз пришли за отцом, но он не мог идти сам, потому что нуждался в поводыре. «Хозяйка, тогда ты собирайся!» – велели полицаи.
– Немец показал знаком, чтобы мама взяла и грудную Тоню из зыбки, – вспоминает Анна Леоновна. – И еще с ней вывели на расстрел сестру Нину 11 лет, меня шестилетнюю и младшего брата Володю. Помню, все старики и женщины на том расстреле были с детьми. Страшное время.

Сначала расстреляли захваченную в плен партизанку Анну Жманкову. Но тут раздался детский вопль. Наша малышка Тоня так громко закричала, испугавшись выстрелов, что немецкий начальник приказал прекратить огонь. Так наша кроха сохранила не одну жизнь. Немцы велели всем расходиться, но за «помилование» привести корову.

В лагере

На этом мытарства семьи не закончились. Не прошло и месяца, как немцы привезли в деревню Зыки несколько телег, выгнали из домов людей и усадили в них, ничего не разрешив брать с собой. В числе других забрали и Агриппину Павлюченкову с тремя детьми. Шестилетняя Аня среди них была старшей, братику Володе едва исполнилось четыре года, а Тоне всего восемь месяцев. Опять полная неизвестность и ожидание худшего.

Телеги остановились у лагеря «Каменка», где содержались местные жители, уличенные в связах с партизанами, около 500 женщин и детей. Организовали лагерь в заброшенной, наполовину выгоревшей деревне в Касплянском районе. В бараке, где разместили Агриппину Павлюченкову с детьми, находилось человек 30.

А слепого отца забрали в гестапо в райцентр Касплю на целых три месяца. У Леона Павлюченкова на всю жизнь остались шрамы от шомполов, которыми его били на допросах. Только старшую сестру Нину соседи успели спрятать, а потом переправить к родной тете Варе в деревню Верховье.

Исцеление

Удивительно, но даже в состоянии, казалось бы, полной безысходности порой приходила помощь, причем совершенно с неожиданной стороны.
– Мама рассказывала, что, попав в «Каменку», я вскоре с ног до головы покрылась гноящимися ранками, постоянно плакала от боли, а лечить меня было нечем, – поделилась младшая сестра Антонина Леоновна. – Но однажды к нам в барак зашел приехавший ненадолго немецкий доктор с переводчиком.

Осмотрев меня, он пообещал передать матери мазь, которая вылечит за три дня, но строго-настрого запретил говорить об этом хоть кому-нибудь. На следующий день переводчик принес маме бутылочку с прозрачной маслянистой жидкостью. Мама мазала каждую ранку три дня, как было сказано, и все болячки зажили. Так немецкий доктор меня спас.

Цена освобождения

Лагерная жизнь нелегка – спали на соломе, ели гнилую картошку, детей редко выпускали на улицу. А взрослые узники трудились до изнеможения – прокладывали узкоколейку в районе деревни Шестаки.

– Однажды зимой старшая сестра Нина принесла нам от родственников передачу – ведро картошки, – рассказывает Анна Леоновна. – И не просто так, а за какую-то подачку старосте, кажется, валенки. Она на колени встала перед охраной, чтобы ее пропустили. Но полицай с презрением высыпал эту картошку на мороз. Охранники хохотали, а сестра плакала. Мы все это видели. Стекол в доме не было, окна закрывались мешковиной, мы делали в ней дырки, чтобы хоть немного проникал свет.

В общей сложности Агриппина Павлюченкова вместе с детьми провела в лагере восемь месяцев. За это время дети совсем ослабли. Аня перестала ходить и могла только ползать. А в апреле Володя сильно заболел, и Агриппина Савельевна пошла на хитрость: пустила слух о том, что у мальчика тиф и в лагере может начаться эпидемия. Ее с детьми сразу отправили домой. По весеннему теплу хорошо было возвращаться в родную деревню. Но сын умер, даже не доехав до дома.

Так в апреле 1943 года семья воссоединилась, но на двух братьев в ней стало меньше. Старший, Костя, погиб в Духовщинском районе у реки Царевич. Он был награжден медалью «За отвагу» и захоронен в братской могиле.

Маленькую же Анюту в прямом смысле этого слова поставил на ноги немецкий врач, но уже другой, пленный. После освобождения области Агриппина носила девочку на спине за несколько километров от дома на лечение. Через два месяца дочка поправилась и смогла пойти в школу.

Медаль за верность

Окончив школу, Анна Леоновна поступила на строительное отделение Смоленского технологического техникума при Совнархозе. В Горьковской области, куда ее направили по распределению, встретила будущего мужа, Николая Вакурова. Молодые люди поженились, в семье родился сын Сережа. Их счастливому союзу почти 62 года. Есть у пары даже медаль «За любовь и верность», врученная в честь 60‑летия совместной жизни губернатором Смоленской области Алексеем Островским.

Антонина Леоновна вышла замуж за рижанина и 30 лет прожила в Риге. В конце 80‑х годов вернулась в Смоленск. Сейчас у нее четыре правнука и три правнучки.

Патриоты Смоленщины

После войны ни в каких документах не упоминался лагерь «Каменка», просуществовавший около года. В конце 80‑х – начале 90‑х три бывшие узницы, в их числе и Анна Леоновна, захотели восстановить справедливость.

На это ушло несколько лет. Но в итоге в материалах судов над полицаями, проходившими в Смоленске в 1946 году, были найдены многочисленные упоминания об Агриппине Павлюченковой, находившейся в «Каменке» с детьми. Женщина была свидетелем на одном из судебных процессов. На основании этих материалов сестры Павлюченковы были признаны малолетними узниками фашистских концлагерей. Благодаря усилиям инициативной группы во главе с Анной Леоновной в 2001 году на месте расположения лагеря «Каменка» установлен памятный знак.

По образованию Анна Леоновна инженер-строитель и никогда не работала учителем, но уже много лет проводит уроки Мужества в школах Смоленщины. Она называет малолетних узников «последними свидетелями войны» и считает своим долгом рассказывать новому поколению о Великой Отечественной, такой, какой запомнила ее она. И очень радуется, когда школьники проявляют интерес, задают умные вопросы, слушают.

Наталья ВОРОНИНА

Р.S. 30 декабря 2020 года в Смоленске состоялось награждение бывших малолетних узников фашистских концлагерей медалями губернатора области «Патриот Смоленщины». Среди награжденных – Анна Леоновна Вакурова.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt