search
Топ 10

Волонтеры органических ферм. Веллингтон (Новая Зеландия)

Забавно, как порой люди удивляются самым естественным вещам. Например, моим московским друзьям кажется удивительным, что март в Новой Зеландии – осенний месяц и что 8-е марта выходцы из России отмечают осенью и дарят женщинам не мимозу, а хризантемы. Есть и более серьезные вещи, которыми новозеландцы удивляют мир, в частности, это относится к скорости развития органических ферм в последнем двадцатилетии минувшего века. Есть смысл рассказать об этом интереснейшем опыте по порядку.

На протяжении всей своей истории люди выращивали хлеб, мясо, овощи естественным, «органическим» путем, используя для этого доступные им природные ресурсы, и только те из них, которые гарантировали им устойчивую продуктивность земли. Это и понятно, иначе род человеческий вымер бы задолго до нас. Но в XX веке в связи с бурным развитием химии производство сельскохозяйственной продукции пошло по иному, на первый взгляд более легкому пути, искусственно замещая растения и животных, нужных для природных защитных механизмов и естественного плодородия. Например, фермерам не нужно было больше выращивать растения, способные самостоятельно сопротивляться различным болезням и вредителям, огромные площади опыляли чем-нибудь типа ДДТ, само плодородие почвы зависело теперь не от природы, а от химических удобрений. Очень удобно и сравнительно недорого, не правда ли?

Заплатить, однако, пришлось, и о-о-очень много… Вытеснялись и терялись прежние знания и навыки ведения органического хозяйства, а искусственные химические вещества надолго загрязняли почву и воду, попадая в пищу, становились причиной роста многих страшных заболеваний – вариаций раковых опухолей, наследственных уродств, экземы, диабета, и этот печальный список можно продолжать еще долго. Конечно, как только связь между болезнями и «полезными» химическими помощниками стала очевидной, люди от них отказались. И что же? Теперь химия предлагает нам новых помощников, «совершенно безвредных». Но что удивительно для «безвредного» вещества, на каждой упаковке с новыми химическими удобрениями написано, что фермерам рекомендуется работать с ними в маске и не трогать их руками без специальных перчаток, чтобы не вдохнуть как-нибудь этот порошок и чтобы он не попал на кожу. Вряд ли найдутся такие чудаки, которые после этого поверят в нужность и безвредность новых химических удобрений. Да и отдаленные последствия их применения станут ясны тоже в отдаленном будущем, и совсем неудивительно, что все больше людей, живущих не где-то в будущем, а здесь и теперь, начинают говорить: «Эй, не кладите эту гадость в мои овощи, я собираюсь их есть!»

Что же делать, где же альтернатива вредоносной искусственности в земледелии?

Она в том, чтобы вернуться на прежний путь, проверенный историей, работать вместе с природой, а не покорять ее и не бороться с ней. Кажется, это понимают теперь во всех, даже самых отсталых, странах. И уж конечно, прежде всего, в Новой Зеландии, признанным мировым лидером в области чистоты природы и здорового образа жизни. Здесь выработано несколько несложных (на словах, на деле все, конечно, гораздо сложнее!) земледельческих принципов для так называемых органических ферм. Главный из них называется перманентное (устойчивое, долговременное) земледелие. Этот термин изобретен в 1978 году и его определение можно перевести как «сознательное конструирование и сохранение земледельчески продуктивной экосистемы, которая имеет разнообразие, устойчивость, способность быстро восстанавливаться как природная экосистема. Это гармоничное объединение в одно целое природы и людей, нуждающихся в пище, энергии, укрытии и других материальных и нематериальных вещах». Определение достаточно громоздкое, но ничего невыполнимого в нем нет. При перманентном земледелии требуется:

1. Полностью отказаться от применения искуственных химических удобрений и пестицидов.

2. Строго соблюдать правильный севооборот и увлажнение для сохранения плодородия почвы (с давних пор хорошо известно, что разные растения используют разные полезные вещества из почвы и, в свою очередь, выделяют что-то полезное для других растений).

3. Собирать и компостировать остатки пищи и сорных трав, перемешивая их с землей. Использовать этот компост как удобрение.

4. Собирать и использовать навоз в качестве еще одного вида удобрений, чтобы домашние животные не загрязняли окружающую среду.

5. Содержать несколько видов животных в одном стаде, что (как доказали ученые) сокращает количество насекомых, паразитирующих на домашнем скоте. (Это правильно по-русски?)

6. Использовать и выращивать естественных, природных врагов возбудителей болезней у животных и растений. И, конечно, на органической ферме должны быть только здоровые растения и животные.

Все это было сформулировано еще в 1924 году в Германии философом и ученым Рудольфом Штайнером, а в Новой Зеландии земледельческие методы, названные «биодинамикой», впервые стали применяться в 1928 году. И сейчас маленькое островное государство, в котором количество жителей не превышает 3,5 миллионов человек (13 населения Москвы!) насчитывает 904 органические фермы! И это несмотря на то, что получить соответствующий ежегодный сертификат чрезвычайно трудно, потому что необходимо пройти все соответствующие анализы и тесты, написать многочисленные отчеты и заполнить всевозможные формы. Новозеландские фермеры говорят, что в сутках у них 48 часов – 24 для работы на ферме и 24 для заполнения бумаг.

В стране существует сеть магазинов, которые реализуют продукцию органических ферм, и в каждом супермаркете есть отделы и стеллажи, где продают органические овощи и фрукты, соки, сладости и многое другое. Практически у каждого продукта есть свой органический аналог. Стоит это все гораздо больше, чем обычные продукты, но спрос все равно растет с каждым годом. Поставляют органическую продукцию в магазины всего 3-4 крупные фермы (это из 904-х!), то есть пробиться на рынок достаточно трудно. Коммерческий успех органической фермы и устойчивый сбыт продукции через магазины возможен, однако он достижим, как показывает практика, лишь при соблюдении нескольких принципиальных условий.

Во-первых, для органической фермы необходимо примерно на 30% всего больше, чем у других, – земли, источников энергии, рабочих рук. Во-вторых, необходимо специализироваться на какой-нибудь «изюминке», например, выращивании органических ягод или даже цветов, тогда и остальная его продукция найдет сбыт. В-третьих, важным условием самоокупаемости является использование «добровольного» труда – это студенты или туристы, приезжающие посмотреть Новую Зеландию, но не имеющие денег, чтобы жить в гостиницах. При этом необходимо создать хорошие условия для добровольных рабочих, иначе они и приезжать к нему не будут. Понятно, что вполне выполнить эти условия могут себе позволить лишь немногие фермы.

А как же остальные 900 органических ферм? Зачем они нужны, если не реализуют органическую продукцию в магазинах? Мне показалось интересным пожить немного на такой ферме, чтобы это выяснить. Удивительной оказалась простота и легкость осуществления моего плана. Дело в том, что в Новой Зеландии, как и во многих других странах с развитыми органическими фермами, существует практика использования труда добровольных рабочих. Есть специальная страница в интернете (какая? – надо указать!), на которой перечислены фермы, нуждающиеся в рабочих руках. Достаточно написать или позвонить туда и предупредить о своем приезде. Люди приезжают из разных уголков земного шара и на неделю или две останавливаются на такой ферме. Они делят с хозяевами кров и пищу в обмен на 4 часа ежедневной работы на земле, а остальное время посвящают знакомству с красотами Новой Зеландии. Обоюдная польза и выгода очевидны – фермеры получают бесплатные рабочие руки, а добровольные работники – пристанище и, кроме того, новые навыки и умения. А как много появляется новых друзей по всему миру! Да и обычные новозеландские горожане часто радуются возможности пожить поближе к земле, животным. Итак, я позвонила по первому попавшемуся телефону органической фермы и в две минуты обо всем договорилась.

Хозяева органической фермы, о которой пойдет речь, прежде чем купить ее 10 лет назад, сами провели немало суббот и воскресений в качестве добровольных рабочих на самой крупной ферме в Ваикато, где приобрели необходимый опыт. Их ферма занимает всего 76 гектаров, что совсем немного по новозеландским меркам. На 45 гектарах, согласно договору о купле-продаже, сохраняется новозеландский буш (лес с коренными, не завезенными из Европы растениями), немного земли отведено под сосновые посадки (сосны могут быть проданы на деловую древесину, когда вырастут), на остальной территории пасется несколько коров, овец и коз, бродят куры под присмотром генеральского вида, воинственного петуха. В огороде растут все мыслимые овощи, от артишоков до цукини (если по алфавиту). Есть здесь и небольшой растущий виноградник, который будет производить вино уже в следующем году. Фруктовый сад и ягодники тоже находятся в стадии становления, однако некоторые ореховые виды, фиги, оливки и авокадо дают урожай.

В прошлом году хозяева фермы Инн и Мэрил получили первый урожай чая и кофе от растений, процветающих в оранжерее. Их пчелы производят меда даже больше, чем нужно, а коровы дают достаточно молока, чтобы готовить несколько сортов сыра. Энергию они получают от 6 солнечных батарей, ветряка и крошечной самодельной электростанции на ручье, протекающем через их земли. Обогрев дома зимой, горячая вода в ванной и на кухне, готовка – в основном на дровах или баллонах с газом. Вода для питья, стирки, полива и прочих нужд поступает в водопровод из того же родникового ручья и специального устройства для собирания дождевой воды. В засушливые годы ее не хватает, и тогда приходится заказывать привозные цистерны с водой, но это случается редко.

При всем при этом фермеры производят впечатление каких-то «ненастоящих». Мэрил по профессии врач-терапевт, а Инн – ученый, защитивший диссертацию, биолог, работающий над проблемами охраны новозеландского птичьего царства. И, конечно, больше всего сил и времени они отдают основной работе. Так что же, удивительный прогресс, достигнутый за 10 лет, возможность кормить себя и своих друзей вкусными и безопасными для здоровья продуктами – это результат вошебства, некое чудо? Безусловно, нет. Просто Инн и Мэрил, эти современные люди, живущие в XXI веке, как и остальные 899 фермеров, не стали тратить время на петиции, демонстрации, предъявление требований к правительству, фермерам и прочая, а много и упорно работают для сохранения своего собственного здоровья. Мэрил утверждает, что все успехи стали возможны только благодаря добровольным рабочим, которые стали частыми гостями на ферме: «Мы бы и близко не подошли к тому, что имеем сейчас, без их помощи», – сказала она.

Большинство людей приезжают на ферму на неделю или две, но некоторые остаются месяцами. Их первые добровольные рабочие провели на ферме две с половиной недели из трехнедельного путешествия в Новую Зеландию.

Многие приезжают вновь и вновь, чтобы разделить с Инном и Мэрил их дом, обед, работу и их доброту. При мне один из таких рабочих смешно и неумело доил корову, попадая струей молока большей частью в землю, а не в ведро, другой вместе с Инном мульчировал почву в саду, затем они чинили ограду, кололи и укладывали дрова, кормили животных, и надо было еще поставить ловушки на опоссумов и что-то строить. Мы вместе с молоденькой, разговорчивой студенткой из Германии поливали огород, кормили кур и готовили еду. Между прочим, за несколько часов я узнала о жизни в современной Германии больше, чем за десяток предыдущих лет. И каким же вкусным было парное молоко, каким приятным было ощущение, что ты ешь то, чему помогал расти, и можешь ничего не покупать в супермаркете!

Татьяна Рюмина, доктор исторических наук

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту