Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Война – это битва со смертью

Учительская газета, №05 от 3 февраля 2015. Читать номер
Автор:

Над созданием экспозиции «Наши земляки на фронте и в тылу» в школьном музее истории села Трескино (руководитель Татьяна Викторовна Минаева) вместе трудились и взрослые, и дети. Пришлось немало поработать – расспрашивать ветеранов, смотреть семейные архивы… Полностью изучив Книгу Памяти Инжавинского района, юные поисковики выписали имена погибших, пропавших без вести, умерших в плену. Нашли книги о войне, документы, письма, фотографии. Работали с энтузиазмом.

Спустя несколько лет, когда наш класс решил принять участие в областной литературно-поисковой экспедиции «Человек-легенда», я решилась написать о своем дедушке, полном кавалере ордена Славы Николае Петровиче Татаринцеве. Но собранного для музея материала было явно недостаточно. Не оказалось самого главного – рассказа деда о войне. Как быть? Дедушки уже нет… Обидно, что я так и не смогла расспросить его подробно, сидя около него не час и не два… Помню, как приезжали корреспонденты из районной газеты, областного телевидения, расспрашивали, записывали. Студенты из Тамбова брали интервью для своих дипломных работ.По крупицам я стала собирать нужный материал. Впервые погрузилась в семейный архив, прочитала все публикации, письма однополчан, книги с очерками о дедушке. И, к великой радости, в нашей школе нашелся черновик сочинения об истории семьи, написанный моим братом Николаем Татаринцевым-младшим. Здесь же оказались воспоминания деда, записанные во время встреч с учениками и учителями. В доме обнаружились кассеты и бабушкин дневник. Мои родители поделились историями, которые слышали от деда. Важно было систематизировать все найденное, услышанное. В описание боевого пути моего деда я попыталась включить его живые рассказы. Вот часть из них:«До войны я наравне с мужчинами трудился в поле. В лукошко насыпал зерно и сеял. Умел и пахать. С 12 лет косил, взрослым устанавливали норму – гектар, а нам, малолеткам, – полгектара. Я сильный был, крепкий, очень любил сенокос. Роса на траве, одно удовольствие косить. Коса в руках играет……В конце июня сорок первого, как обычно, сенокос был. Мы в яруге косили, когда приехали уполномоченные из Инжавина и сообщили страшную весть. Мы мальчишками были, толком ничего не понимали, поэтому и страха особого не испытывали, думали, что все это где-то далеко и скоро пройдет, а взрослые сразу заохали……Сразу я на войну не попал, возрастом не подходил. Но в 1942-м меня и всех моих одногодков призвали. Пешком народ провожал нас до райцентра. Кто с гармошкой, кто с иконой, а матери наши со слезами. В Тамбов мы приехали впервые. Для нас, деревенских, все было дико: много народу, поезда гудят. Страшно… Что впереди? Сразу я попал в запасной полк. Наша часть формировалась в лесу, недалеко от станции Сурки Марийской АССР. Там меня три месяца обучали саперному делу….В декабре 1942 года нас погрузили в вагоны. А в январе 1943-го наша часть оказалась под Сталинградом. На одном железнодорожном разъезде была остановка. На соседней линии стояли вагоны. Я решил открыть один вагон. Приподнял задвижку, немного отодвинул дверь и ужаснулся: мертвые, совсем голые тела людей, наших… Это была моя первая встреча со смертью. Тут и кончился во мне мальчишка. Я понял, что война – это бой со смертью….Сапер ошибается один раз! Кроме работы с минами нам приходилось искать раненых и собирать убитых. Но главная задача – держать оборону. Немец бил с утра до вечера, спрятаться негде – голая степь: ни леса, ни кустика. Обогреться негде, спать не на чем, грелись у костра по очереди. А если какой-нибудь сарай на пути попадался, то набивались в него и стоя грелись… А спать до того хотелось, падали прямо на снег, полежим минут 15-20, а сзади свои идут, поднимают. Многие обмораживались… В город вошли – все разбито. Оставшиеся в живых люди обитали в подвалах. Тяжелый фронт – Сталинград. Ни тепла, ни воды. Суп не из чего сварить. Топили снег на костре и кипятили воду….Приходилось много работать, проходы в заграждениях делал, чтобы наша пехота прошла и артиллерия. За это получил орден Красной Звезды.Два года не выходил с передовой, воевал без передышки. Немец долбил – места не найдешь. Свои снаряды мы отличали от вражьих по звуку. А пулю не учуешь. До куста доползешь, вдруг – щелк, пуля ветку зацепит, ага, меня снайпер засек. Лежи, не шевелись – вторая пуля твоя».За участие в боях при форсировании Днепра, Днестра и Дуная 18 сентября 1944 г. Николай Татаринцев был награжден орденом Славы 3-й степени, 11 марта 1945-го – орденом Славы 2-й степени. Он участвовал в тяжелых боях за освобождение Румынии, Польши, Венгрии, Чехословакии. 30 апреля 1945 года при форсировании реки Дунай в районе города Братиславы под сильным вражеским огнем успешно переправил пехоту, материальную часть, стрелковое оружие и боеприпасы. Удостоен высокой награды – ордена Славы 1-й степени.«Здесь, в Чехословакии, – вспоминал сапер, – я впервые за всю войну был ранен. Осколком повредило глаз, а взрывной волной контузило. Оказалось, девять мин мы сняли, а на десятую повозка и наехала. Взрыв был сильный – 54 килограмма взрывчатки. Меня нашли товарищи. Осторожно положили меня на плащ-палатку, на руках донесли до расположения взвода. Я не подавал признаков жизни. Привезли в госпиталь города Брно. О победе узнал от медсестры. Радовался, что конец войне, что не попаду опять в это пекло».Я горжусь своим дедом. К сожалению, его нет уже с нами, но память живет в нашей семье, в музее.​Елена АРТАМОНОВА, выпускница Трескинской школы, Инжавинский район, Тамбовская область


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту