search
Топ 10

Владимир Войнович:

Патриотизм –

это не профессия.

Им нельзя гордиться

– Что больше всего волнует вас в нашей стране?

– То же, что волнует и всех: война в Чечне, терроризм, который, боюсь, только в начале своего развития и может иметь далеко идущие последствия. Я – активный и убежденный сторонник демократии и очень боюсь, что настроение людей начинает “скатываться” в другую сторону – мол, смотрите, что дает демократия: вот Чечня, ее надо задавить. А что такое задавить Чечню? Это значит установить “твердый порядок”. Что греха таить, многие москвичи сегодня довольны: масса милиции в городе; регистрация, людей кавказской национальности хватают и в кутузку. Люди довольны, так, мол, им и надо, будут знать, что такое порядок. А этот “порядок” – прямое приглашение некоторых сил на власть. А уж если придут к власти такие силы, то все газеты позакрываются…

– Как при Наполеоне, который называл газеты “носовыми платками” и мечтал свести их до объявлений?!

– Именно, тогда никаких уже интервью не будет и лишних разговоров тоже. И если я еще останусь на свободе, может быть, пару смогу дать, успею, западной прессе, конечно…

– Вы хорошо знакомы с западной демократией, да и русскую действительность познали не по книгам. На ваш взгляд, что хорошего и что плохого в демократии западного образца, например?

– В самом общем виде могу сказать, что альтернативой демократии может быть только тоталитаризм, а потому я демократию принимаю со всеми ее негативными проявлениями. Прежде всего демократия, как ни поверни, – это всегда примат “серости”. А диктатор, наоборот, оказывается сильной личностью, яркой. Я против любого диктатора, даже если у него есть и привлекательные стороны. Я крайний противник тоталитаризма.

– Но, я думаю, сейчас возвращение к нему вряд ли уже возможно в нашей стране…

– Я тоже хочу на это надеяться. Пока мы, конечно, гуляем… Но пара – другая взрывов в разных районах страны, и люди скажут: “Все, хватит, подавайте нам “Сталина”. Люди устали, а ведь они, новые диктаторы, где-то есть, они подрастают… Так что давайте лучше учиться жить при демократии, хотя я понимаю, что демократически избранный лидер должен всегда отвечать вкусам массы, поэтому он бывает всегда “сероват”. То же самое и в литературе: чтобы стать популярным писателем, нужно писать на потребу публике. А чтобы быть демократически избранным президентом, я не беру тут Россию, нужно постоянно показывать, что ты – патриот…

– Да-да, кстати, в самых известных европейских странах демократического толка президент, например, всегда колесит только на представительских автомобилях отечественного производства… Вот такая деталь…

– Да, такой президент, демократически избранный, должен всегда показывать, что он болеет за свою страну, он должен нравиться массам, а значит, и болеть за ту команду, за которую болеет большинство. Да и жену он должен подобрать себе такую, которая бы нравилась не только ему, но и стране!

– Яркий пример – Америка, по-моему… Но политика – это игра для взрослых людей. Политик должен обладать определенным артистизмом, не правда ли? Чем культурнее нация, как, например, французы, тем артистичнее происходит борьба за власть, тем меньше трагедий, как у нас, и больше “шоу”, если взять американскую терминологию. Но, конечно, условия жизни, быта, обстоятельств диктуют правила этой, по большому счету, очень жестокой игры, которая носит название политическая борьба. Она очень ожесточает души…

– Да, безусловно, это так. Вот почему я хочу еще раз сейчас повторить, что есть очень большая опасность нарастания тоталитаристских тенденций в народе. И это объяснимо: люди живут плохо, порядка в стране пока нет. Какие-то ловкачи воспользовались свободой в своих целях – свобода все же есть в стране, этого нельзя отрицать, но они ею воспользовались в своих целях, интересах, растащили, что могли, “отмывают” деньги где-то в банке Нью-Йорка, прячут их там. Кроме того, наши богатеи, они совершенно лишены вкуса, они любят выставлять напоказ “свое нижнее белье”, любят похвастать по телевизору или в светских новостях в газете, что пьют за ужином вино по пять тысяч долларов за бутылку. А человек про себя справедливо думает, что он, мол, на эти же деньги может с семьей прожить годы. И, конечно, в такой ситуации люди усматривают в современном состоянии общества только негативные тенденции…

– Но, демократия всегда связана с негативными проявлениями…

– Конечно, демократия порождает много негативного, но с этим нужно бороться. Например, с таким порождением демократии же, как “массовая культура”. И все же нормальная демократия – это строй, при котором есть свобода выбора. И это главное.

– Но, понимаете, без свободы выбора простому человеку жить проще, ему “все разжевывают”, нас слишком долго приучали к этому, так что к свободе выбора нужно еще привыкнуть. Например, людям нужно свыкнуться с мыслью, что человек может выбирать, где жить на земле… Что вы выбрали для себя?

– Я живу в виртуальном мире, у меня есть адрес в Интернете, и когда я приезжаю куда-то, то сразу же даю свой новый адрес, и опять я связан со всем миром. Мой “почтовый ящик” всегда и везде со мной, теперь весь мир так живет, “перемешиваясь”. И дай Бог, чтобы так было и дальше, чтобы из-за всех этих войн, терроризма он не закончил своего существования и был открыт для всех…

– Так вы за открытый мир?

– Я – безусловно.

– И понятие “родина” теперь, можно сказать, несколько устарело?

– Я вам так отвечу: многие люди очень любят спекулировать этим. Я считаю, что сам себя человек не имеет права называть патриотом. Его другие должны так назвать. А чтобы быть патриотом, надо для своей страны пожертвовать хотя бы одним своим мизинцем. А если он просто шкурник, вор, прохиндей, но при этом твердит одно – я патриот, то это уже совсем другое. Об этом идет речь в моем новом романе, там есть персонаж, о котором сказано, что он считал себя патриотом, “потому что научился воровать только у себя на родине, а на Западе не умел”…

Патриотизм – это нормальное состояние человека, и им, так же как и национальностью, гордиться нельзя. Я, конечно, люблю то место, где родился и жил, но это еще не профессия.

В то же время я допускаю, что человек может отдыхать не в своей деревне, а в Крыму или на Кипре, потому что ему больше нравятся не березы, а пальмы. И хорошо, когда одному нравится одно, другому – другое. Кому-то нравятся брюнетки, кому-то – блондинки, кому-то – рыжие… В России особенно любят говорить про патриотизм, а простого уважения к человеку нет…

– Еще Леонид Андреев, попав на Запад, задался вопросом: почему на Западе человек так дорог, а вещи дешевы, а у нас, в России, все наоборот?..

– Только сейчас мы начинаем считать убитых на войне. А в Англии, например во время войны с Аргентиной за Фольклендские острова, каждый английский солдат, убитый на войне, был назван поименно, списки погибших публиковались в газетах. Это нужно для родных, для друзей, для родственников. Каждый человек неповторим. И для матери уже неважно, сколько погибло людей, если погиб ее сын. И ее осуждать за это нельзя. И если его упомянут как героя, то какой-то бальзам на рану ей прольют. И президент должен слова соболезнования найти… А у нас только одно: патриотизм, патриотизм…

– Но вас что-то радует, когда вы приезжаете из Мюнхена в Москву?

– Для меня это уже привычно: в позавчерашнее воскресенье приехал сюда, а в прошлое уже уехал обратно, это моя жизнь…

– Но что-то вас все же радует, когда вы здесь: погода, друзья, русская водка, в конце концов женщины?

– Погода, конечно, если хорошая. Насчет женщин говорить не буду, потому что подумают, вот, мол, ему уже 65, а он женщинами интересуется, боюсь, неправильно поймут. Я лучше помолчу. А если бы было 30, то обязательно сказал бы, что они мне приятны, но сейчас не буду об этом говорить…

– Вы любите путешествовать?

– Я люблю бывать в разных местах. Но я и не так много стран объехал, в Латинской Америке не бывал, не был в Австралии, Японии, а я знаю людей, которые весь мир повидали…

– Мы желаем вам путешествовать повсюду, и в виртуальном, и в реальном мире, и не забывать постоянно заезжать в Москву…

Натали ДОРЕ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте