Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Вертикаль памяти. А на костях воинов-победителей… мясокомбинат

Учительская газета, №25 от 21 июня 2011. Читать номер
Автор:

Вязьма – город воинской славы. На этой земле в грозном 41-м увязли 28 немецких дивизий. Наступление на Москву было остановлено. Но какой ценой?! В «вяземском котле» оказалось пять советских армий. О местах ожесточенных боев сегодня напоминают многочисленные памятники, обелиски на Смоленщине. Но есть среди них один, возле которого спустя десятки лет не могут сдержать горькие слезы потомки воинов.

Улица Репина… Пустырь, бетонная стена мясокомбината, частные огороды. Асфальтовая дорожка упирается в обелиск. Недавно на нем установлена новая мраморная плита со словами: «Здесь захоронены советские воины и мирные граждане, погибшие в немецком лагере военнопленных «Дулаг №184». Вечная память павшим». Теперь известно, что в этом лагере погибли около 80 тысяч защитников Москвы, попавших в плен из «вяземского котла». В 1943-м при освобождении Вязьмы следственные органы насчитали на территории лагеря 45 рвов размером 100 на 4 метра с останками погибших. Это целых четыре футбольных поля. Объясняя на Нюрнбергском процессе причины массового вымирания советских военнопленных, захваченных под Вязьмой, представители военного руководства Германии оправдывались – огромное количество пленных сделало невозможным их обеспечение. «Русские армии оказывали фанатическое сопротивление, несмотря на то что были лишены какого-либо снабжения. Они питались буквально корой и корнями деревьев… Попадали в плен в таком истощении, когда были едва в состоянии передвигаться. Было просто невозможно их вывезти… Очень скоро начались дожди, а позднее наступили холода. В этом и была причина, почему большая часть людей, взятых в плен под Вязьмой, умерла». (Из показаний начальника штаба оперативного руководства генерала-полковника Йодля.)Без вести пропавшие… Их предавали не один раз. О вяземских бойцах забыли на долгие годы после войны. А ведь составленные с немецкой педантичностью списки умерших в вяземском концлагере попали в 43-м в руки сотрудников отдела контрразведки Смерш 33-й армии Западного фронта. Оттуда их переслали в Управление по персональному учету потерь сержантского и рядового состава. И более чем 60 лет о них никто не вспоминал. В руки поисковиков эти списки из архива Министерства обороны попали несколько лет назад. С 2008 года мы ведем работу по поиску родственников советских воинов, погибших в немецком лагере «Дулаг №184», – рассказывает Евгения Иванова, президент Международной ассоциации общественных поисковых объединений «Народная память о защитниках Отечества». – За это время удалось установить связь с более чем 150 семьями потомков воинов из разных регионов России, а также из Украины, Беларуси, Казахстана, Литвы. Родственники погибших воинов создали оргкомитет «Вяземский мемориал». Было организовано пять поездок родственников к месту захоронения воинов».О том, сколько сил, времени уходит на то, чтобы разыскать родственников, договориться о времени поездки, найти возможность для их устройства в гостиницу (едут-то издалека), говорить Евгения Андреевна не любит. Ее небольшая квартира – это штаб, архив, диспетчерская. Звонок может раздаться в любое время суток: «Ура, еще один солдат нашелся!» И слезы в голосе собеседника на другом конце провода вполне объяснимы и понятны. Ирина Воробьева, Борис Рытиков, Рамиля Низаметдинова, Татьяна Дубовик, Инга Веденьева, Ирина Яркова… Список добровольных помощников в поиске родственников солдат трагической судьбы с каждым годом расширяется. («УГ» писала об этом в публикации «Вяземский мемориал», №7 от 23 февраля 2010 г.)…Жительница Кургана Людмила Иванова о своем деде Степане Федосеевиче Пашко знала немногое. Ушел на войну в 39 лет, оставив жену и кучу детей мал мала меньше. «Бабушка не верила в гибель любимого мужа, надеялась получить хоть какую-то весточку», – рассказывает внучка Людмила Павловна. Прочитав в областной газете «Зауралье» о том, что просят откликнуться родственников Степана Пашко, Людмила тут же позвонила по телефону. А в поездку в Вязьму взяла своего внука Диму – пусть увидит места, где воевал прадед.Боец Гавриил Власович Карпачев из далекого алтайского села Ново-Калманки попал в самое пекло войны. Пропал без вести под Вязьмой в 42-м. Его племянник Валерий Карпачев делится такими воспоминаниями: «Мой отец всегда с большой теплотой вспоминал старшего брата. Мать умерла рано, отец Влас Николаевич за кражу колосков с колхозного поля был арестован. Все заботы о семье легли на старшего брата Гавриила, который сделал все возможное, чтобы заменить братьям и сестрам родителей. С фронта от него приходили письма, писал, чтобы не тревожились, если долго не будет весточки, идут бои, приходится отступать…»Рассказ Валерию Михайловичу дается нелегко. Вздыхает, отводит глаза в сторону. Крупный, солидный мужчина стесняется своих слез. Но собирается с силами: «Моя мама часто повторяла, что люди, которые в жизни сделали много хорошего, не могут уйти бесследно, просто так. Обязательно где-нибудь да отыщется след. Сбылись ее слова…»Обычно по дороге в Вязьму все родственники бойцов не очень словоохотливы. Я уже второй раз в поездке и учитываю свой прежний опыт. В первый раз я пыталась познакомиться с каждым, записать себе в блокнот их истории, уже как только автобус отъехал от Москвы. Пока есть время для подробных разговоров. И конечно, люди со мною делились рассказами. Но во вторую поездку я уже точно знала, что оттуда, из Вязьмы, мы все вернемся другими. И те скупые рассказы заменят другие, идущие из глубины сердца. Мы все ощутим свою неразрывную связь друг с другом. Нас объединит общая боль….Традиционный митинг у скромного памятника в Вязьме не собирает множество народу. В этот раз пришли главы района и города Инна Васильевна Демидова и Виктор Иванович Семейкин. Последний пообещал, что на этом скорбном пустыре будет все-таки построен мемориал. Под него планируют выделить 4 гектара. Огороды на костях воинов, асфальтовая дорога, под которой могилы военнопленных, – вся эта территория станет памятным местом. Перенесут дальше и стену мясокомбината. Именно на его территории много лет назад поисковики обнаружили два захоронения. Но все работы тогда пришлось свернуть. Местные власти «ворошить прошлое» не разрешили. Ведь когда в рамках «Вахты Памяти-1999» обследовали территорию бывшего лагеря, то нашли у стен мясокомбината три захоронения, в которых «останки военнопленных хорошей сохранности были перемешаны с костями животных».Вот такую горькую и еще более чем горькую правду о бойцах, защищавших Родину, узнают все родственники погибших. Они едут через всю страну, перед этим получив наказы взять землю со священного места, а видят заросший бурьяном пустырь, огороды, надвигающиеся на него, серую бетонную ограду мясокомбината. У более чем скромного памятника они оставляют цветы, по русской традиции наливают в поставленные на землю стаканы водку, накрывают кусочком черного хлеба, кладут папиросы… Потом сюда подтянутся бомжи – слух о дармовой выпивке с закуской молнией долетит до них. Но когда перед отъездом в Москву мы снова приходим к обелиску, чтобы еще раз увидеть места, на которые, возможно, бросали последние взгляды и бойцы из далекого сорок первого, то обнаруживаем, что на донышках всех стаканов любители дармовщинки все-таки оставляют несколько глотков. И кусочки хлеба отломлены только наполовину… Видно, есть у пришельцев свое понятие, что можно, а что нельзя…В апреле 2009-го члены организации «Вяземский мемориал» обратились в Российский организационный комитет «Победа» с просьбой о создании на месте лагеря памятного комплекса. Обращались лично к председателю комитета – президенту Медведеву.Инициатива родственников бойцов получила одобрение, состоялось два заседания РОК «Победа» по поводу создания на месте Дулага №184 мемориального комплекса. А потом все увязло в согласованиях, проектах, решениях, в той самой бюрократической трясине, которая сводит на нет все благие намерения. Они ведь должны сразу подкрепляться делами, а в данном случае – решением о том, кто профинансирует строительство. Сначала РОК «Победа» хотел включить объект в федеральную целевую программу, которая призвана привести в порядок воинские захоронения. Не получилось. Ведь в Вязьме тогда появится новое воинское захоронение, а не старое. А для создания новых захоронений нужно отдельное постановление Правительства России. Родственники погибших военнопленных решили добиться этого постановления и отправили президенту Медведеву второе письмо. Вскоре получили ответ из президентской администрации: «В целях обеспечения вашего конституционного права на обращения в государственные органы… ваше обращение направлено в администрацию Смоленской области». Однако эту инстанцию родственники воинов, защищавших Родину, уже прошли ранее. Так сказать, использовали свое право, данное Российской Конституцией. И получили исчерпывающий ответ, что денег в администрации на это нет. Мол, обращайтесь теперь к главе администрации города Вязьмы. (Вспомните, что пообещал мэр города воинской славы на митинге родственникам воинов?) Но как оказалось, эти слова о выделении 4 гектаров, о переносе стены, об утверждении проекта комплекса просто повисли в воздухе. На тех самых березках, выросших на костях бойцов…Евгения Иванова уже имеет на руках бумагу, в которой сказано, что стену мясокомбината трогать не будут и территория для комплекса уменьшится в 4 раза. Так что слова мэра Вязьмы, сказанные на митинге, всего лишь благие пожелания….«Когда я узнала, что отец нашелся, то не могла с собой ничего поделать. Близкие даже боялись, не повредилась ли я умом. Из меня слез не выжмешь, а тут плачу и смеюсь», – рассказывая о своем потрясении, учительница из Челябинской области Евгения Шамшина опять смахивает набежавшую слезу. Ей было два года, когда отец Яков Никифорович Хмельков пропал без вести. Сколько раз Евгения Яковлевна получала на свои запросы неутешительный ответ – сведений нет, не значится… Через семьдесят лет дочь смогла увидеть место гибели отца. Увидеть серую стену мясокомбината…У внучки бойца Николая Ефремовича Антропова москвички Марии Кочкиной после поездки в Вязьму по дороге домой сложились горестные строки: «Фашистский лагерь пересыльный, // Посмертно скорбный наш Дулаг, // Где были массовые пытки, // Сегодня – мясокомбинат!»Под Москвой, защищая страну, стояли насмерть бойцы со всех территорий бывшего Союза. Защитники и представить не могли, что спустя семь десятилетий наша память с федерального уровня спустится на муниципальный…На Смоленщине, рядом с Вязьмой, в Духовщинском районе сейчас обустраивается сборное кладбище немецких солдат. А на костях воинов-победителей стоит мясокомбинат. Что с нами, потомками солдат Победы, происходит?..Вязьма, Смоленская область, фото автора


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту