search
Топ 10

Вершины Баландина. От родной земли не отрывайтесь

Мы стоим на окраине села среди стройных русских берез, любовно воспетых Сергеем Есениным. Свежий весенний ветерок, играя тонкими ветками, на которых со дня на день должны проклюнуться первые листки, пробуждает людскую память. Заслуженному учителю России Юрию Константиновичу Баландину есть что вспомнить и рассказать. Он родился 16 мая 1925 года в деревне Зеленино Рыбновского района Рязанской области в многодетной семье учителей. Великая Отечественная война не обошла ее стороной. Старший брат Владислав погиб под Сталинградом. Отец Константин Михайлович дошел до Берлина.

Из авиации – в школу

Девятилетку Юрий Константинович окончить не успел – в декабре 1943 года призвали в армию. Баландин оказался в Иркутской школе авиамехаников. Через год его направили учиться в Саратовскую область в Балашовское училище дальней авиации. Чтобы попасть в это училище, надо было пройти первоначальное обучение летчиков. Но летчика из Баландина не получилось по той простой причине, что летная школа была очень перегружена. Первых полетов многим курсантам приходилось ждать по 3-4 года. После прохождения мандатной комиссии Баландину предложили работать авиамехаником в школе первоначального обучения летчиков. Юрий Константинович отработал авиамехаником с 1944 по 1950 год и демобилизовался из армии в звании старшины технической службы.

– Я готовил к полетам такие самолеты, как «УТ-2», «Як-12». Потом пошли «Як-18» с убирающимися шасси, – рассказывает Юрий Константинович. – У меня в подчинении была группа курсантов. Приходилось много летать, жили с «подскоком». Аэродром базировался в Ртищеве, а летали в деревню Песчанка. Военный аэродром в Песчанке был высококлассный с бетонированной взлетно-посадочной полосой. Там мы и жили в землянках. Недосыпали, недоедали. Служба была опасная. Много авиамехаников погибло при запуске самолетов. Однажды и меня садануло винтом. Получил ранение.

По возвращении из армии Баландин пошел в районный отдел народного образования с просьбой, чтобы ему разрешили работать в школе. Юрий Константинович стал учителем географии в Алешинской средней школе, где отработал всего лишь год. Директором школы в то время был его отец Константин Михайлович, преподавали мать, жена старшего брата. Какие-то недоброжелатели «состряпали» жалобу. Мол, в школе процветает семейственность. Приехали товарищи из райкома партии – разобраться, в чем дело. Итог их визита был прост – Баландину пришлось уйти из школы. Но как оказалось потом – не навсегда.

– Дело в том, что фактически девятилетку я не окончил, – объясняет Юрий Константинович. – По сути, я отучился только половину девятого класса. На то были объективные причины – трудовой фронт, бомбежки. Учились кое-как, знаний почти не было.

Баландину предлагали работать заведующим складом на молокозаводе. Не захотел. Поехал в Турлатово на аэродром, чтобы устроиться авиамехаником. Но, увидев самолеты и вспомнив аэродромную жизнь, вернулся домой. Все, решил, наработался, больше с авиацией связываться не будет. Нежданно-негаданно на помощь пришел педагог – знакомый учитель Борис Сергеевич Шустов. В то время он был заведующим естественно-географическим отделением Рязанского государственного учительского института. Борис Сергеевич и посоветовал Баландину поступать в учительский институт.

Был в тот период жизненного перепутья у Юрия Константиновича еще один примечательный случай. Хотел он ехать поступать в Саратовское юридическое училище. Приходит в райисполком. Начальство отсылает его в районный отдел милиции. Там Баландину обещают, что направление на учебу выдадут без проблем. Юрий Константинович интересуется у стражей порядка: «А не помешает ли тот факт, что мои деды были священниками?» Нет, отвечают, не помешает. Через неделю приходит с надеждой Баландин в милицию: «Здравствуйте!» В ответ человек в фуражке разводит руками: «Юрий Константинович, к сожалению, нам с вами не по пути».

– В 1953 году я окончил Рязанский государственный учительский институт, – вспоминает ветеран. – И получил направление в Федякинскую школу Рыбновского района заместителем директора по учебной работе, но вакантного места там не оказалось. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. Директор школы деревни Высокое Сергей Васильевич Денисов, которому сейчас девяносто с лишним годков, предложил мне заведовать пришкольным хозяйством и вести географию. Я, конечно же, согласился.

В Высоковской школе Баландин отработал до 1985 года и ушел на пенсию. Почти 20 лет был на посту директора.

– Неужели после стольких лет, отданных школе, вы отошли от нее? – интересуюсь я.

– Да разве можно на селе потерять с ней связь?! Это все равно, что оторваться от земли! – восклицает Юрий Константинович. – Сегодня большинство педагогов Высокого и ближайших деревень – мои бывшие ученики. А на селе, как в одной лодке.

В океане жестокости

Сидим за крепким столом, пьем чай с медом в кругу учителей. Рядом с отцом – сын Константин бывший военный, подполковник в отставке. Было время – читал лекции в автодорожном институте. Внучка Елена – учительница начальных классов, мать двоих детей. Окончила педагогический университет. Вышла замуж за парня, который учился на физкультурном отделении Рязанского педучилища.

Разговариваем о жизни. Юрий Константинович размышляет о современной молодежи:

– Не знаю, согласитесь ли вы со мной, но нравственное воспитание сегодняшних детей, как это ни печально, очень мало зависит от школы. Еще меньше – от родителей. Сегодня родителям в сельской местности, если, конечно, они по-настоящему трудятся на земле, чтобы выжить, просто некогда заниматься воспитанием детей. Значит, детей на путь истинный должна наставлять школа. Но этого не получается. Конечно, в школе проводится гражданское и патриотическое воспитание, но тяжелое социальное и экономическое положение многих семей, особенно в деревне, тянут работу педагогов в обратную сторону. По большому счету дети предоставлены сами себе. Их воспитывает улица, они растут под лозунгами прагматизма и равнодушия к окружающему миру. Как это ни прискорбно, но сегодня самые уважаемые и «продвинутые» воспитатели и учителя наших детей – разнузданное телевидение, навязчивая реклама, пошлые газеты и журналы. Учителя бьются как рыбы об лед, но сделать ничего не могут. Жизнь настолько сложная и запутанная, что голова кругом идет. Современная школа – словно маленький островок, где учат добру, а вокруг – бескрайний океан жестокости и лицемерия. Огромные мутные волны захлестывают нашу молодежь. Поэтому тут и там происходят драки, убийства, молодежь «подсаживается» на наркотики, бросается в пьянство.

Лирическая душа

– У вашего великого земляка Сергея Есенина есть такие строки: «Брошу все, отпущу себе бороду и бродягой пойду по Руси». Не хотелось ли поменять рязанскую землю на ровный асфальт? Например, попытать счастья в столице?

– Да, была возможность уехать в Москву, – говорит Юрий Константинович. – У меня там жили бабушка и другие родственники. Квартирный вопрос был бы легко решен. Но я, как и мои предки, душой и сердцем приник к деревне.

Приникшая к родной земле душа Юрия Константиновича лирична и музыкальна. Ветеран в совершенстве владеет русской гармонью, играл на баяне, аккордеоне, мандолине. Вся художественная самодеятельность школы держалась на нем. Увлечение музыкой и баяном пошло от дяди, который был солистом хора Большого театра. Отец и мать знали ноты, семья была музыкальной. Ученики Юрия Константиновича особенно любили песни, где были такие слова: «Мальчишки, мальчишки, несетесь по снежным горам. Мальчишки, мальчишки, ну как не завидовать вам». Или: «Дуй, ветерок, песню неси, пусть ее слышат все на Руси».

Людям нужно учиться у пчел

– Я не случайно выбрал географию и биологию, – говорит Юрий Константинович. – В них очень много общего, они связаны с реальной жизнью, незаменимы в плане воспитания. В географии и биологии я постоянно открывал для себя что-то новое, расширял кругозор. Прежде чем стать учителем, я проехал почти всю Россию. Перевалил через Урал, добрался до Иркутска. Изучил Байкал, бывал в Забайкалье. Не по атласу знаю, что такое тайга. Увиденное и пережитое помогало мне, когда я вел уроки в школе.

Может быть, именно биология привела Юрия Константиновича к разведению пчел. Он держит небольшую пасеку. Говорят, что пчелы чем-то похожи на людей. По мнению ветерана, нам еще многому нужно у них учиться. Чему именно? Хотя бы дисциплине и порядку, иерархическому устройству социума. И, естественно, трудолюбию. Плохая матка – плохой улей, значит, меда может не быть. Хорошая матка – полный порядок. Будет отличный мед.

Рыбновский район, Рязанская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту