search
Топ 10
В российском регионе вводят всеобщий карантин для школ – младшие классы отправят на каникулы Закроют ли школы на дистанционное обучение в 2022 году – студентов и учеников Тувы перевели на удаленку Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Москва отказалась от локдауна и длительного дистанционного обучения для школьников и студентов В Госдуме предложили доплачивать учителям за работу в классах, где выявлен ковид Низкий поклон: в Санкт-Петербурге открыли памятник учителям, работавшим в блокаду Урок на «удаленке»: полезные советы педагогам от Учителей года России

Вернисаж

Новый город

Екатерины Ястребовой

ринято считать, что современная городская среда не эстетична, не слишком приспособлена для счастливого и здорового в ней проживания.

Художница Екатерина Ястребова своими картинами и картиночками на городские темы делает великое дело – она помогает горожанину прижиться. Он обживает то, что, казалось бы, обжить нельзя, невозможно. И очень характерно, что это обустройство делает именно женщина, которая по самой своей природе призвана обустраивать, обживать все новое и, казалось бы, не приспособленное для житья. Вот, например, ее чудесные маленькие картиночки на банальнейшие, чудовищно антипоэтичные, заведомо прозаические сюжеты, словно подобранные с грязного пола Московского метро. Две женщины присматривают себе новое платье, одна прикладывает его к своей фигуре, а другая опытным глазом окидывает ее всю, чтобы оценить – плохо это или хорошо. Вся сценка, по-видимому, происходит где-нибудь в подземном переходе или на улице, это одна из тех характерных сцен, которые десятками ежедневно проходят перед нашими глазами, но которые мы не видим, не замечаем и не считаем нужным замечать, ибо это – быт. Но вот что делает с этим бытом художница. Мы узнаем в ее картиночке и женщин-покупательниц, и кучу разноцветного тряпья, висящего на вешалках, и толстую торговку, лукаво поглядывающую на прохожих, – все это именно так, как происходит в жизни, и одновременно не так, по-другому. Почему-то у Кати вся эта типичная городская сценка становится красивой, интересной, с улыбкой и даже, вы не поверите, поэтичной. Ее можно долго разглядывать, ею можно любоваться, ее любишь и с ней хочется жить.

Разумеется, Катя Ястребова не первый художник, кто осваивает современную городскую тему. Если вспомнить советские времена, то первый, кто придет на ум, пожалуй, будет Юрий Пименов. Его “Новая Москва” и “Новые Черемушки” стали классикой советской живописи. Художник шел с этюдником туда, где кипело строительство, чтобы воспеть и прославить его. Заслуга Кати Ястребовой состоит как раз в том, что, обживая и осваивая в своих картинах жестокий и трудный для человека мир, она помогает ему, переселяя в сферу эстетики и красоты то, что привычно казалось нам безобразным. Она очеловечивает грубую городскую среду, наполняя ее почти домашним теплом и уютом. И не случайно в последние годы одним из ее любимых художников стал наш русский бытописатель Павел Федотов. За анекдотичностью и мелочностью его сюжетов художница разглядела любовь Федотова к простому человеку, его умение прочувствовать в самой обыденной жизни поэзию и тайну человеческого существования.

Но если человечность и теплоту Катя черпает из нашего родного Федотова, то раскованность ее воображения, фантастичность некоторых ее образов, гротескные формы отсылают нас к сюрреализму Сальвадора Дали и к нидерландскому художнику ХVI века Питеру Брейгелю. Ее большая картина “Конечная остановка” напоминает “Нидерландские пословицы” Брейгеля: здесь тот же фантастический сплав реального, бытового с ирреальным и сказочным. В обычной и будничной сутолоке городской автобусной остановки с ее неизбывными ларьками, с ее обязательными нищими музыкантами, расклеенными рекламными обьявлениями и тому подобной неразберихой она увидела и разглядела нечто ярмарочное и балаганное, странное и нелепое смешение стилей – то, что делает нашу жизнь похожей на представление в театре абсурда или на кадры сюрреалистического кино…

Катя Ястребова – еще очень молода. В ее профессиональном багаже – уроки в районной художественной школе, занятия на отделении монументальной живописи в Строгановке и культурный опыт художника во втором поколении: Катина мама тоже художница – ученица когда-то знаменитого Сергея Герасимова, Катин отец был скульптором. Но главное Катино достояние – это ее талант и молодость, ее восприимчивость к новому и обращенность в будущее. Быть женщине художником – это тяжкий крест, быть художником в те времена, когда стоят заводы и бастуют шахтеры, и при этом заниматься некоммерческим и, следовательно, настоящим искусством – это великое подвижничество, которое заслуживает самого искреннего уважения.

P.S. В июле в Москве, в Выставочном зале на Крымском валу, прошла персональная выставка художницы Екатерины Ястребовой.

Лилия БАЙРАМОВА

К 850-летию Москвы

Колокольный звон Коломенского

звестный французский композитор Берлиоз, посетивший Коломенское, писал: “Ничто меня так не поразило в жизни, как памятник древнерусского зодчества в селе Коломенском. Много я видел, многим любовался, многое поражало меня, но время, древнее время в России, которое оставило свой памятник в этом селе, было для меня чудом из чудес. Я видел Страсбургский собор, который строился веками. Я стоял вблизи Миланского собора, но, кроме налепленных украшений, я ничего не нашел. А тут предо мной предстала красота целого. Во мне все дрогнуло. Это была таинственная тишина. Гармония законченных форм.

Сотрудниками музея во главе с директором Людмилой Колесниковой были подготовлены и представлены москвичам и гостям столицы выставки “Сокровища русских монастырей”, приуроченные к празднованию памяти равноапостольских Кирилла и Мефодия, “Белый камень Москвы”, где экспонаты рассказывали об архитектурных памятниках ХIV-ХХ веков, при строительстве которых применялся подмосковный известняк, который и по сей день добывают в карьерах Мячково.

Посетители – дети всех возрастов. Здесь они приобщаются к истокам русской культуры. Более того, четыре года назад в Коломенском по инициативе научного сотрудника Ирины Фроловой была реконструирована средневековая школа, получившая официальное название “Клуб юных историков”.

Конечно, проблем у Коломенского хватает. Основная – как и у всех в это время – финансирование. Во многом помогает московское правительство, что-то дают бизнесмены. Но чтобы поднять такой исторический пласт, выход один – зарабатывать деньги самим. Территория музея-заповедника огромна, когда-то на ней размещалось несколько крупнейших деревень, почему бы здесь не появиться гостиничному комплексу в виде постоялых дворов? Или кафе и павильонам, которых пока явно не хватает.

Игорь КУЗНЕЦОВ

Александра ПАХМУТОВА:

Надежда – мой компас земной

Александра Николаевна ПАХМУТОВА – человек-легенда нашей песенной культуры. Трудно найти более популярного композитора 60 – 80-х годов. А сейчас? Как живется? За ответами на эти вопросы я и отправилась к ней:

– Александра Николаевна, вы наш один из самых признанных композиторов, много и плодотворно работающий на песенной ниве более тридцати лет. Судя по всему, раньше вы были очень обеспеченным человеком, получая те же авторские отчисления. А что сейчас? Каково финансовое положение композитора вашего высочайшего уровня?

– Плохое. Разрушена система концертного кровообращения. Нет системы, и потому сложно. Всем приходится заниматься самой, начиная с той же аренды зала, которая стоит немыслимых денег, причем почему такие деньги, а не другие, обьяснить никто не может.

– Но ведь к вам, безусловно, обращались нынешние “звездочки”, предлагая за энную сумму написать песню…

– А я по заказу не могу. Вернее, не хочу. У каждого композитора есть “профессиональные отмычки”, с помощью которых можно написать первоклассный шлягер. Но это мне неинтересно. Я бы сравнила это с искусством профессионального холодного обольщения – когда мужчиной движет не любовь, а он с совершенно холодным сердцем, разумной головой просчитывает, как вскружить голову девушке. Пользуется именно приемами. Но интересна же любовь… Вот и в песне так же. Сразу слышно – “отмычка” ли это или от души идет. И потом – цель, которую человек ставит перед собой. Если добиться материального эффекта, можно каждый день писать по десятку, повторяю, это несложно. Но, уверяю, очень скоро будет на душе пусто.

– Слышала, вы, как и раньше, даете благотворительные концерты?

– Да. Но особо не афиширую это. Зачем? Если людям по нескольку месяцев не платят зарплаты, но тем не менее им хочется услышать мои песни, новые и старые, я еду и выступаю. Или же, к примеру, были с Юлианом в дивизии имени Дзержинского, там же и госпиталь, где лежат наши раненые ребята. Какие светлые, чистые лица! Как перед ними не сыграть?! Это никакой не подвиг, а просто моя повседневная жизнь.

– А можно узнать, как налажен ваш быт?

– Ну так, обычно. Много лет живем в трехкомнатной квартире, одна из комнат которой была родительской… Никаких домработниц у нас не было и нет. О “новых русских” только из анекдотов знаю, лично не встречалась с ними.

– Возвращается интерес к песням прошлых лет. Это мода или же нам в сегодняшних песнях действительно чего-то не хватает?

– Новые песни, как правило, – это отражение того, что насаждается вообще в нашей жизни сейчас. Но это корни не наши! Генетически мы все равно тянемся к своему. Мы не можем жить, думать и чувствовать только на английском языке. Мы живем здесь. И все насаждения эти искусственны.

У нас сейчас появилась прекрасная аппаратура, но обидно, что зачастую все это уходит на совершенно примитивные вещи, чуть ли не в блатняк. Это вопрос простой и очень сложный. Качество песен отнюдь не зависит от благосостояния. Между прочим, благополучные страны вообще песен не дают. Какие вы знаете, к примеру, датские песни?

Или вспомним нашу историю. Во время войны какие у нас гениальные песни рождались! Казалось, дай Бог выжить – но нет, и до песен было дело. Поскольку высота духа – это тоже очень важно.

Почему наши старые песни поют? Разные причины. Для многих – это просто ностальгия. Для молодежи же порой это форма выражения даже какого-то социального протеста. Даже если удастся заработать большие деньги, то они не дают того, чего не хватает молодой душе.

А пропаганда песни – это вопрос меры. Потому что можно заболтать даже хорошее, и это надоест. Вот об этом надо всегда помнить.

Лариса КУДРЯВЦЕВА

Фото автора

Я помню вальса звук прелестный…

В лучшей, самой красивой гостиной Дома ученых на Пречистенке проходил вечер любителей романса. К роялю вышел элегантный молодой человек с гитарой и своим пением буквально заворожил слушателей – певец и композитор Дмитрий Швед. Прозвучали известные старинные романсы – “Я вас любил”, “Утро туманное”, “Гори, гори, моя звезда”, а также авторские романсы Дмитрия Шведа – “Я хочу целовать твои белые плечи”, “Белый рояль”, “Чайные розы”…

Затем певец выступал и в Доме архитектора, в Доме литераторов, Доме журналиста, постоянно обогащая манеру исполнения и расширяя репертуар. В программе появились гусарские песни. Это открыло новую грань в творчестве – у нас почти никто не исполняет гусарские песни. А ведь песни о гусарах пробуждают в юношах благородные чувства любви к Отчизне, готовность всегда встать на защиту Родины. Это и романтика поистине рыцарского отношения к даме сердца, безудержная отвага, умение искренне восторгаться женской красотой, стремление повеселиться от души.

Дмитрий Швед – драматический актер, в свое время окончивший ГИТИС. Несколько лет работал в театре и кино. Признается Дмитрий – тоска по возвышенному, по преданной любви и прекрасной даме во все века тревожила и манила сердце каждого человека. Мой дед был гусаром, наверное, во мне есть что-то генетическое. Прошлое моих предков вдохновляет меня и побуждает совершенствовать жанр романса. Мне хочется петь о бесконечном стремлении людей к счастью, о переживаниях на пути к нему. И я счастлив, когда слушателям нравится мое исполнение!

Дмитрий считает, что сейчас жанр романса переживает второе рождение, обретает как бы второе дыхание. Однако он твердо убежден в том, что, бережно храня бесценные традиции исполнения, надо придавать романсу современное звучание. Необязательно синтезатор, компьютер, но сопровождение акустических инструментов – акустические гитары, скрипки, ритм-секция. Такой подход – старые традиции в современном звучании – позволит донести прелесть старинного романса до сегодняшнего слушателя, особенно молодежи.

Дмитрий Швед побывал со своими сольными концертами в 19 городах США – Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Сан-Диего… Принял участие в двух фестивалях – Международном и Русском, где выступали многие фольклорные и вокальные коллективы из различных стран мира. Залы собирали до 2 тыс. слушателей. Написал музыку к стихам великого князя Константина Романова “Молитва”.

* * *

P.S. Известная компания звукозаписи “Гала-Рекордс” выпустила первый компакт-диск Дмитрия Шведа “За дружбу верную и за прекрасных дам…”

Марина ЕВСЕЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте