Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Вера Кострова, Нижний Новгород: Учите детей сами!.

Дата: 16 июля 2013, 12:00
Автор:

Как ни цинично это звучит, но родители, относящие себя к представителям среднего класса, отводят школе скромную пастушескую функцию. Настоящее образование, считают они, дети здесь не получают. Только присмотр пока папа с мамой на работе…

В последнее время многие мои знакомые, особенно те, чьи дети еще не охвачены всеобщим средним образованием, просят меня помочь с выбором школы, подсказать, посоветовать, а то и вообще, используя служебное положение, «впихнуть» ребенка в считающееся престижным учебное заведение. Удивительно, но, спрашивая совета и помощи, мои знакомые сами начинают разбор немногих достоинств и множества очевидных недостатков элитных школ. Каждый разговор почти всегда сводится к одному: хороших школ в городе не осталось, учить ребенка негде. В одном лицее слишком много задают и родителей напрягают, в другом слишком до денег алчные, в третьем учителя любят дорогие подарки, в четвертом нет ни первого, ни второго, зато и учителей сильных нет, все ушли, в пятый первоклашек берут только за большой вступительный взнос – словом, куда ни кинь – всюду клин.

Выслушав критические замечания своих собеседников (они, как правило, повторяют их с чужих слов, нередко сильно искажая или преувеличивая факты), понимая, что разубедить их вряд ли удастся, я обыкновенно советую: «В таком случае учите детей сами. Оформите семейное (домашнее) обучение и организуйте его по своему усмотрению». После этих моих слов наступает пауза… «Как это?» – спрашивают собеседники в недоумении. – Пригласите учителей, которым доверяете, чему-то, возможно, на первых порах научите сами, потом увидите, как пойдет. Раз в месяц или в четверть (как захотите) будете приходить в школу сдавать зачеты по предметам. У вас будут курирующие учителя. Вам будут выставлять оценки за темы, четверти и за год, разумеется.  Формально вы будете приписаны к определенной школе и конкретному классу (даже будете вписаны в журнал), но посещать школу будете ровно столько, сколько сами определите. После этих слов пауза повисает почти мхатовская. – Но ведь учителям, которых мы позовем, платить  нужно самим? – Разумеется, самим… Но вы же хотите дать детям самое лучшее образование? Разве оно не стоит вложений? – Да, но мы работаем. А с детьми придется кому-то дома оставаться… – Наймите гувернантку или воспитателя, чтобы они контролировал процесс. – Но это в такие деньги выльется… Учителям платить, гувернантке… – А вы хотели все это получить бесплатно? Но вы же понимаете, что так не бывает. За качество нужно платить, и немало. Но есть другой вариант, и он уже много раз был успешно опробован в столице. Не доверяющие школе родители ровесников объединяются в мини-группы из 3-6 человек, распределяют предметы и ведут у своих детей уроки самостоятельно либо приглашают за умеренную плату своих хороших знакомых. Среди родителей находятся, как правило, и гуманитарии и технари, способные доходчиво дать материал средней и тем более начальной школы. Ну уж а уроки пения, изо и физкультуры может подготовить и интересно провести любой неравнодушный родитель. К тому же сейчас такое разнообразие литературы специальной, надежный помощник и первый консультант – Интернет. Стоит только воодушевиться идеей, а информацию найти нетрудно. Конечно, в этом варианте тоже придется вложиться: хоть не деньгами, но временем, душевной и физической энергией – но ожидаемый результат того стоит.

Тут мои собеседники, прокрутив в уме тот или иной вариант, как правило, принимают решение в пользу массовой школы. Довод обычно приводят такой: «Там хоть за детьми присмотрят. Накормят и чем-нибудь займут. А уж мы репетиторов наймем и во внешкольное время всему научим. К тому же ребенку и общаться нужно со сверстниками. А дома какое общение?»

Как ни цинично это звучит, но родители, относящие себя к представителям среднего класса, отводят школе скромную пастушескую функцию – сдают детей под призор лиц с педагогическим образованием в надежде, что, пока сами на работе, с детьми ничего плохого не случится. А может быть, – и это сверх ожиданий – они даже чему-нибудь научатся – не наверняка, но не исключено. Главное, чтобы дети были здоровы и не устали. Потому что во второй половине дня их ждет настоящее образование.

Я утрирую, конечно, но не очень сильно. Мало кто из родителей ждет от школы прочных знаний, глубокого понимания сути процессов (любых – исторических, общественных, физических или химических). Нет, этого не ждут – пусть хотя бы более или менее овладеют счетом, родным языком, кое-что слышат на уроках для общего развития, а уж к институту подготовим, когда придет пора.

Главное, о чем беспокоится большинство «продвинутых» родителей, – чтобы ребенок в школе не получил ненужных знаний (матерной лексики, подробностей половой жизни, слишком близкого знакомства с молодежной субкультурой), и тем более негативного жизненного опыта – не стал бы избиваемым, унижаемым или оскорбляемым. Этого боятся многие, и страх обоснован: школы, как и общество в целом, все больше люмпенизируются, опрощаются. Упразднение наказаний, адекватных проступкам, привело к тому, что  хамство, распущенность и вседозволенность отвоевали себе огромные школьные территории. Грубость, бестактность, различные проявления неуважения к педагогам и одноклассникам настолько часты, что не воспринимаются исключением из правил.

Именно из этих соображений большинство хочет устроить детей в элитные школы. В них другой круг, дети в основном из благополучных, хороших семей. В так называемых «районах – кварталах» слишком большой процент детей люмпенов и «культура» общения соответствующая. Хорошему, любознательному, ориентированному на учебу ребенку непросто среди сверстников, интересующихся совсем иными материями.  А уж если он от природы робок и застенчив, если не способен отстаивать свое право на место под солнцем, такому ребенку в обычной массовой школе тяжело крайне. Наркологи не случайно уже с начальной школы относят их к группе риска и советуют родителям срочно принять меры – по возможности оградить ребенка от жестоких и безжалостных сверстников. Сделать это можно двумя способами – либо перевести ребенка в другую школу, либо – на семейное обучение. Для настрадавшегося ребенка семейная форма является спасением. Как правило, приходя на зачеты раз или два в месяц, общаясь только с педагогами, ребенок успокаивается и постепенно расцветает. Его сутулая (от постоянного ожидания удара сзади) спина расправляется, затравленный взор яснеет, глаза начинают блестеть, и на лице появляется улыбка. Учителя вдруг начинают замечать, что ребенок вовсе не без способностей, что память у него отличная и читает он все, что положено по программе, и даже больше… А родители вдруг отмечают, что поход в школу превращается для него из пытки в праздник…

Я пишу эти слова, имея в виду конкретный случай. Девочка – не буду называть ее имя и фамилию – училась два года в частной школе. Потом ее перевели в обычную школу по месту жительства (район метро «Теплый стан»), и вначале все были довольны и школой, и классом. Но через полтора года вдруг начались странности. Девочка приходила из школы с заплаканными глазами, в угнетенном состоянии. У нее начались проблемы с успеваемостью, а однажды бабушка во время мытья увидела на теле внучки синяки. Девочка призналась, что небольшая группа одноклассников почти ежедневно загоняет ее в угол, унижает и требует денег. Если мелочи нет, мучители довольствуются ее слезами. Оказалось, что эти пытки длились почти три недели. Узнав об этом, бабушка в тот же день обратилась к директору с просьбой пресечь безобразие. Директор, разумеется, встала на сторону униженной девочки. Она имела серьезные беседы с юными садистами и их матерями (выяснилось, что большинство детей – приезжие, их родители снимают в Москве жилье). Самому основному фигуранту было предложено уйти из школы, остальных поставили в такие жесткие рамки, что они едва ли захотят впредь кого-нибудь мучить. Родителям девочки директор сама предложила перейти на семейное обучение – на время, пояснила она: «Как только все пройдет и забудется, она сама захочет вернуться в школу». Время, конечно же, лечит. И надо полагать, девочка действительно через год-два сама потянется к сверстникам. Пока же ей достаточно общения со своими близкими и ребятами из музыкальной школы, которую она продолжает посещать в обычном режиме.  Родители довольны тем, как администрация школы повела себя в непростой ситуации, довольны учителями, их отношением к девочке и не торопятся уходить с семейного обучения – после неприятных событий прошло чуть меньше года. По-видимому, возвращение в класс произойдет только по воле самой ученицы.

Еще раз повторю: описанный мною случай не единичен. Чуть ли не в каждом классе есть дети с садомазохистскими наклонностями, есть и дети виктимные. Тиран, как известно, всегда находит жертву. В таких случаях семейное обучение – спасение. Ведь элитные школы не резиновые, к тому же не всем доступны с точки зрения материальной – известно, что они во многом существуют на «добровольные пожертвования» родителей.

Я знаю еще три семьи, которые учат детей самостоятельно. Две семьи священников выбрали такую форму потому, что не хотят, чтобы их сыновья и дочери контактировали с детьми, родители которых враждебно настроены по отношению к церкви и ее служителям.  И еще они не хотят, чтобы дети слышали матерщину и скабрезные истории, увлекались магией и чертовщиной. Желание родителей оградить детей от чуждого влияния вполне понятно. Единственное, что смущает, – дети очень страдают от ограниченного рамками семьи общения. До определенного возраста все было хорошо, но с 12 лет начались проблемы. Ведь подростки видят сверстников, но изолированы от них. Конечно, в православном кругу есть свое общение – сами семьи ездят в гости к своим знакомым, у себя принимают гостей, близких по мировоззрению. Православные лагеря, куда родители устраивают детей летом и зимой, тоже помогают в какой-то мере утолить юношеский социальный голод, но все же не решают проблемы. И есть подозрение, что к 17-18 годам она обострится до крайней степени. Родители видят опасность и ищут выход, пока, увы, безуспешно…

Третья семья тоже выбрала семейное обучение осознанно и пока успешно осуществляет его. Эта семья так называемых анастасийцев – людей, выбравших особый путь. Дети свободно общаются со всеми сверстниками, живущими в селе, но в школу, расположенную в соседней деревне, ездят сдавать лишь зачеты. Родители их люди образованные, они сами, без привлечения других педагогов, дают им все необходимое по программе, а также объясняют вещи и понятия, которых совсем не касаются в современной школе. В результате дети анастасийцев знают гораздо больше, чем их деревенские ровесники, и лучше разбираются в жизни. Родители уверены, что они смогут в будущем самостоятельно выбрать свою дорогу, не потеряются в обычной жизни и смогут реализоваться, если захотят, в направлении, которое выбрали родители. Честно скажу, такой подход к обучению и воспитанию мне понравился больше всего. Успехами детей довольны, кстати сказать, и школьные педагоги. Они очень рады, что талантливая семья территориально приписана к их школе: показатели успеваемости в среднем и старшем звене благодаря им заметно выросли.

Я почти уверена, что у семейного обучения в нашей стране большое будущее. По причинам, о которых написала выше. К тому же, и это немаловажно, семейное обучение выгодно самой школе: формально дети относятся к учащимся школы, что важно при подушевом финансировании, и в то же время никаких проблем педагогам не создают. Вот помяните мое слово: уже через год количество детей, вписанных в журналы, но не посещающих уроки, вырастет в разы.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt