search
Топ 10

Вектор, указывающий направление общественного развития Молодежный центр прав человека и правовой культуры

Словосочетание “права человека” за короткое время стало не только известным широкой публике, но даже довольно избитым. Смысл этих слов каждый понимает по-своему, причем выявляется масса курьезов. Неудивительно – четкое определение этого понятия бывает трудно найти и в специальной литературе. (Доступность этой литературы – отдельная проблема).

1. Основные определения, характеристики
Права человека – это система норм поведения; существуют они на стыке морали и права.
С философской точки зрения права человека – это универсальные моральные права. Обычные моральные права порождены конкретной жизненной ситуацией, в которой находится человек, его статусом, положением в системе отношений между людьми. Например, глава семейства имеет моральное право знать, что происходит в его доме. Универсальные моральные права не зависят от конкретных обстоятельств и присущи любому человеку в любой ситуации как необходимые и минимальные компоненты человеческого достоинства.
Эти права проистекают из самой природы человека, и поэтому их еще называют естественными правами. Человек обладает естественными правами от рождения и независимо от того, признаются ли они непосредственным окружением данного человека и охраняются ли государством.
Моральные права существуют в системе моральных норм, т.е. норм поведения, которые обеспечиваются лишь духовным воздействием – общественным одобрением или осуждением. Зрелые моральные нормы имеют тенденцию перерастать в правовые нормы тогда, когда моральные требования выражены в договоре и начинают охраняться силой государственного принуждения. Представления о различных правах и свободах зарождались в разных культурах и в различные эпохи как этические суждения. Со временем эти представления находили отражение в правовых документах – кодексах, декларациях, конституциях. В развитых современных обществах права человека являются основой действующего законодательства.
В этом плане различают естественное и позитивное право. Естественное право, как мы видели, есть нравственный минимум, который необходим для сохранения общества. Позитивное право выражено в действующем законодательстве. Требования естественного и позитивного права могут не совпадать. Достаточно вспомнить законы гитлеровского и сталинского режимов. В этих условиях возникает коллизия естественного и позитивного права: чему подчиняться – законам писаным или законам высшим?
В современном мире права человека становятся метаправом, или “правом для права”. Метаправо – это общие правила для установления правовых систем.
Права человека выражены в основном законе государства и международных соглашениях; конкретные законы и административная практика – внутри страны и в отношениях между государствами – должны соответствовать принципам прав человека. То есть это система норм, отражающих современные представления об оптимальном общественном устройстве.

2. Проблема реализации прав человека
Моральные нормы выражают общественный идеал (добра, справедливости), но их соблюдение связано с многими трудностями. Реальность – всегда только приближение к идеалу, но не достижение его. То же относится и к исполнению принципов прав человека. В этом смысле говорят, что права человека – это не данность, а процесс. Это бесконечный процесс приближения к моральному идеалу, и каждое поколение вносит свой вклад в создание механизмов, обеспечивающих реальную “работу” этих норм – на моральном и на правовом уровне. Для соблюдения прав человека механизмы исполнения правовых норм недостаточны, требуется социальный контроль “снизу”, т.е. должен работать механизм моральной нормы, нравственной оценки. Учет прав человека в административной практике любого уровня (от мелкого предприятия до межгосударственных отношений) требует специальных усилий, любая административная система имеет тенденцию к игнорированию прав человека – в той мере, в какой это дозволено общественным мнением и поведением граждан.
В современном мире мы видим разные типы культур – в одних права человека являются в сознании людей основой жизни и потому бдительно охраняются гражданами, в других, наоборот, эта идея людям мало знакома и идеал порядка связан скорее с тиранией, в-третьих (например, в нашей), наблюдается конфликт различных взглядов и традиций. Уровень реализации прав человека в каждом типе культур соответствующий.
Однако в наше время права человека перестали быть внутренним делом государства. Важная характеристика статуса прав человека – международная система их защиты. Гражданин, исчерпавший возможности защиты своих прав на родине, может обратиться в Международный суд по правам человека. Государство, не соблюдающее права человека, подвергается политическому и экономическому давлению вплоть до вооруженного вмешательства (процедуры такого контроля установлены международным правом).
Несмотря на защиту прав человека международным сообществом, выражение их в национальном законодательстве большинства стран, пользование своими правами часто требует от человека специальных усилий, на которые не каждый способен. Тем не менее борьба отдельных граждан приводит к совершенствованию юридических механизмов защиты, к изменению административной практики – и общая тенденция налицо: каждое поколение пользуется большей свободой, чем их родители.
Права человека частично отражены в действующем законодательстве, частично – нет. То есть принцип охраны прав властью государства реализуется не полностью. Какова в этом случае функция этих норм? Права человека – это вектор, указывающий направление общественного развития.
С одной стороны, это критерий оценки законодательства. В самом начале было сказано, что права человека – это основа формирования правовых систем. Если мы обращаемся к любому правовому документу – региональному, национальному или международному, мы прежде всего анализируем, насколько он соответствует принципам прав человека. Это правило должно быть четко усвоено. В той мере, в какой закон соответствует правам человека, можно пользоваться законом. При расхождении надо руководствоваться высшим принципом, т.е. правами человека. Если раньше это было сложно, то теперь права человека выражены в Конституции Российской Федерации, которая обладает прямым действием. То есть можно апеллировать не к моральному идеалу, а к Основному Закону страны.
С другой стороны, формулировки прав человека, признанные в международном масштабе, являются инструментом реализации права. Человек может бороться за конкретное право вопреки ближайшему окружению, если знает, что эти требования признаны в мире.
Спрашивается, что проку знать человеку, что все цивилизованные страны признают свободу передвижения и выбора места жительства, если вот сейчас начальник отделения милиции отказывает ему в регистрации? Однако на практике обнаруживается, что ситуация для человека, который лишь смутно ощущает несправедливость, но не в силах выразить, в чем она заключается, гораздо тяжелее, чем для того, который осведомлен о своей правоте и о том, что данный администратор нарушает такое-то конкретное право, которое нарушать нельзя. Такая осведомленность создает возможность свободного выбора: решаюсь я приложить усилия для защиты своего права или отказываюсь от этого, потому что данное право не стоит тех усилий. Правозащитники свидетельствуют – после того, как человек получает правовую интерпретацию той жизненной коллизии, в которой он оказался, его состояние резко меняется, он получает надежду. Даже если он откажется от реализации своих прав – знание того, что правда на его стороне, поддерживает его.

3. Кто может нарушить ваши права?
Мы описываем ситуацию в терминах прав человека, если нарушителем выступает государство. Хотя физически нарушение может осуществляться и частным лицом. Например, принцип неприкосновенности личности означает недопустимость произвольного лишения свободы подозреваемого, скажем, в краже; нельзя добиваться признания путем запугивания и физического принуждения. Если милиционеры водворяют без должных оснований и на неопределенный срок человека за решетку, при этом он подвергается избиениям и угрозам – ясно, что нарушителем является государство в лице своих служащих. Если человека похищают и избивают при тех же обстоятельствах бандиты, родные обращаются к государству за помощью. Если помощь оказана – мы описываем ситуацию в терминах уголовного права. Иное дело, если государство не считает нужным вмешиваться: тогда мы можем говорить о несоблюдении государством принципа личной неприкосновенности.
Представьте себе, что некий человек (частное лицо) – в силу вражды, умышленно или по неосторожности – поджег дом соседа, и все сгорело дотла. Совершенно очевидно, что такой человек будет привлечен к уголовной ответственности: государство как бы “не имеет ничего против” того, чтобы виновник понес наказание. Если же дом мирного жителя разрушен в результате “ковровой бомбардировки” в ходе военной операции – как это происходит сейчас на Кавказе? (Среди пострадавших таким образом – жители казачьих станиц на территории Чечни и Дагестана, рабочие, работавшие на предприятиях Грозного, местные крестьяне и т.п.). Оказывается, в этом случае тяжело добиться компенсации, потому что виновник – государство. Вот в этом случае требуется привлечь международные механизмы защиты прав человека, чтобы оказать давление на государство-нарушителя.
Самого тщательного контроля с точки зрения прав человека требуют ситуации, связанные с социально-культурными противоречиями и конфликтами, которые могут обернуться большим количеством жертв.
Например, если жителям определенной национальности местная администрация запрещает селиться в городе, регистрировать фирмы, обучать детей на родном языке и т.п. – налицо дискриминация по этническому признаку, т.е. государство грубо нарушает права этой категории граждан. А если группа местных жителей в силу своих национал-экстремистских взглядов систематически нападает на представителей той самой национальности, избивает, угрожает? В том случае, если на защиту притесняемых не встает милиция и нападающие не предстали перед судом, нарушителем опять же считается государство. В условиях правового государства люди экстремистских взглядов не осмелятся на активные действия, зная, что любые попытки будут немедленно пресечены, а их самих ждет суровое наказание.
К сфере прав человека не относят ситуации, регулируемые гражданским правом: например, если вы дали деньги в долг, а должник отказывается вернуть их, суд может принудительно изъять его имущество в счет уплаты долга. Если одно предприятие грубо нарушило сроки поставки товара другому, арбитражный суд обяжет нарушителя компенсировать убытки пострадавшему.
Другое дело, если суд не выполняет своих функций: например, у вас не принимают заявление, составленное в соответствии с требованиями закона; суд обнаруживает пристрастность, предвзятость, затягиваются сроки рассмотрения дела – тогда опять же мы можем сказать, что государство нарушает право граждан на справедливый суд.
В обиходе, к сожалению, термин “государство” вызывает в сознании смутный образ некой темной бесформенной силы. Именно говоря о нарушении прав человека, необходимо помнить, что государство – это всего лишь система управления, и у “дракона” этого всего лишь три головы: законодательная власть (нами избираемая), исполнительная (те самые “чиновники”, в том числе милиция) и судебная. Тогда очевидно, как может нарушать права человека каждая из ветвей: законодатели могут игнорировать эти принципы при создании конкретных законов (пример – Закон “О свободе совести и религиозных объединениях” 1997 г.), исполнительная власть может нарушать права человека в административной практике (неправомерные аресты, закрытие “неугодных” газет и т.д.), судебная власть – не обеспечивая справедливого, беспристрастного и своевременного разбирательства дела. Различать эти структуры необходимо. Часто удается найти “управу” на конкретного нарушителя из одной ветви власти, используя силы другой ветви. Например, воспользоваться силами депутатского контроля для пресечения самодурства местной милиции либо подать в суд на министерство-нарушителя.
Тогда остается вопрос – как все же расценивать ситуацию, когда физическое лицо совершает действия, явно противоречащие моим правам? Например, если ФСБ занимается просмотром моей почты – с этим очень тяжело бороться. Иное дело – если любопытный одноклассник прочел адресованное мне письмо и рассказал его содержание другим. То есть поступок одноклассника – это нарушение моральных норм.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте