Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Гость УГ

Валерий СЮТКИН: Пока есть время для учебы, учитесь!

Учительская газета, №32 от 27 января 2021. Читать номер
Автор:

Певец Валерий Сюткин в этом году отметил 27 лет семейной жизни. Пресса активно обсуждает снимок, выложенный им в июле в Instagram, на котором 62‑летний музыкант позирует вместе с двумя улыбающимися блондинками – женой и дочкой. По материалам Life.ru, «пользователей поразило то, что девушки на снимке выглядят словно сестры: обе молодые, цветущие, симпатичные. При этом супруге Сюткина Виоле 44 года, а дочке, которая носит такое же имя, – 23». В эксклюзивном интервью «Учительской газете» певец рассказал о знакомстве с женой как главном достижении работы в группе «Браво», о любимых мелодиях юности и работе в проекте Первого канала «Голос».

– Валерий Миладович, в самом начале, так скажем, своей музыкальной творческой карьеры вы играли в школьных ансамблях. Иногда исполняли The Beatles, Deep Purple – такую музыку, которая, мягко говоря, не очень-то приветствовалась в СССР. Вас как-то преследовали за это?
– Это было совсем другое время, конечно. Точкой отсчета в любом деле была идеология. Что касается «битлов», то если во всем мире они получили известность в 60‑х, к нам они пришли с опозданием – к 70‑м годам. Конечно, и меня, и моих сверстников эта музыкальная культура интересовала. Это был для нас неизведанный космос. С 13 до 15 лет, как раз в начале 70‑х, я и начал бороздить этот космос, музыка которого захватила меня всего без остатка. Надо понимать, что рок-н-ролл – это энергия. Молодая, буйная, чистая энергия. И здесь не было какого-то бунтарства, отнюдь. Хотя, конечно, иногда это расценивалось взрослыми именно так, учителя особенно все это не одобряли… Я думаю, уместно сравнить это с сегодняшним повальным увлечением соцсетями. Для нас это было лучшим общением – мы брали друг у друга пластинки, делились впечатлениями, переписывали их дома себе – делали копии, потому что оригиналы стоили очень дорого.

– И все-таки были ли какие-то «гонения» на вас из-за увлечения такой «неправильной» культурой?
– В 80‑е годы мы входили в список запрещенных групп, например. Когда уже начали свой репертуар играть, я имею в виду группу «Телефон». В этот список с нами входила группа «Алиса». Такое было время. Несколько человек даже получили реальные сроки за организацию подпольных выступлений. «Браво» таскали на Петровку, 38, да. Но не могу сказать, что заниматься запрещенной музыкой в те годы – это было подвигом каким-то… Хотя судеб поломано было немало.

– Сегодня стало намного свободнее?
– Намного. Хочу успокоить молодых людей, которым кажется, что власть каким-то образом «зажимает культуру», так свободно, как сейчас, никогда не было.

– Если сравнить эпохи, когда было лучше?
– Так сложно сказать. Но определенно в 80‑е годы были и свои плюсы. В обществе чувствовалась колоссальная тяга к литературе, к искусству при всей цензуре и других сложностях. Сейчас, как мне кажется, она поиссякла, эта тяга. Хотя, например, если раньше без среднего специального образования вы бы ни на какую сцену не вышли, то теперь записал видео, выложил на Ютьюб – и вот ты уже на сцене. Сейчас вообще все по-другому, совсем иные правила игры, и потому сравнивать эпохи, может быть, и не совсем корректно.

– Музыкальное образование, на ваш взгляд, необходимо, для того чтобы стать профессионалом?
– Как правило, если мы говорим не о сиюминутном успехе, а такое тоже бывает довольно часто, то это либо самообразование, в результате которого человек понимает, что нуждается в системном обучении, либо это изначально фундаментальное музыкальное образование. Обращаюсь к молодым: пока у вас есть время для учебы, учитесь! Некоторые говорят: «Зачем мне школа, институт, я этими знаниями пользоваться по жизни не буду!» Но они не понимают, что главное даже не знания, а фитнес для мозга. Тело, значит, молодежь с удовольствием тренирует, а мозг – с неохотой, и в ход идут оправдания типа: «Все есть в Интернете, погуглю – и все». Но если все всегда гуглить, не будут развиты мышление, быстрое принятие решений, адаптация к незнакомым ситуациям, чтобы действовать, когда нет возможности загуглить. Поэтому, да, образование очень нужно в любой профессии и любому человеку.

– Какие, на ваш взгляд, основные проблемы в российском образовании?
– Я бы определил так – у нас не учат принимать решения. На Западе этому учат в первую очередь. А в России молодежь все время как бы ждет указания. Не потому что они такие родились, их так научили – ничего не делать самостоятельно. А это влечет за собой безынициативность. Важно понимать: учеба – это не бездумное заучивание набора фактов по той или иной дисциплине, образование – это не «корочка» института, а непрерывный процесс работы над собой, самоопределения. Люди без хорошего образования создают все «поплоще» – кино «поплоще», музыку такую же, плоскую, литературу…

– А многие, напротив, говорят, что искусство сейчас развивается семимильными шагами. Правда, есть и те, кто высказывает противоположную точку зрения, дескать, все деградирует и умирает. На чьей вы стороне, если говорить о современной музыке?
– Искусство – это зеркало жизни. А в жизни у нас что? Скорости растут, потребление – тоже, а времени подумать у людей все меньше остается. Поэтому и искусство, особенно масскульт, становится очень поверхностным. Мне кажется, что практически никто из современных музыкальных коллективов не станет новыми «Битлз». И не потому что все современное – отстой. Просто здесь та же ситуация, что и с освоением космоса. Все знают Гагарина, Леонова, Терешкову. А кто сегодня на орбите? С ходу мало кто назовет. Если только погуглит незаметно (смеется). И разве это менее достойные люди – современные космонавты? Нет. Их труд настолько же ценен, но тем не менее нет уже того заряда и задора первооткрывательского вокруг темы космоса, осталась только кропотливая работа. Будет новый виток, ну, скажем, на Марс полетит человек, вот тогда и появятся новые народные любимцы. Так же и в музыке. Сегодня гораздо меньше таких ярких музыкальных открытий, какие были в то космическое удивительное время – 60-70‑е годы XX века. Тогда появлялись коллективы и исполнители, которые, впитав в себя всю музыкальную историю, выдавали что-то новое, необычное, самобытное. А сегодня я практически у каждого могу назвать первоисточник. А ценится только первое. Почему отечественный рэп или даже рок-н-ролл не имеет шансов завоевать весь мир? Потому что все это вторично, даже, скажем, третично.

– Что нужно, чтобы достичь вершины, чтобы твоя музыка завоевала весь мир?
– Многие ответы есть в книге Кита Ричардса «Жизнь». Я недавно прочел с превеликим удовольствием. И там нет ничего о каких-то секретных ингредиентах успеха и прочей лабуды, а есть простая мысль – надо работать. А Кит Ричардс работал, несмотря на все свои пагубные привычки. Он все время экспериментировал со строем, со звуком… Это тоже было его привычкой. А я всегда говорю молодым, если мне приходится выступать с какими-то мастер-классами, лекциями: главное – сформировать привычки. Потому что именно они определяют характер. А характер определяет судьбу.

– Тем не менее, несмотря на такое критическое, я бы сказал, отношение к современной музыке, вы участвовали в свое время, например, в шоу «Голос» в качестве эксперта.
– Да, это моя жизнь. Я доволен, как сложилась моя карьера, я много вкалывал в молодости. Сейчас участвую во всем, что в радость мне и зрителям. А я понимаю, что проект «Голос», несмотря на то что прошло уже восемь сезонов, до сих пор интересен зрителю. И потом он действительно нужен, мы находим очень крепких в ремесленном отношении ребят. Другое дело, что им всем не хватает для взлета терпения. Потому что мало проявить себя на проекте, надо ведь и закрепить успех. Это гораздо труднее – научиться писать свои произведения, музыку. А они – многие – приходят на проект и ждут от него какого-то чуда. А чуда не происходит. Да, многие из них очень классные исполнители, они круто поют, но чужие песни. Получается состязание вроде караоке. До своих произведений нужно вырасти – над самим собой в первую очередь, чтобы создавать такие песни, которые невозможно спутать с другими. Уникальные, самобытные.

– А есть такие сегодня?
– Есть. Билли Айлиш – яркий пример. Ее не назовешь, конечно, лучшей певицей современности, но тем не менее она оригинальна и этим заслужила право быть в центре внимания мировой общественности. А потом, если хватит таланта, такие, как она, вполне имеют шансы дорасти до гигантов вроде Джорджа Майкла, которые имеют по 10-15 шлягеров. Здорово, когда у тебя есть хотя бы одна узнаваемая песня. Но, чтобы называться музыкантом с большой буквы, надо иметь не одну и не две такие композиции – удачные и суперудачные.

– Кроме труда и упорства, образования, таланта есть еще и случайность. Какую роль играет удача?
– Очень многое дает время. А время выдается каждому таланту свое. Но в это «твое» время нужно вкалывать еще больше, чем раньше. Только тогда будет настоящий успех. В моей жизни это было. А бывает, кстати, когда песня появляется не в свое время и не вызывает никакой реакции, хотя сама по себе она очень хороша. Самая большая ошибка – и очень распространенная – это думать, что абсолютно все решают деньги. Они далеко не на первом месте. Подделки, в которые вкладывают большие деньги, да, дают кратковременный коммерческий результат, но через два года никто даже и не вспомнит, что такая песня была. Такой успех умирает сразу же, как только его перестают подпитывать финансово. А песни Александры Николаевны Пахмутовой как жили, так и будут жить, потому что это очень талантливо, это здорово, они наполнены народным дыханием, там живет народная душа.

– Сейчас таких песен нет?
– Да, сегодня все очень фрагментированно. Вот эти песни для продвинутых рэперов, эти – для сегмента от 20 до 30, эти – от 30 до 40 и так далее… Общероссийских шлягеров фактически нет. Всей страной теперь больше ничего не поют. А ведь песня – лучший хранитель памяти. Чем дольше она живет, как, например, композиции, которым уже полвека, «Надежда…», «Главное, ребята, сердцем не стареть», «А снег идет…», «Черный кот», тем больше у песни проявляется способность передавать сквозь время ваши воспоминания и чувства вплоть до запахов.

– Некоторые песни группы «Браво», я думаю, можно отнести к этой категории, они живут до сих пор, на радио их крутят…
– Да, я и сегодня часто играю и «Любите, девушки…», и «Я то, что надо», ей вообще уже 32 года. Солидный возраст.

– Работа в группе «Браво» – что она вам дала в личном плане как музыканту?
– Самое главное, работая с группой «Браво», я познакомился с Виолой, и живем мы вместе уже 27 лет и не жалеем об этом. Это дорогого стоит. Второе – это то, что я открыл для себя вроде бы простую истину: хороший вкус – это отражение традиций. И, сделав своеобразный микс из разных традиций, можно создать нечто гармоничное и новое, свое. Ведь мелодика песен группы «Браво» корнями уходит, с одной стороны, в классический американский рок-н-ролл 50-60‑х годов, а с другой – очень многое тяготеет к лучшим образцам отечественной музыки того же периода. И это смешение традиций дает свой самобытный и яркий стиль. Работа в группе «Браво» помогла мне ответить на один из главных вопросов в жизни – «кто я?». Я понял, что лучше всего я пою мелодичную, без претензий на высокую поэзию, но очень искреннюю музыку. До этого я никак себя не проявлял в поэтическом плане, а тут удалось, надеюсь, написать, десять таких песен, которые живут уже по двадцать с лишним лет. Такое бывает очень редко. Сейчас еще реже. Была, например, такая замечательная песня недавно – «Между нами тает лед». Но что-то я не слышу уже нигде – ни по радио, ни на улице. Это такие сезонные попевки, которые не живут больше пятилетки. Но в любом случае моим песням тоже далеко до гениальных мелодий моей юности, которые писали отечественные композиторы и поэты Аркадий Островский, Никита Богословский, Евгений Долматовский, Михаил Танич…

– Кстати говоря, вам приходилось писать и тексты, и музыку. Что труднее дается?
– Песня – это то, что ты хотел рассказать. И здесь важно все. И мелодию найти важно, как, например, Эдуард Артемьев отыскал нужную для композиции «Свой среди чужих, чужой среди своих». Это подлинная поэзия в музыке. А вместе с фильмом просто потрясающе. Или вальс Петрова из «Берегись автомобиля». Важно, чтобы музыка вкупе с текстом вызывала чувства. И поэтому я отвечу на ваш вопрос так: необходимо найти, самому прочувствовать гармонию музыки и слов. Тогда все получится.

Иван КОРОТКОВ


Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt