Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Без рубрики

Вадим ДУДА:

Учительская газета, №25 от 23 июня 2020. Читать номер
Автор:

У меня не было конфликтов с библиотечным сообществом

Столица постепенно возвращается к привычной жизни, а значит, легендарная РГБ, или Ленинка, скоро возобновит полноценную работу. В преддверии этого важного события Вадим Дуда, занимающий пост директора РГБ с 2018 года, а до этого возглавлявший не менее легендарную Библиотеку иностранной литературы имени Рудомино, рассказал «Учительской газете» о том, каково управленцу из бизнеса работать в научно-культурной сфере.

– Вадим Валерьевич, как вы пришли в библиотечное дело? Насколько мне известно, вы работали в библиотеке МАИ, который окончили в 1991 году…

– Да, но все началось, честно говоря, еще раньше, в 80‑е годы. Моя тетя была библиотекарем, я много времени проводил у нее, и мой папа всегда был увлеченным коллекционером книг, в общем, любовь к книгам у меня с детства. Вы, наверное, не помните, тогда за 20 килограммов макулатуры можно было получить талон на приобретение книги, и вся моя семья этой возможностью пользовалась.

– Изучая вашу биографию, я узнал, что в библиотечную сферу вы пришли в 2012 году, а до этого занимались бизнесом…

– Да, так или иначе моя деятельность всегда включала три основных направления – информационные технологии, издательское дело и международные связи.

– Погружаясь в библиотечное дело, вам, наверное, пришлось усваивать новую систему координат, находить общий язык с новым для себя сообществом?

– Библиотечное сообщество непростое. Это честные, культурные люди, уважающие традиции. Когда приходишь из бизнеса с его критериями целесообразности и успешности, нужно встроиться в довольно консервативную среду. Чтобы работать не на текущую и быструю конъюнктуру, а на будущее.

– Получается, именно консерватизм в этом случае работает на будущее?

– Как ни странно, да. Считается, что около 15% библиотечных фондов когда-либо были востребованы. Но вот что именно, решают поколения будущего. Пример: в РГБ хранится около 47 миллионов документов, мы должны заботиться не о быстром спросе, а о сохранности глобального корпуса знаний для многих поколений в будущем.

– Кстати, какого рода книги и документы востребованы читателем сейчас?

– Я скажу не совсем точно, но поскольку среди наших читателей много студентов и ученых, большим спросом пользуется научная литература. Одна из самых спрашиваемых книг, находящаяся в Топ-3 запросов 2018 года, – справочник пато­ло­го­ана­то­ма. Не думаю, что это какой-то серьезный тренд, это срез читательского спроса в определенный период.

– В приоритетах библиотеки сейчас привлечь к науке и культуре максимальную аудиторию, особенно молодую, или…?

– К нам приходит очень много людей, но мы ориентируемся, конечно, на аудиторию исследователей и ученых, умеющих и, главное, желающих работать с серьезными первоисточниками, а не только с поисковиками. Помните, в 2008‑м, по-моему, вышла заметная статья Николаса Карра «Делает ли «Гугл» нас глупее?»?

– Вы скептично относитесь к исторической роли Интернета и его влиянию?

– Я отдаю должное Интернету, поскольку это в первую очередь широкий доступ к информации. Но сейчас мы стоим на пороге цифровой интоксикации. Информационная среда, несомненно, должна развиваться, но крайне актуальными становятся компетенции работы с достоверностью источников и определения критериев отбора релевантной и доверенной информации. Книга – это в первую очередь плод коллективного труда специалистов, работа редакции, это достоверный источник знаний, на который всегда можно сослаться в своей работе. В этом смысле некоторые публикации в Интернете – всегда некоторый риск. Уверен, что многие ваши читатели согласятся, что умение критически мыслить, осознанно анализировать информацию становится крайне важным для современных студентов и школьников.

– Забавный факт: заголовки одного из ваших последних интервью и интервью вашего предшественника на посту РГБ Александра Вислого почти идентичны – «В библиотеке можно найти жениха» или что-то в этом роде. Но это к слову. Ваш предшественник рассказал, что одна из главных проблем РГБ сейчас – это крайне ветхое состояние бумаги многих документов и материалов. В этом направлении ведется какая-то работа?

– Правда похожие заголовки? «Найти жениха»? Не знал. Если серьезно, то, конечно, необходим активный подход к обеспечению сохранности величайшего достояния – фондов библиотек. Сейчас во всех библиотеках РФ 880 миллионов единиц хранения (из них 250 – в федеральных и центральных библиотеках субъектов), и около 10% из них – это особо ценные и редкие фонды. Нужен системный, государственный подход к консервации и реставрации. При активном участии Минкультуры запускается национальная программа по обеспечению сохранности библиотечных фондов, и Ленинка как координатор программы именно сейчас запускает мониторинг в регионах России.

– Правильно ли я понимаю, что реализация этой программы – очень сложная задача и к ней трудно подступиться?

– Да. В Ленинке находится один из крупнейших центров реставрации и консервации, но нам все равно необходимо сильно наращивать мощности. Мониторинг важен, чтобы определить срочность и содержание мер по обеспечению сохранности фондов в крупнейших библиотеках страны. Нужно системно подойти к оценке состояния фондов. Представьте матрицу, где в строках отображаются документы по срокам реализации мероприятий, а в столбцах – по категориям требуемых усилий. И все это можно сортировать по регионам. Очень хорошая база для аналитики.

– Какие еще актуальные проблемы есть у РГБ?

– Главное, что нам уже давно нужно, – новое книгохранилище. В хранилище на Воздвиженке вместо плановых 10 миллионов единиц хранения значительно больше 25. Нужны новые площади и возможность обеспечить достойные условия хранения фондов. Сейчас у нас работают 1600 человек, у нас большие площади, но выработавшие свой ресурс, изношенные инженерные системы, системы безопасности, системы контроля климата. Все это требует серьезной программы модернизации.

– Вам не хватает государственной поддержки?

– Поддержка от Министерства культуры очень активная, но и масштаб проблемы очень большой.

– При поддержке Минкультуры проблема остается проблемой?

– Как и у любой крупной организации. Есть проблемы и по линии МЧС, и пожарной службы, хотя многие из них мы сняли за последние два года.

– В одном из своих недавних интервью вы сказали, что у Ленинки свой особый путь. Как вы его видите и как далеко по нему удалось пройти?

– Я думаю, своего пути заслуживает каждая библиотека такого масштаба. РГБ в первую очередь должна оставаться классической национальной библиотекой, но современного уровня, гарантом доступа к достоверным знаниям как в традиционном книжном, так и в электронном виде.

– Если у РГБ свой путь, то он должен отличаться и от пути ее питерских «сестер» – РНБ и Президентской библиотеки. Как вы отнеслись к планам объединения РГБ и РНБ, обсуждавшимся в 2016 году?

– Я бы сказал, это были по большей части слухи, к которым надо относиться критически. Никаких документов, подтверждающих такие планы, опубликовано не было.

– Об этих планах и связанном с ними скандале писал «Коммерсантъ», все-таки довольно серьезный источник.

– Я понимаю. Но никто не видел ни плана, ни хотя бы концепции такого объединения. В Ленинке я таких планов не видел, и обсуждений таких нет. Я не вижу никакого смысла объединять учреждения, объединять можно процессы, технологии, и только в том случае, если существуют конкретные, понятные и измеримые выгоды для трех основных ауди­то­рий: государства, сотрудников и читателей.

– Научное сообщество возмущалось тем, что даже электронное объединение библиотек разрушит веками существующие библиотечные системы.

– Я понимаю, что у каждой библиотеки есть своя система каталогизации, свой уникальный справочно-библиографический аппарат, привычный читателям. Объединение технологий – вопрос системный, и здесь нужно четко понимать, насколько такой шаг необходим и какую ощутимую пользу принесет…

– Или какой вред…

– Да, или какой вред это может принести трем основным аудиториям, о которых я говорил.

– Правильно ли я понимаю, что особый путь РГБ не повторит опыта РНБ в плане отношений внутри коллектива? Я имею в виду принятые в свое время меры по «укреплению дисциплины труда» и контролю общения с прессой, которые были восприняты подчиненными Александра Вислого как давление на научное сообщество и введение корпоративной цензуры.

– Каждый руководитель сам определяет методы общения с коллективом. Я могу сказать, что библиотекари – сложное сообщество и очень хорошие люди, глубоко уважающие свое дело, болеющие за него. И я не считаю управленческой слабостью уважение к коллективу, к профсоюзу специалистов, напротив, только так и можно вести дела.

– Это отрадно слышать, потому что во многих сферах нашей жизни такой подход не приветствуется. Вообще говоря, есть нехорошая тенденция, это видно хотя бы на примере ситуации со студенческими протестами на историческом факультете СПбГУ, о которой вы, наверное, слышали…

– Да, конечно.

– Суть ситуации в управленческом перекосе, из-за которого хозяйственно-коммерческие интересы администрации приводят к гибели научных дисциплин. И это типичная, на мой взгляд, для российских науки и образования ситуация. Как вы, придя в сферу культуры из бизнеса, боретесь с этим легко возникающим перекосом?

– Я понимаю, что Ленинка не может быть объектом поспешных управленческих решений. Действительно, найти баланс между интересами учредителя и сотрудников библиотеки непросто. Никакая администрация не может существовать отдельно от сути великого учреждения, от истории и традиций. Однако это не значит, что надо всегда идти на поводу только у консерваторов, нужен анализ и новых возможностей, и новых технологий.

– Например, каких?

– Они касаются не только и не столько собственно библиотечного дела, сюда можно отнести вопросы финансового управления, безопасности. В Ленинку приходят 3000 читателей в день, по крайней мере, так было до коронавирусного кризиса – большой поток и большие площади. В дни с особенной загрузкой может пригодиться искусственный интеллект. Впрочем, и он же может улучшить библиотечные сервисы, например, для совершенствования электронного каталога. Внедрение таких технологий в службах безопасности и обслуживания – сфера, с которой нужно начинать осторожно экспериментировать.

– Вадим Валерьевич, не стал ли ваш продуманный управленческий подход плодом переосмысления опыта управления Библиотекой иностранной литературы имени Рудомино? Я имею в виду ваши конфликты с библиотекарями, их претензии к вашим методам управления и вообще весь этот скандал, информацию о котором можно найти в Интернете?

– У меня не было никаких конфликтов с библиотечным сообществом. Скажу так: у Библиотеки иностранной литературы были активности, не соответствовавшие задачам учреждения и действующему законодательству. Я счел нужным прекратить эту деятельность. Здесь я бы не хотел переходить на личности. И хотел бы признаться в искренней любви к Библиотеке иностранной литературы, в которой мне в свое время выпала честь работать.

– Расскажите немного о проекте так называемых модельных библиотек, которым вы занимаетесь. Это региональные библиотеки по модели столичных?

– Нет, что вы. В 2014 году появилась идея модернизации библиотечной сети – Владимир Мединский (на тот момент действующий министр культуры) предложил новые подходы по развитию, обновлению библиотек в регионах, на их основе был разработан документ «Модельный стандарт деятельности общедоступных библиотек». За несколько лет были запущены первые пилотные проекты, модельные библиотеки появились в Рязанской, Астраханской, Владимирской, Саратовской областях. И поскольку проекты стали резонансными и имели огромный успех, в 2018‑м было принято решение сделать это частью большого национального проекта «Культура». Так, всего за 6 лет планируется модернизировать 660 библиотек по всей стране (по 110 в год). Однако эта цифра будет еще больше, в 2019 году вместо 110 запланированных были модернизированы 134 региональные библиотеки.

– Какие из них вы сейчас могли бы отметить как самые перспективные?

– Тут сложно выбрать, но я могу сказать, что в столице Республики Коми Сыктывкаре появилась замечательная библиотека. Очереди в эту библиотеку говорят о ней как об успешном проекте. И ее деятельность стала мощным импульсом для дальнейшего развития библиотек в регионе: по 10 библиотек в год будут обновляться только за счет регионального бюджета в ближайшие несколько лет, что будет происходить и в других регионах. Создаваемые в рамках национального проекта библиотеки станут катализатором модернизации библиотечной сети. Важно, что вся эта работа осуществляется не только за счет федерального финансирования.

– Региональное?

– И не только. Мы надеемся привлечь и частных спонсоров.

– Напоследок обрисуйте, пожалуйста, типичного читателя Ленинки. Отличается ли он от читателя прошлых лет?

– Отличий, я думаю, нет. Это все те же умные, инициативные и интеллигентные люди, настоящая интеллектуальная элита нашей страны.

Николай ВАСИЛЬЕВ


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt