search
Топ 10

В Токмове умеют не токмо частушки сочинять

– Да вы наши села посмотрите. Хорошеют. Люди строятся, во все села газ провели, дороги прокладывают. Мы ни одной школы не закрыли. Сами главы районных и сельских администраций просят оставить даже маленькие школы. Мол, деньги найдутся, – горячился мой собеседник. Заместителя министра образования Республики Мордовия Ивана Ивановича Карпова можно понять. Вопросы я ему подкидывала не очень приятные.

В редакцию газеты не однажды приходили письма о том, что сельских учителей Мордовии насильно заставляют заводить коров, свиней. На каждую семью доводится план сдачи молока, мяса. Хочешь не хочешь выполняй. Еще учителей обязывают ходить по дворам агитировать сельчан за личные подворья. Хотя письма эти были анонимными, но речь в них шла о реальной ситуации.
– Да я вас убеждать не буду, – машет рукою Иван Иванович. – Вы сами все увидите своими глазами. Поговорите с учителями, выбирайте любое село.
Я выбрала Токмово Ковылкинского района. С директором Токмовской школы Верой Васильевной Савочкиной мы встречались в Москве. Мне понравились задор, увлеченность этой женщины, которая директорствует уже более двадцати лет. Депутат райсовета, человек в районе заметный, Вера Васильевна на мои вопросы о личном подворье отвечала охотно. И я узнала, что поначалу все нововведения насчет личного хозяйства токмовские учителя восприняли с опаской. А как сейчас – стоит посмотреть.
Несмотря на летние отпуска, в школе собрались все учителя. В вестибюле порадовали глаз детские поделки. А слух услаждали ребячьи звонкие голоса. В честь заезжего корреспондента исполнили ребята задорные частушки. И про “Учительскую газету”, и про подворье. Прямо на злобу дня: “Мясо, яйца, молоко – все учителем сдано. На личном подворье у него приволье”.
В просторном, светлом классе заняты все парты. Отмечаю сразу же наличие мужчин в коллективе. Из двадцати учителей их пятеро. Вакансий в школе нет. Даже два учителя иностранного языка имеются (что большая редкость для сельских школ). Вообще встреча с токмовскими педагогами перевернула многие мои представления о роли сельского учителя.
За какой-то час меня просветили во многих тонкостях межбюджетных отношений.
Не секрет, что села, не способные себя прокормить, обречены на вымирание. Сегодня для многих населенных пунктов проблема выживания – самая острая. А выжить можно только сообща, избавившись от мысли, что моя хата с краю, разъясняли мне учителя. Сдавая мясо и молоко с личного подворья, сельчане поставляют сырье перерабатывающим предприятиям. Появляются рабочие места, пополняются местные бюджеты. Есть деньги, значит, хорошеют села, ремонтируются школы, клубы, покупается новое оборудование в медпункт. Отсюда вывод – поддерживая экономику села, учитель развивает социальную сферу, обеспечивает и себя работой. Будет держаться село – будет жить и школа.
Но это сейчас все так просто и ясно. Учителя своевременно получают зарплату, ее увеличение произошло действительно в два раза. К тому же, сдавая молоко, мясо, каждый месяц получают они реальные деньги, как и все жители села.
Завуч Людмила Тимофеевна Надомнова (та самая затейница, что и частушки сочиняет, и любой сценарий выдает) держит в хозяйстве двух коров. Муж, колхозник, уже восемь лет зарплату не получает. А в семье две дочери. Одна аспирантка, другая еще студентка. Каждый день Людмила Тимофеевна сдает от своих буренушек 20 литров молока. За месяц набегает тысяча рублей.
Подворье помогает выучить детей, дать им высшее образование. У директора Савочкиной тоже два студента. Кормятся все с огорода да с подворья. Каждую неделю из Саранска то один, то другой сын по очереди за продуктами приезжают. Глава семьи – Николай Владимирович – учитель физкультуры. Летом его спортивные навыки ох как необходимы на сенокосе. Обеспечить живность кормами – его забота. Справляется.
После встречи в школе я побывала в домах у многих токмовских учителей. Хорошие, крепкие дома с резными наличниками (село-то плотницкое), огороды, палисадники ярче всяких слов убеждали – здесь живут хорошие, рачительные хозяева. (Кстати, из десяти депутатов сельсовета половина – это учителя).
– Да, наши учителя сами идут вперед и других за собою ведут, – слышала я от глав и сельской администрации, и районной. – А поначалу никак не хотели принимать новшество.
– Представляете, к нам в школу сам глава республики Николай Иванович Меркушкин приезжал, – вспоминает Вера Васильевна Савочкина. – Разъяснял, почему мы должны стать агитаторами, чтобы развивались на селе подворья, чтобы сдавали сельчане излишки молока, яиц, мяса. Я тогда слушала и думала. Нет, мои взгляды иные. Учитель обязан учить и воспитывать, а не ходить по селу агитировать за подворья. Но в то же время крутилась в голове и другая мысль. Ведь во время войны в школах открывали госпитали, учителя становились санитарами. Разве учитель может стоять в стороне, когда требуется его помощь, пусть совсем даже не по его специальности. Сейчас экономическое положение сел очень тяжелое. И если от нас просят помощи – надо помочь. В конечном итоге все коллеги согласились со мною. А результаты мы сегодня уже видим. Долгие годы страдали от холода в школе. Сейчас появились деньги, устанавливают дополнительный котел, меняют трубы. Газ в Токмово провели. Приезжайте через год-два, еще увидите перемены к лучшему. Конечно, приходилось Савочкиной слышать раньше от своих коллег-директоров, что нельзя, мол, так учителей загружать. А она в ответ: “А зарплату два раза в год, как было раньше, получать можно? А детей держать впроголодь можно?”
Может, и есть за что обвинять нынешние власти: мол, эксплуатируют учителей, взывают к их сознанию, знают, что не откажут. Но что делать, другой альтернативы пока нет. Села надо сохранить, школы тоже.
И еще об одной встрече хочется рассказать. С заведующей Теньгушевским роно Анной Степановной Саранской мы встретились в министерстве. Приехала по своим делам. Узнав, что я интересуюсь личными подворьями учителей, с ходу пригласила к себе.
– Да мне хотелось бы услышать от учителей и другое мнение, – сопротивлялась я.
– Да вы, пожалуй, противников подворья вряд ли найдете, – разубеждала меня Анна Степановна. – Вот года три назад еще были недовольные. А сейчас мы увидели свет в конце тоннеля. Представьте, у меня в районе есть школка, где осталось два-три ученика. А я за ее судьбу спокойна. Не закроют ее власти. Да у нас в селах люди машины покупают, дома строят, и все за счет своих подворий. Неблагополучных семей у нас раз-два и обчелся. Разве это не радует нас, учителей. Люди увидели, что сами могут изменить жизнь села к лучшему. Мы все вместе отвечаем за его судьбу. Ничуть не преувеличиваю, наши соседи – рязанцы да нижегородцы – завидуют нам. Села-то наши газифицированы, школы новые строим. Есть нам, учителям, чему радоваться.

Надежда ТУМОВА
Саранск – Токмово – Москва

Наш комментарий

Когда речь заходит об учительских подворьях, конечно же, в первую очередь мы имеем в виду сельских педагогов. Городских любителей садоводства и огородничества называют иначе – дачниками. И работа на собственном загородном участке для них скорее всего отдых от городской суеты.
Сельского учителя дачником никто не осмелится назвать. И ему-то в отпуске скорее всего хочется, наоборот, окунуться в иной мир – побывать в большом городе, походить по музеям – театрам, короче, сменить обстановку. Но увы! В последнее время отдых для сельского учителя – недостижимая мечта. Куда от своей буренушки да сада-огорода уедешь? Это во-первых. А во-вторых, семейный бюджет не выдержит такого расточительства. Приходится денежки считать. Так что сегодня наши “сеятели разумного, доброго вечного”, как хорошие фермеры, вкалывают на своем собственном подворье с утра дотемна.
Но учительское ли это дело, махать вилами да тяпкой? В его руках предпочтительнее видеть книжку да тетрадку. Назначение педагога – учить детей уму-разуму, а не гадать, успеет ли до дождей сена для буренушки заготовить.
Мы всегда ратовали за то, чтобы учитель был на высоте своего положения. Чтобы восхищались дети его умом, чтобы уважали его родители, а власти ценили его труд.
Однако реалии таковы, что местные власти, в чьем ведении теперь находятся школы, учителей нет-нет да и обзовут нахлебниками. А им, бедным, волей-неволей приходится приспосабливаться к новым условиям.
Вот и вынуждены наши “сеятели вечного” впрягаться и везти двойной воз. В Мордовии учителей власти обязали ходить по дворам в свободное от работы время, чтобы агитировать сельчан за личные подворья. Мало того, что и свое подсобное хозяйство надо всячески обихаживать, чтобы сдать положенные килограммы молока, мяса, да еще и других призывать к тому же.
Учительское ли это дело? Конечно же, нет. Но об этом их просят местные власти. А эта просьба что приказ. Поскольку сегодня власть региональных чиновников не ограничена ни государством, ни обществом, то учителю волей-неволей приходится подчиниться. Хорошо, что в Мордовии все усилия педагогов не пропали даром. Они увидели результаты “своих походов”.
Хочется, конечно, верить, что наступят иные времена. Власти наконец-то поймут, что “пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать сапожник”. Каждый должен заниматься своим делом, и только своим: учитель – учить, врач – лечить, а власть – заботиться о благосостоянии всех своих граждан. И от такого разделения труда всем будет только легче.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте