search
Топ 10

В семерке избранных Риторика диалога

Наши читатели все чаще обращаются в редакцию с вопросами о том, почему сегодня все труднее общаться, отчего речь скудеет, а сами мы порой бываем все более небрежными в слове и по отношению друг к другу. Чем объясняется тот факт, что многие люди, в том числе и руководители разного ранга, говорят порой коряво, малоинтересно и нерезультативно? Что надо делать для того, чтобы уже в школе человек учащийся и познающий становился человеком, обучающимся эффективно, гражданином, умеющим вести уважительный и правдивый диалог со знанием, с миром и самим собой?
Как мы и обещали (см. “УГ”, N 25, 2002 г.), на наших страницах открывается рубрика “Риторика диалога”. Один из ее соведущих – кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой филологии и культуроведения Ямало-Ненецкого окружного института повышения квалификации работников образования, в недавнем прошлом школьный учитель, преподаватель кафедры общего языкознания и методики преподавания русского языка Воронежского государственного педагогического университета, а также кафедры теории и практики коммуникации Воронежского областного института повышения квалификации и переподготовки работников образования, автор более чем шестидесяти публикаций по различным вопросам лингвистики, культуры общения и риторики Сергей ТИХОНОВ.

До сих пор в разговорах с некоторыми руководителями органов управления образованием, школ, учителями или родителями нет-нет да и услышишь недоуменный вопрос: “А зачем она нужна, эта риторика?”.
Действительно, неужели и без этого предмета у современного школьника и его педагога забот не хватает?!
“Вы посмотрите на моего: он до ночи от учебников да тетрадей головы поднять не может! – в сердцах восклицает мама старшеклассника на собрании. – А вы предлагаете еще один предмет”.
“Да вы взгляните на учебный план и расписание, уважаемый, тут яблоку некуда упасть, главные предметы не знаем, как уместить, а вы со своей риторикой и культурой общения…” – удрученно вздыхает школьный администратор, покачивая головой с легкой укоризной.
“Что это ты в самом деле?” – стыдливо вопрошает мой внутренний голос.
И тут же малоуслужливая память подбрасывает провокационные вопросы.
А какие предметы выделяют как наиболее необходимые в курсе школьного образования, кто определил “степень главности” каждой из изучаемых дисциплин?
Почему, в частности, древние греки, многие принципы обучения и воспитания которых, как выяснилось, весьма современны, включали риторику в семь избранных учебных предметов, чье преподавание было совершенно обязательно в стенах школы?
Из-за чего, простите, даже спившийся дьячок во многих случаях говорит лучше многих депутатов Государственной Думы и облеченных властью политиков?
Не оттого ли, что в учреждениях, готовивших служителей религиозного культа, никогда не прерывалась традиция преподавания риторики, или, как ее называют в этих случаях, гомилетики, в то время как в нашей стране в целом в ХХ веке почти семьдесят лет в школах и абсолютном большинстве вузов этот предмет не преподавался?
И наконец, почему в анкетах размышляющих девятиклассниц читаю о том, что “…чаще на уроках звучит лишь скорбный монолог учителя, а между учащимися – тихий, но отчетливо слышимый диалог, хотя он и не касается темы урока” или “…сплошной монолог учителя меня раздражает” и как некий вывод и пожелание, обращенное к нам, – “…в диалоге все запоминается лучше”?
Значит, может быть, наивно полагаю я, этому диалогу, как, впрочем, и хорошему, “взаимодействующему” монологу, нужно всем нам учиться.
А есть ли реально сегодня в абсолютном большинстве школ в самых разных уголках многоликой, многонациональной и безбрежной России предмет, с помощью которого бы специально учили тому, что, зачем, кому, где, в какой ситуации и как сказать, как лучше взаимодействовать друг с другом, что делать, чтобы наше общение было бы эффективным, результативным и по возможности радостным для тех, кто в нем участвует; дисциплина, которая всемерно помогала бы ребенку и подростку становиться человеком общающимся?
Может ли плохо общающийся человек быть человеком разумным в полном смысле этого слова?
Искать честные ответы на эти вопросы непросто, иногда больно, но, как мне кажется, очень необходимо всем нам.
Может быть, стоит еще раз задуматься и поверить опыту древних греков и римлян, опыту многих поколений самых разных людей, в том числе и педагогов, в различных странах мира, которые не мыслили школу без риторики – науки о механизмах подготовки, исполнения и анализа собственной устной и письменной публичной речи, а также без активной практики выступлений во время учения в школе и вузе?!
Другой вопрос в том, какой должна быть современная риторика вообще и школьная в частности, кому и как учить культуре общения и риторике?
Как и что нужно делать, чтобы любой наш школьный урок становился взаимообогащающим, мысленасыщенным и в большинстве случаев взаиморадостным познавательным диалогом?
Видимо, и с социальной, и с экономической, и с профессионально-ориентированной – учебно-технологической – точек зрения пришло “необходимейшее время” учиться риторике диалога.
А что такое риторика диалога?
Не хочется, да в данном конкретном случае, вероятно, и не нужно рассматривать это понятие в качестве термина, хотя его толкование уже встречается в научной литературе. Думается, что сначала важнее попытаться осмыслить его как некий образ. С этой позиции для меня риторика диалога – это такая организация речевой жизни и языковой ткани урока, школы и, шире, семьи и общества в целом, при которой
– каждый чувствует себя в познании мира, созидании себя, других и многого из того рукотворного, что нас окружает, по-настоящему равноправным, ответственным, а значит, и заинтересованным в слове и деле, как собственном, так и “чужом”;
– ощущает себя доверительно вопрошающим, ищущим ответ и отвечающим, поскольку, как известно, без вопроса нет познания;
– мыслит себя учащимся и “научающимся” образовывать самого себя на протяжении всей дальнейшей жизни.
Хотелось бы надеяться, что такое, пусть несколько вольное, “расширительное” понимание того, что есть риторика диалога, соответствует так часто декларируемым сейчас принципам гуманизации, гуманитаризации и демократизации системы образования в нашей стране, на основе которых все мы и пытаемся так активно ее модернизировать.
У нас на кафедре в качестве своеобразного эпиграфа или, если хотите, девиза работы почетное место среди других занимают два высказывания – “Общаясь, люди создают друг друга” Дмитрия Сергеевича Лихачева и “Самое сладостное и самое трудное – это думать. Думать самому” Александра Трифоновича Твардовского.
Я глубоко убежден в том, что, начиная в нашей рубрике, а в общем-то, тем самым целенаправленно продолжая начатый нашей “Учительской газетой” достаточно давно разговор о риторике, культуре общения как школьных предметах и риторике диалога в качестве своеобразного механизма повышения эффективности обучения, улучшения микроклимата отдельного класса и сегодняшней школы, мы сможем в чем-то более глубоко понять образы самих себя и времени учения, сможем прийти к чему-то, что поможет сделать нашу школу психологически комфортнее для всех, кто в ней и с нею, а это значит для всех нас, сможем вступить в столь желанный для школьников диалог, диалог во времени, с временем, историей, культурой и наукой в самом широком смысле всех этих слов.

Давайте размышлять вместе!
Сергей ТИХОНОВ
Салехард

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте