Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

В группе риска – дети мигрантов. Каждый третий из них нигде не учится

Учительская газета, №42 от 15 октября 2013. Читать номер
Автор:

Одна из острых проблем сегодня – это интеграция мигрантов в российское общество. Подводных камней тут немало. Интернациональное воспитание кануло в Лету вместе с прежним СССР. Не секрет, что отношение к мигрантам и их детям в нашем обществе далеко от идеального. О том, какие подводные камни ожидают маленьких мигрантов на пути обучения, какими механизмами борьбы с ксенофобией располагает школа, шла речь на круглом столе «Проблемы развития этнокультурного образования: дошкольное и школьное образование иностранных граждан и внутренних мигрантов. Инструменты борьбы с ксенофобскими настроениями через систему образования».

Cитуация с обучением детей мигрантов далека от благополучной, признали все участники живой и острой дискуссии, проходившей в независимом пресс-центре. И эту проблему стоит решать всесторонне и незамедлительно. Дмитрий Полетаев, директор Центра миграционных исследований, ведущий сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, привел ошеломляющие цифры. Если два года назад доступа к российскому образованию не имел каждый десятый ребенок-мигрант, то в 2013 году – уже каждый третий. Вместо учебы дети мигрантов работают, например, в частных фирмах, на рынках. Несовершеннолетние курьеры, уборщики, посудомойки получают за свой труд в сфере теневой экономики мизерную зарплату, где-то в размере 2 тысяч рублей в месяц. И что печально, никто не наказывает работодателей за эксплуатацию детского труда. Часто подростки задействованы в криминальных сферах экономики. К примеру, дети цыган вовлечены в попрошайничество, мигранты из стран Кавказа – в сбыт легких курительных смесей, а девочки из Украины и Молдовы – в проституцию. Всего, как уточнил директор Центра миграционных исследований Дмитрий Полетаев, в группе риска находятся 40-60 тысяч детей в возрасте от четырех до восемнадцати лет. Но скорее всего реальная цифра намного выше. Один лишь Таджикистан заявляет о 60 тысячах детей, находящихся в России. К тому же в некоторых странах обучение в старших классах не приветствуется. И несостоявшиеся старшеклассники отправляются в Россию на заработки наравне с взрослыми. Дети-мигранты начинают работать раньше, чем их российские сверстники, условия их труда зачастую вредны для здоровья, подчеркивает эксперт. Он призвал решать эту проблему не формально, как это делается сейчас, необходимо принять конкретные меры по защите прав детей-мигрантов. Что касается обучения детей-мигрантов, то одну из проблем – незнание ими русского языка – сегодня неплохо решают так называемые школы русского языка. Здесь после месяца обучения дети начинают объясняться по-русски, а уже после года интенсивного языкового курса получают возможность продолжить обучение в обычных школах, заметила Татьяна Криворучко, методист кафедры ЮНЕСКО Московского института открытого образования. В столице действуют девять таких школ. Правда, надо признать, что раньше их было больше, к тому же в некоторых общеобразовательных школах потом успешно продолжалась языковая подготовка детей к обучению. Однако с переходом на подушевое финансирование вести эту нужную работу стало невыгодно. Существуют и другие проблемы успешной адаптации несовершеннолетних мигрантов к российской школе. При приеме ребенка из семьи мигрантов школьная администрация вынуждена выполнять функции ФМС, проверяя наличие регистрации у детей. Кроме того, существует негласная установка о приеме детей только с годичной регистрацией, в то время как у многих она всего лишь трехмесячная.Очевидно, что учить надо всех, отмечали участники круглого стола. Однако по уровню знаний дети мигрантов отстают от своих российских сверстников. И они чаще всего не могут соответствовать классу, в который должны поступать по возрасту. Поэтому приходится определять их в классы на год или даже на два года ниже, а для ребят 15-16 лет – это, как правило, обучение в вечерней школе. Назрела необходимость в создании специальных программ по приему этих детей в российские техникумы и колледжи. Однако заместитель руководителя Департамента образования города Москвы Игорь Павлов считает иначе и главную проблему видит в другом. Все усилия должны быть сконцентрированы на переводе миграции в правовое поле. Тогда множество проблем – 95 процентов, если быть точным, просто исчезнут. Когда в сфере образования права легализованных детей-мигрантов ничем не будут отличаться от прав российских детей, то на их образование из бюджета будут выделяться те же самые 123 тысячи рублей в год, резюмировал Игорь Павлов.Леокадия Дробижева, доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра исследований межнациональных отношений Института социологии РАН, одна из разработчиков «Стратегии национальной политики России до 2025 года», подчеркнула значимость таких круглых столов, где происходит серьезный анализ сегодняшней ситуации. Нам важно знать, в каком обществе мы живем и к какой модели межнациональных отношений должны стремиться, заявила она. Все участники круглого стола пришли к единодушному мнению. Сегодня, чтобы успешно осуществлять интеграцию детей-мигрантов в школу, учителям, безусловно, надо заниматься профилактикой ксенофобии и экстремизма, вести целенаправленную работу по воспитанию у детей таких качеств, как толерантность и межнациональное взаимоуважение. Но готовы ли они к такой работе? Вопрос остается открытым.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту