search
Топ 10

В Эстонии будут готовить двуязычных учителей-предметников

Исполнилось ровно три года с момента окончательного перевода на эстонский язык преподавания 60% предметов, изучаемых в русскоязычных школах республики. Таким образом, состоялся первый выпуск гимназистов, охваченных этой реформой. Специальная комиссия Министерства образования и науки Эстонии подвела итоги реформы.

Здесь необходимы некоторые пояснения. Во-первых, речь идёт не о «полной эстонизации русской школы», как это иногда преподносится российскими СМИ. Реформа касается преимущественно гимназических классов (с 10-го по 12-й). Начальная и основная школы, то есть с первого класса по девятый, остаются за рамками этого процесса, хотя никто не запрещает им, исключительно по собственной инициативе, переводить часть предметов на преподавание по-эстонски. Но никаких директив, обязывающих администрацию и педагогов так поступать, не существует.

Во-вторых, и в гимназиях 40% предметов по-прежнему остаются в поле родного языка, что же касается оставшейся части, то, опять-таки, какие именно предметы «эстонизируются», решают попечительский совет и дирекция гимназии. Многие школы, воспользовавшись таким послаблением, включили в этот перечень физкультуру, занятия по трудовому воспитанию, музыкальные и другие уроки, не требующие особых усилий для понимания и усвоения материала.

Тем не менее, языковая реформа в русской школе, по признанию комиссии, если и не создала дополнительные проблемы (в чём многие специалисты, кстати, сомневаются), то уж, во всяком случае, и не сократила число существовавших.

«Чёртова дюжина» в квадрате

В течение четырёх месяцев 13 членов рабочей группы посетили 13 русскоязычных школ республики. Дважды повторённое роковое число, разумеется, сразу обратило на себя внимание общественности. Многим авторам последовавших затем публикаций это дало повод иронизировать, что именно наличие чёртовой дюжины, да ещё продублированной, объясняет преобладание негатива в результатах представленного отчёта. Хотя никакой мистики тут нет, а была и есть одна только политическая упёртость.

Сегодня это признаётся большинством экспертного сообщества: движущей силой реформы было стремление любой ценой сузить сферу влияния русского языка. Правда, при этом выдвигались вполне политкорректные объяснения. Так, инициаторы перевода русскоязычных школ на эстонский язык обучения в качестве аргумента высказывали такое соображение. Дескать, если русские подростки будут не только изучать эстонский язык как отдельный предмет, но и учить на нём другие – математику, физику, историю, географию и т.д., то их знания государственного языка от этого только станут ещё глубже и полнее. А это, в свою очередь, сделает их гораздо более конкурентоспособными на рынке труда Эстонии. И даже даст им некоторые преимущества перед эстонскими сверстниками, поскольку те куда хуже владеют русским языком, а он сегодня – наряду с английским и другими европейскими языками – очень востребован в области международных экономических связей.

А вот что выяснили члены министерской комиссии в ходе опроса и знакомства с документами. Улучшения знаний гимназистов собственно по эстонскому языку после внедрения пропорции «60:40» не подтвердили ни учителя, ни сами учащиеся. При этом обучение другим предметам на неродном языке не повысило (а в некоторых случаях даже понизило) качество знаний. Сам по себе переход преподавания на эстонский язык зачастую носит формальный характер, когда цифры больше напоминают рапорт о трудовых достижениях, чем отражают реальную картину. Гимназисты относятся к реформе хуже, чем учителя (что неудивительно, поскольку в силу возраста молодые люди ещё не научились отвечать на вопросы проверяющих «как надо», а не «как оно есть на самом деле»), к тому же большинство из них воспринимают эту реформу как «намеренную дискриминацию и унижение».

«Как иностранный» лучше, чем «как родной»

Разумеется, претензии к реформе не ограничиваются общими рассуждениями морально-этического характера. Практически все участники целевых групп указывали на те же конкретные недостатки, о которых здравомыслящие специалисты говорили на протяжении предшествовавших переходу десяти лет. Это, в первую очередь, нехватка учебных пособий, а те, что имеются, рассчитаны на носителей языка и мало чем могут быть полезны для пользующихся этим языком как неродным. К тому же предлагаемые пособия не снабжены методикой, средствами, материалами и прочим сопровождением, которое профессионалы называют инструментарием.

Несправедливой называют опрошенные и систему госэкзаменов, при которой, например, требования по английскому языку одинаковы для эстонских и русских школ, но в эстонских данному предмету выделено значительно больше учебных часов.

В этой части порой доходит до абсурда. Комментируя отчёт министерской комиссии, входящий в её состав депутат Таллинского горсобрания Вадим Белобровцев поведал журналистам, что ему довелось быть свидетелем, как русский учитель преподавал русским детям английский язык по-эстонски…

Своим мнением об итогах работы поделилась член комиссии, завуч Ярвеской русской гимназии (г. Кохтла-Ярве) Ульви Вилуметс: «Полагаю, что главная ценность этого документа заключается в честной и ясной обрисовке ситуации для её лучшего понимания эстонским и русскоязычным сообществами. Переход прошёл не так хорошо, как мы надеялись (…) При этом никто не говорит, что мы должны вернуться к исходной точке. Наоборот, все считают, что мы должны идти вперёд, вопрос лишь в том – как?».

Выводы комиссии: в первую очередь необходимо уточнить цель, достижению которой призвана содействовать реформа. Это: освоение языка на определённом уровне; или овладение разговорной речью; или знание научной терминологии? Далее, исходя из целевой установки, следует форсировать составление учебников и учебных пособий, специально адаптированных для русских гимназистов и преподавателей. И третий принципиально важный шаг – подготовка двуязычных учителей-предметников.

…Напоследок – оптимистический штрих, как ложка мёда в бочку дёгтя. Недавно подведены результаты госэкзаменов-2014. Выяснилось, что выпускники русских гимназий сдали эстонский как иностранный лучше, чем эстонские абитуриенты сдали эстонский как родной. Правда, требования в обоих случаях несколько отличаются: например, русские ребята не писали сочинение. И, тем не менее, пустячок – а приятно!..

Фото Ольги Максимович

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту