search
Топ 10

Уздечка для ядерных скакунов

В нужную минуту командир боевого расчета введет код в автоматизированную систему управления стрельбовыми комплексами противоракет, чтобы “сломать” ядерную атаку агрессора. Выигранное время позволит ввести в действие ядерные силы. Вот из-за этого и находятся в высочайшем напряжении офицеры-“прошники”, как они себя называют. Организационно система ПРО входит в состав войск ракетно-космической обороны – составной части Космических войск.

Войска ракетно-космической обороны (РКО) созданы и введены в состав Войск ПВО страны со статусом войск особого назначения Директивой Генерального штаба Вооруженных Сил СССР от 30 марта 1967 г., хотя отдельные образцы техники и вооружения родились ранее. Они включают в себя три системы – предупреждения о ракетном нападении (СПРН), противоракетной обороны (ПРО), контроля космического пространства (СККП) и комплекс противокосмической обороны (ПКО). Их назначение – своевременно обеспечить руководство страны достоверной информацией о ракетно-космической обстановке, предупредить об угрозе ракетного нападения, в той или иной степени защитить от удара и дать возможность Верховному Главнокомандованию принять решение на ответный удар – введение в действие стратегических ядерных сил.
– У нас есть полная уверенность (это подтверждено полигонными испытаниями) в технической надежности системы и выполнении ею задач по уничтожению несанкционированных и одиночных баллистических ракет, – говорил мне полковник Владимир Маликов, посвятивший более двадцати лет развитию и становлению системы ПРО.
Колоссальная работа проведена после 1953 г., чтобы появилась такая убежденность. Почему после 1953-го? Тогда советское руководство получило известие: в США испытывается баллистическая ракета, совершенствуется ядерное оружие.
Советский Союз мог стать беззащитным перед ракетой с ядерной боеголовкой. В Генштабе обсуждается этот вопрос. В августе в ЦК КПСС направляется письмо с просьбой рассмотреть вопрос о создании средств противоракетной обороны. Подписали его начальник Генштаба Василий Соколовский и еще шесть Маршалов Советского Союза. Осенью собрались ученые-разработчики первой отечественной зенитной ракетной системы ПВО. Идею поддержали не все и не сразу. Один академик заявил: “Попасть пулей по пуле, по иголке иголкой в космосе просто невозможно, за решение такой задачи могут взяться только чудаки”. Но энтузиасты нашлись – молодые ученые, и в первую очередь доктор технических наук тридцатипятилетний подполковник Григорий Кисунько.
Группа молодых ученых взяла на себя смелость обосновать принципы ПРО. И главные из них – как найти в космосе небольшую цель, эффективно следить за ней и управлять противоракетой.
Три года напряженнейшей работы ученых во главе с Кисунько принесли блестящие результаты. Последовало решение – приступить к созданию испытательного полигона. Выбор пал на пустыню Бетпак-Дала близ местечка Сары-Шаган в Казахстане.
Местные жители называли пустыню серой, мышиной, голодной. В той каменистой, безводной местности 8 июля 1956 г. высадился первый отряд военных строителей во главе с полковником А. Губенко – он руководил строительством до 1962 г. Жить приходилось, как на фронте. Впрочем, и часть-то фронтовая, прошедшая в годы Великой Отечественной от Волги до Вислы.
Напряженно работали ученые, работники “оборонки”, руководители Минобороны.
1957 г. Введен в строй первый локатор, фиксировавший учебные пуски ракет в стране.
1958 г. Заводы приступили к выпуску первых противоракет. Принято решение о разработке проекта системы ПРО, получившей условное наименование система А-35. Генеральным конструктором назначен Кисунько.
В 1959 г. начались стрельбы противоракет при полном действии всех компонентов ПРО. В 1960-м – телеметрический перехват баллистической ракеты противоракетой. 4 марта 1961 г. – первое уничтожение противоракетой В-1000 с неядерной (осколочно-фугасной) боеголовкой головной части баллистической ракеты Р-12. Победу праздновали коллективы, создавшие полигонный комплекс системы ПРО под руководством Кисунько и противоракетной системы под руководством Петра Грушина.
Тот день проходил нервно, напряженно. С утра проверили технику, дали команду в Капустин Яр на запуск ракеты. Но тут же – отбой, поступил запрет на все виды излучений. От контрразведчиков поступило сообщение, что по ближайшей железной дороге в поезде следует иностранец, возможна радиоразведка. Томительное ожидание. Только во второй половине дня стартовала баллистическая ракета. Отметка от нее хорошо видна на экране. Напряжение людей усилили помехи, появившиеся в самый ответственный момент.
Очевидцы помнят тревожный голос Кисунько:
– “Днепр”, в чем дело?
Командир боевого расчета доложил об обстановке программы.
– Пустить программу! – в голосе Кисунько звучал металл. – Сколько можно перестраховываться?
Перезапуск, цель опять на экране. На этот раз боевой расчет довел дело до конца. Цель уничтожена. В районе подрыва Р-12 установлен своеобразный памятник – первая противоракета. Заметим, американцы первое безъядерное поражение баллистической ракеты осуществят только через два с половиной десятка лет. На одной из пресс-конференций Никита Хрущев, любивший образные выражения, сообщил журналистам: “Наша ракета, можно сказать, попадет в муху в космосе”.
Совершенствование ядерных сил США, появление баллистических ракет с многозарядными боевыми частями потребовали создания многоканальной системы ПРО с более эффективной противоракетой. Элементы такой системы были созданы в 1972 г. Большие наработки СССР в технологии заставили руководство США пойти на поиск путей заключения Договора по ограничению противоракетной обороны. Разумеется, для этого имелись и другие веские причины.
– Системы ПРО создавались в пятидесятые – шестидесятые годы, в самый разгар “холодной войны”, – говорили мне эксперты Войск ракетно-космической обороны. – Отдышавшись от гонки вооружений, осмотревшись, и мы, и американцы поняли: создание систем ПРО даже не всей страны, а хотя бы основных стратегических районов – затея дорогостоящая и неэффективная. Почему? Предположим, для уничтожения условного района американцы планируют запустить десять баллистических ракет. Мы прикрыли его, скажем, 50-60 противоракетами. Американцы завтра нацелят на него уже 20 ракет. Нам бы вновь пришлось увеличить количество противоракет. И так до бесконечности. Классический образец гонки вооружений. И обе стороны пришли к пониманию: нужно сесть за стол переговоров. В 1972 г. подписан Договор между СССР и США (позже – протоколы к нему), по которому каждой из сторон разрешалось иметь на своей территории только по одному району, защищенному ПРО. Радиус районов размещения средств ПРО не должен превышать 150 километров. Американцы решили прикрыть базу стратегических ракет Гранд-Форкс на севере страны, СССР – свою столицу.
Почему выбор пал на Москву? Это крупнейший политический, административный и промышленный центр государства. Здесь же – военно-политическое руководство, в зоне обороны командные пункты Вооруженных Сил. При упреждающем ударе агрессора у СССР должна быть возможность принять решение на ответный удар, успеть довести его до исполнителей.
Интересовался у специалистов: кто же выиграл от Договора? По большому счету – обе стороны. Если же говорить о выборе районов ПРО, по мнению многих, американцы просчитались, выбрав Гранд-Форкс. Потому в 80-х гг. систему ПРО “Сэйвгард” (организационно входит в состав аэрокосмической обороны Североамериканского континента – НОРАД) законсервировали. Однако оставили главное звено – станцию “ПАР” дежурить в интересах Системы предупреждения о ракетно-ядерном нападении.
В СССР система ПРО А-35 создавалась 15 лет – от начала строительства до испытаний. В начале 70-х признано, что поразить американские баллистические ракеты типа “Минитмен-3” ей не под силу, поэтому элементы ПРО подвергли модернизации. На вооружение в 1978 г. принята более совершенная система – А-35М и поставлена на боевое дежурство. Но тремя годами раньше начал разрабатываться проект создания новой системы ПРО Москвы (генеральный конструктор Анатолий Басистов). К 1989 г. он реализован. Ее боевой состав – командный пункт на базе современных ЭВМ, мощная многофункциональная радиолокационная станция обнаружения и наведения с фазированной решеткой, части стрельбовых комплексов с противоракетами.
Вот как она смотрится глазами западных специалистов. Цитирую по книге “Советская военная мощь”, выпущенной Пентагоном в 1989 г.:
“Советский Союз начал обновлять и модернизировать систему ПРО вокруг Москвы с 1978 г. Одноэшелонная система включала 16 (первоначально 64) перезарязажающихся наземных пусковых установок GALOSH и радиолокационных станций типа “Конура” и “Кошкин дом”, расположенных к югу от Москвы. Четыре стартовых комплекса состояли из РЛС сопровождения и наведения, а также четырех заатмосферных перехватчиков (ракеты наземного базирования с ядерным зарядом, предназначенные для перехвата ракет противника перед их вхождением в атмосферу Земли).
Новая система ПРО вокруг Москвы будет двухэшелонной, состоящей из усовершенствованных противоракет дальнего радиуса действия GALOSH АВМ шахтного базирования, предназначенных для поражения ракет за пределами атмосферы, вероятно, с ядерным зарядом, быстростартующих атмосферных ракет-перехватчиков CAZELLE шахтного базирования (предназначены для поражения целей в атмосфере), радиолокационных систем наведения, управления огнем и ведения боя, включая новую большую РЛС с фазированной решеткой, ориентированную в четырех направлениях, в городе Пушкино к северу от Москвы…”
– Два эшелона шахтно-пусковых установок окольцевали столицу, – пояснял командир стрельбового комплекса подполковник Владимир Сизов. – Первый – ракеты заатмосферного перехвата. Второй – ракеты-перехватчики, поражающие в плотных слоях атмосферы. Наша защитница похожа на баллистическую ракету, только более умная. Ведь она должна найти цель в космосе. Значит, и управлять ею следует соответственно. А теперь, пожалуйста, в оголовок шахты…
В РЛС поражало все. Взять ту же супер-ЭВМ – самый быстродействующий электронный мозг в Вооруженных Силах, да и в стране.
Как действует система ПРО? В мирное время находится в постоянной готовности, “прослушивает” и “просматривает” космическое пространство с помощью многофункциональной станции, пояснили специалисты. А если агрессор предпримет ракетную атаку? Система ПРО способна самостоятельно или с помощью Системы предупреждения о ракетном нападении установить факт агрессии и перейти на автоматическое сопровождение баллистических целей. Электронный мозг (супер-ЭВМ) отселектирует ядерные боеголовки от ложных, имитаторов, укажет наиболее опасные. Параллельно в автоматическом режиме приведет в готовность противоракеты, распределит их по целям, рассчитает прогнозируемые точки поражения и в наиболее благоприятный момент даст команду на старт. Сначала устремятся ввысь противоракеты первого космического перехвата, а по непораженным боеголовкам баллистических ракет уже в атмосфере ударят перехватчики второго эшелона. И все время полета противоракет электронный мозг будет их вести с помощью мощных локаторов до встречи с целью.
Кроме наблюдения за космосом в интересах основной задачи, радиолокационные средства ПРО каждодневно выполняли сугубо мирную, но ответственную работу. Например, контроль деятельности спутников, особенно в случаях, если те по каким-то причинам стали плохо управляться с Земли. Ни один испытательный полет системы “Буран-Энергия” не обошелся без участия “прошников” и не мог обойтись. На объекте вполне серьезно говорили: выбросите в космическую бездну апельсин, яблоко – и мы найдем их.
В системе ПРО правят бал экстратехника, искусственный интеллект – такой я сделал вывод. И все-таки человек не терялся в мире автоматики и электроники.
– Техника сама функционировать не может, – говорил Владимир Маликов. – Причем чем сложнее, тем больше к себе внимания со стороны человека требует. В военных системах так было всегда и, думаю, так и останется. Здесь риск выхода из строя, неисправности не только ожидаются, но и прогнозируются. А люди – самая надежная дублирующая система.
Мне показали типовую ячейку супер-ЭВМ – крошечную электронную частичку мозга. А на объекте их тысячи. Контроль требуется самый тщательный, даже при существовании дублирующих систем. Или модуль фазированной решетки. Допустим, конструкцию в шесть метров длиной и весом в 4,5 тонны нужно будет заменить в считанные минуты. В штатной ситуации это выполняли робот-манипулятор и расчет из шести человек. А если непредвиденная ситуация? Подстрахует человек.
Покидал противоракетчиков, когда очередная смена заступала на боевое дежурство. Обстановка в мире потеплела. Но кто застрахован от провокационного пуска – вдруг в гости пожалует шальная ракета с ядерной боеголовкой? Нужно быть наготове.

Анатолий ДОКУЧАЕВ

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте