Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10
Я так думаю

Уроки уроков патриотизма

Вспоминая 22 июня 1941 года
Учительская газета, №09 от 2 марта 2021. Читать номер
Автор:

Продолжение. Начало в №1-3, 5-8

 

Татьяна Чередниченко в книге «Типология советской массовой культуры. Между «Брежневым» и «Пугачевой» (1994) очень хорошо обо всем этом написала: «По самой этимологии (корень «род» и семантика череды рождений – продолжение рода) прежде всего есть связь поколений. Людей волновало и трогало их единство с родными, своими: «мать сыра земля», «Волга-матушка», «Дон-батюшка». Этот ключевой смысл в «стране родной» в значении, связанном с «матушками» и «батюшками», не был актуальным и даже просто отвергался».

Лев Айзерман

И вот о том, что в стихах Симонова «осознана связь с прошлым России», что это страна отцов и дедов, «проселки, что дедами пройдены», «как встарь повелось на великой Руси», ученики говорили. Мне пришлось дополнить все сказанное только одним. Вот почему в стихотворении «погосты», «деревни с погостами».

Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина –
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.

Погосты, могилы, кладбища, кресты – это всегда вечное напоминание о том, что было до нас, это история.
Отношение к национальному и отношение к прошлому взаимосвязаны. Социалистическое отечество ведет свое летоисчисление с октября 1917 года («двадцать пятое, первый день» у Маяковского). Корни национального уходят глубже.

Изданный в 1942 году сборник статей Алексея Толстого «Родина» открывался статьей, напечатанной 7 ноября 1941 года. У Толстого родина – это земля «оттич и дедич», как говорили наши предки. «И вот смертельный враг загораживает нашей родине путь в будущее. Как будто тени минувших поколений, тех, кто положил свои труды за честь и славу родины, и тех, кто положил свои труды на устроение ее, обступили Москву и велят нам: свершайте!»

Именно в этот день, 7 ноября 1941 года, на параде дивизий, уходящих на защиту Москвы, Сталин обратился к образам великих предков: «Пусть вдохновляют вас в этой войне мужественные образы великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова».

Те, кто писал о войне, написали хорошие сочинения. Но для меня было полной неожиданностью, что и те, кто взял другие темы, написали хорошо. Очевидно, общая атмосфера занятий, заставляющих всматриваться в слово, думать над смыслом, учиться друг у друга, говорить своим голосом, называть своим и соглашаться только с тем, чему доверяешь, и определяла работу над этим сочинением.

Большая беда нашей методики преподавания литературы, вообще работы в школе, – сужение горизонтов, узость ключевых понятий, неумение смотреть широко и глубоко.

В 2009 году меня пригласили на обсуждение вот какой проблемы: «Патриотическая составляющая в новом стандарте по литературе». Я сказал, что не приду, потому что сама проблема эта, на мой взгляд, сформулирована безграмотно. Почему я так думаю и сейчас?

Термин «стандарт по литературе» для меня противоестественен. Это несочетаемое сочетание слов. Меня вполне удовлетворял термин, который существовал у нас десятилетиями: «программа по литературе». Я видел десять спектаклей по пьесе Чехова «Вишневый сад». У меня дома пять записей поэмы Блока «Двенадцать».

Я показываю своим ученикам иллюстрации к роману Достоевского «Преступление и наказание» Дмитрия Шмаринова, Ильи Глазунова, Эрнста Неизвестного. К тому же и работа учителя не может быть стандартизирована. Я посетил около тысячи уроков русского языка и литературы и слишком хорошо знаю, насколько различны учительские почерки.

Заглянем в словарь. Стандарт. Образец, которому должно соответствовать, удовлетворять что-нибудь по своим признакам, свойствам, качествам. Но у этого слова есть и еще один смысл – нечто шаблонное, трафаретное, не заключающее в себе ничего оригинального, творческого.

Сама формула «стандарт преподавания литературы» – уже приговор преподаванию литературы.
«Поэзия – вся! – езда в незнаемое» (Маяковский). А езда в незнаемое всегда связана с возможностью ошибок. Их-то и боятся больше всего и наши ученики, и мы, учителя. А проверяющие тщательно выискивают ошибки в каждом своем, личном, непохожем.

У меня есть папка, в которой собраны публичные обвинения в мой адрес самого различного характера. И в том, что я вырубаю сад русской культуры, и в том, что я вообще прожил жизнь бессмысленно.

Но самое главное в другом. Патриотическая составляющая стандарта по литературе. А в чем она?
Ну, «Полтава» – это понятно. Но как быть с «Я помню чудное мгновенье…»?
Ну, «Бородино» – это понятно. А что делать с «Выхожу один я на дорогу…» Лермонтова?
Ну, «Война и мир» – тут спора нет. А куда отнести «Анну Каренину»?
Да, «На поле Куликовом» – сомнений нет. А «Незнакомка»?
Не говорю уже о «Мертвых душах» и «Истории одного города».

В русской классической литературе нет патриотической составляющей. У меня в дипломе написано, что я учитель русского языка, литературы, логики и психологии. Так что по законам логики если есть патриотическая составляющая, то должна быть и непатриотическая составляющая.

Блок получил однажды на своем вечере записку: «Прочтите стихи о родине». Он растерялся: «Они все о родине».

Во время войны Анна Ахматова написала стихотворение «Мужество», в патриотической составляющей которого ни у кого нет сомнения:

И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!

В этом и состоит патриотическое воспитание на уроках литературы. Донести до своих учеников великое русское слово, русскую литературу. И так, чтобы она дошла не только до классного журнала, до экзаменационных баллов. Чтобы была прочитана, понята, пережита, рождала интерес к чтению. И чтобы не сводилась к написанию сочинений на патриотические темы.
И о самом главном – сужении ключевых понятий и смыслов.

В конце лета 2020 года читаю в Интернете список «Лучшие школы России». В этом списке 100 школ. Называется он «Элитные школы России». Вздрагиваю: это что, школы для детей элиты?

Или просто школы, в которых хорошо учат? Я ни в коей мере не ставлю под сомнение работу этих школ. Но сам критерий, по которому они отобраны, вызывает у меня серьезные сомнения. А критерий этот определен так: «конкурентоспособность школ к поступлению их выпускников в топовые вузы». Самый важный показатель – конкурентная способность. Максимальность в подготовке своих выпускников к поступлению в топовые вузы.

Обратите внимание на само слово «поступление». Да, сегодня для выпускников школ, их родителей, учителей, репетиторов самое главное и основное именно поступление. Тем более на бюджет. Но убежден, что школа должна не только готовить к поступлению в вузы, но и формировать способность учиться в них. А это разные вещи.

Этот критерий отбора вызывает у меня серьезные возражения. Он предельно сужен, обеднен, занижен. В этой связи возникают четыре проблемы.

Первая. Бесспорно, что учитель определяет уровень преподавания в школе. Но не только, а часто не столько он. Хорошо известно, что земельная рента зависит прежде всего от плодородия земли. Во всей истории Царскосельского лицея не было ни одного выпуска, который мог быть не только рядом, но и в какой-то близости от того, первого, пушкинского.

Между тем все хорошо знают, что во многие школы из этого списка поступают по строгому и большому конкурсу. И даже бывает, что того, кто чуть позже покажется неготовым к нужным лаврам, возвращают в родную школу.

И я хорошо знаю, что прибавочная стоимость, которую создают репетиторы, порой из этого самого топового вуза, входит в конкурентную стоимость выпускника школы.

Я делал выписки из тех комментариев, которые помещены после этого списка в Интернете, применительно к конкретным школам. Естественно, сейчас я номера школ называть не буду. «Ребенка следует готовить к поступлению в школу, заранее занимаясь с репетитором, задолго до самого поступления в школу». «Дети с улицы сюда не попадут. Прийти им сюда невозможно».

«Для получения шанса попасть в школу для элиты ребенка следует готовить с репетитором задолго до поступления в школу». «Победителей из нашей региональной школы сманивают в Москву, обещая им большую зарплату, не 30000, которые может дать наш регион, а 300000. У нас уже несколько человек сменили прописку на московскую».

События развиваются так, что сегодня и спрос, и предложение на репетиторство будут стремительно расти. Вот и Яндекс расширил свою продукцию и к Яндекс.Такси и Яндекс.Еда добавил и Яндекс.Репетитор, а затем и передержку животных. И первое, и второе, и третье – всего лишь услуги, на которых можно заработать.

Я посмотрел несколько репетиторов на сайте предложений для выбора. Все, что я видел, – преподаватели вузов. К тому же уже сказано, что из школы будут убирать учителей старшего поколения, то есть тех учителей, которые еще в школе, вузе и потом вновь в школе читали книги сами. Спрос на хорошую подготовку повысится.

Вторая проблема. Школы оценивают по цифрам поступивших успешно. Но сдают при этом в среднем три экзамена – русский язык и два предмета по выбору. Иногда к ним добавляется экзамен от вуза. Но вот в чем дело. Виктор Садовничий, ректор МГУ, рассказывал, что в конце первого курса им приходится отчислять с факультета математики около 30 человек, и не только с этого факультета. Их результаты ЕГЭ абсолютно объективны. Так в чем же дело? А дело в том, что дальше учиться они уже не могут. Почему?

А.А.Брудный в книге «Психологическая герменевтика» (2005 г.) рассказывает, что когда у одного из крупнейших физиков Макса фон Лауэ спросили, что такое образование, он, подумав, ответил: «Это то, что остается у вас, когда вы забыли, чему вас учили». Идея Лауэ заключается в том, что у образованного человека формируется образ мыслей, и он поважнее фактов и форм. Иными словами, у образованного человека иной уровень понимания.

Буду говорить только о литературе. ЕГЭ по этому предмету уровень понимания вообще не проверяет. Лишь уровень знания, точнее, выученности, а если быть точнее, натасканности.
Вот тому пример.

Когда был устный экзамен по литературе, там был вопрос «Основные мотивы лирики Лермонтова». И все все отвечали. Такой параграф был и в учебнике.

Лев АЙЗЕРМАН

Окончание следует


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt