search
Топ 10

Унтер-офицеры

Важным цементирующим звеном армий ведущих государств мира служат сержанты (унтер-офицеры). У нас же в настоящее время за редким исключением это самое слабое командное звено. Офицеры и прапорщики вынуждены изо дня в день постоянно опекать их, подменять, подстраховывать и подправлять на всех этапах обучения и воспитания подчиненных. И это вполне естественно. Ведь неумеха-новобранец «зарабатывает» сержантские погоны и должность за несколько месяцев в учебном подразделении. Но далеко не каждый молодой человек, пришедший в армию чуть ли не со школьной скамьи, способен в столь краткий срок освоить сержантскую науку командования своими сверстниками и солдатами более ранних сроков призыва. Вступив в XXI век, наша армия неизбежно должна решить эту давно назревшую проблему, так как оставлять наших офицеров и дальше без профессиональных помощников – младших командиров просто недопустимо. По мнению специалистов, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, необходимо, во-первых, разработать нормативно-правовую базу, которая обеспечит привлекательность службы сержантами. Во-вторых, – внедрить эффективную систему отбора кандидатов в младшие командиры. Да плюс к этому – создать систему, обеспечивающую качественную подготовку младших командиров. И, наконец, – в воинских уставах определить сержантам четкий круг обязанностей по службе, предоставить действенные дисциплинарные права. Любопытно, что все это в нашей истории уже было…

Воинское звание младшего командного состава в армии «унтер-офицер» пришло к нам из немецкого – Unteroffizier – подофицер. Этот институт в русской армии существовал с 1716 по 1917 г.

К унтер-офицерам воинский устав 1716 г. относил в пехоте – сержанта, в кавалерии – вахмистра, каптенармуса, подпрапорщика, капрала, ротного писаря, денщика и ефрейтора. Положение унтер-офицера в военной иерархии определялось так: «Те, которые ниже прапорщика, свое место имеют, называются «унтер-офицеры», т.е. нижние начальные люди».

Унтер-офицерский корпус рекрутировался из солдат, которые желали остаться в армии по найму после окончания срочной службы. Назывались они сверхсрочнослужащими. До появления института сверхсрочнослужащих, из которых потом формировался другой институт – унтер-офицерский, обязанности помощников офицера выполняли нижние чины срочной службы. Но «срочный унтер-офицер» в большинстве случаев мало отличался от рядового.

По замыслу военного командования институт сверхсрочнослужащих должен был решать две задачи: снизить недокомплект рядового состава, служить резервом формирования унтер-офицерского корпуса.

В истории нашей армии есть любопытный факт, свидетельствующий о роли нижних начальствующих чинов. В ходе русско-турецкой войны 1877 – 1878 гг. генерал от инфантерии Михаил Скобелев провел в ходе боевых действий во вверенных ему частях невиданный ранее социальный эксперимент – создал в сражающихся частях военные советы из фельдфебелей и унтер-офицеров.

Авторитетно

«Особое внимание следует уделять формированию профессионального сержантского корпуса, а также звена младших командиров. В настоящее время укомплектованность такими должностями в Вооруженных Силах составляет немногим более 20 процентов.

В настоящее время Минобороны уделяет повышенное внимание проблемам воспитательной работы и профессиональным младшим командирам. Но первый выпуск таких младших командиров поступит в войска только в 2006 году», – сказал статс-секретарь – заместитель министра обороны РФ генерал армии Николай Панков.

Руководство военного министерства стремилось оставить в армии на сверхсрочную службу как можно больше солдат (ефрейторов), а также строевых унтер-офицеров, которые отслужили срочную. Но при одном условии: каждый из них должен был обладать соответствующими служебными и нравственными качествами.

Центральная фигура унтер-офицерского состава старой русской армии – фельдфебель. Он подчинялся командиру роты, был его первым помощником и опорой. На фельдфебеля возлагались достаточно широкие и ответственные обязанности. Об этом свидетельствует вышедшая в 1883 г. инструкция, которая гласила: «Фельдфебель есть начальник всех нижних чинов роты».

Вторым по значимости среди унтер-офицеров был старший унтер-офицер – начальник всех нижних чинов своего взвода. Он отвечал за порядок во взводе, нравственность и поведение рядовых, результаты обучения подчиненных, производил наряды нижних чинов на службу и на работы, увольнял солдат со двора (не позднее, как до вечерней переклички), проводил вечернюю перекличку и рапортовал фельдфебелю обо всем случившемся за день во взводе.

По уставу унтер-офицерам вверялись первоначальное обучение солдат, постоянный и бдительный надзор за нижними чинами, наблюдение за внутренним порядком в роте. Позднее (1764 г.) законодательство закрепило за унтер-офицером обязанность не только обучать нижние чины, но и воспитывать их.

Невзирая на все усилия по отбору на службу кандидатов в нижние начальственные чины в этой сфере были свои трудности. Количество сверхсрочнослужащих не соответствовало расчетам Генерального штаба, их количество в армии нашей страны уступало укомплектованности сверхсрочнослужащими западных армий. Например, в 1898 г. сверхсрочных строевых унтер-офицеров насчитывалось: в Германии – 65 тысяч, во Франции – 24 тысячи, в России – 8,5 тысячи человек.

Становление института сверхсрочнослужащих проходило медленно. Сказывался менталитет русского народа. Солдаты в большинстве своем понимали свой долг – честно и бескорыстно служить Отечеству в годы срочной службы, а вот оставаться сверх того служить за деньги сознательно противились.

Правительство стремилось заинтересовать отслуживших по призыву в сверхсрочной службе. Для этого расширяли права сверхсрочнослужащих, повышали оклады, устанавливали ряд наград за службу, улучшали форму одежды, а после службы обеспечивали неплохой пенсией.

Положение о нижних чинах строевой сверхсрочной службы 1911 г. разделяло унтер-офицеров на два разряда. Первый – подпрапорщики, произведенные в это звание из строевых сверхсрочных унтер-офицеров. Они обладали значительными правами и льготами. Второй – унтер-офицеры и ефрейторы. Они пользовались несколько меньшими правами. Подпрапорщики в строевых частях занимали должности фельдфебелей и взводных – старших унтер-офицеров. Ефрейторов производили в младшие унтер-офицеры и назначали командирами отделений.

Сверхсрочнослужащих унтер-офицеров производил в подпрапорщики своим приказом начальник дивизии при двух условиях. Необходимо было прослужить в должности взводного (старшего унтер-офицера) в течение двух лет и успешно окончить курс войсковой школы для унтер-офицеров.

Старшие унтер-офицеры обычно занимали должности помощников командиров взводов. Звание младшего унтер-офицера носили, как правило, командиры отделений.

Строевым сверхсрочнослужащим нижних чинов за безупречную службу жаловали медаль с надписью «За усердие» и знак святой Анны. Им также разрешали вступать в брак и иметь семьи. Сверхсрочнослужащие проживали в казарме в расположении своих рот. Фельдфебелю предоставляли отдельную комнату, двое старших унтер-офицеров также проживали в отдельной комнате.

Чтобы заинтересовать в службе и подчеркнуть начальствующее положение унтер-офицеров среди нижних чинов, им выдавали обмундирование и знаки различия, в ряде случаев присущие обер-офицеру. Это кокарда на головном уборе с козырьком, шашка на кожаной портупее, револьвер с кобурой и шнуром.

Строевые сверхсрочнослужащие нижних чинов обоих разрядов, прослужившие пятнадцать лет, получали пенсию в размере 96 рублей в год. Жалованье подпрапорщика составляло от 340 до 402 рублей в год, ефрейтора – 120 рублей в год.

Лишить унтер-офицерского звания имел право начальник дивизии или лицо равной с ним власти.

Командирам всех степеней было трудно готовить отличных унтер-офицеров из полуграмотных сверхсрочнослужащих солдат. Поэтому в нашей армии внимательно изучали зарубежный опыт формирования института младших командиров, в первую очередь – опыт германской армии.

К сожалению, далеко не все унтер-офицеры обладали знаниями по руководству подчиненными. Некоторые из них наивно полагали, что обеспечить всеобщее послушание можно нарочито жестким и грубым тоном. И нравственные качества унтер-офицера не всегда были на должной высоте. Часть из них тянулась к спиртному, и это дурно сказывалось на поведении подчиненных. Неразборчивы были унтер-офицеры и в этике отношений с подчиненными. Иные допускали нечто подобное взяткам. Такие факты резко осуждали офицеры.

В результате в обществе и армии все настойчивее раздавались требования о недопустимости вторжения малограмотного унтер-офицера в духовное воспитание солдата. Появилось даже категоричное требование: «Унтер-офицерам надо запретить вторгаться в душу новобранца – столь нежную сферу».

С целью всесторонней подготовки сверхсрочнослужащего к ответственной деятельности в должности унтер-офицера в армии была развернута сеть курсов и школ, которые создавали главным образом при полках. Чтобы облегчить унтер-офицеру вхождение в свою роль, военное ведомство издавало немало различной литературы в виде методик, инструкций, советов. Приведу некоторые наиболее типичные требования и рекомендации того времени:

– подчиненным показывать не только строгость, но и заботливое отношение;

– с солдатами держать себя на «известном расстоянии»;

– в обращении с подчиненными не допускать раздражения, вспыльчивости, гнева;

– помнить, что русский солдат в обращении с ним любит того начальника, которого считает своим отцом;

– учить солдат в бою беречь патроны, на привале – сухари;

– иметь достойный внешний вид: «унтер подтянутый, что лук натянутый».

Обучение на курсах и в полковых школах приносило безусловную пользу. Среди унтер-офицеров было немало одаренных людей, которые умело разъясняли солдатам основы военной службы, ее ценности, долг и обязанности. Овладевая знаниями и приобретая опыт, унтер-офицеры становились надежными помощниками офицеров в решении стоявших перед ротами и эскадронами задач.

Унтер-офицеры играли заметную роль и в решении такой важной задачи, как обучение солдат грамоте, а новобранцев с национальных окраин – русскому языку. Постепенно эта проблема приобретала стратегическое значение. Русская армия превращалась во «всероссийскую школу образования». Унтер-офицеры охотно занимались с солдатами письмом и арифметикой, хотя времени для этого было крайне мало. Их усилия приносили свои плоды – число и удельный вес в воинских коллективах неграмотных солдат сокращались. Если в 1881 г. их было 75,9 процента, то в 1901 г. – 40,3.

В боевой обстановке подавляющее большинство унтер-офицеров отличались отменной храбростью, примерами воинского мастерства, мужества и героизма увлекали за собой солдат. Например, в ходе Русско-японской войны (1904 – 1905 гг.) унтер-офицеры часто исполняли обязанности офицеров, призванных из запаса.

Не зря говорят, что новое – хорошо забытое старое. В третьем тысячелетии нашей армии вновь приходится решать проблемы укрепления института младших командиров. В их решении может помочь использование исторического опыта Российских Вооруженных Сил.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту