search
main
Топ 10
Откуда берется лень у подростков и что с ней делать Этот день настал: 7 декабря одиннадцатиклассники пишут итоговое сочинение Минобрнауки: отсрочкой от армии можно воспользоваться только один раз Педагогические династии были представлены на межрегиональном конкурсе Глава Роспотребнадзора объяснила, когда школьников могут отправить на дистант Учителя Ульяновской области станут зарабатывать больше Повышение зарплат учителей, обязательная школьная форма, итоговое сочинение — новости образования Рособрнадзор: будет сформирована новая система показателей для оценки качества образования Перенос итогового сочинения, школа без контрольных работ, финалы ВСоШ - главные новости образования Очередной Всероссийский открытый урок будет посвящен Героям Отечества Студентам белгородских колледжей на время дистанта будут выдавать сухпайки В первом чтении принят закон, позволяющий переводить школы с муниципального уровня на региональный Глава РАО озвучила причины высокой учебной нагрузки в школах Педагогов приглашают поучаствовать в марафоне «Как внести творческий воспитательный компонент в школьный урок» В подмосковных школах стартовала неделя функциональной грамотности Игрушки — дело серьезное: дискуссия экспертов в сфере образования и промышленности игр и игрушек В школьных учебниках могут появиться разделы о выдающихся российских ученых В Подмосковье упростили регистрацию на ОГЭ и ЕГЭ В Москве состоится Всероссийский педагогический конгресс «Подготовка учителя будущего поколения» Двум архангельским школам могут присвоить имена русского ученого и поэта
0

Умрет школа – умрет село… А что если дополнить этот тезис одним не совсем привычным аргументом

Немножко истории. Не нашей. Три столетия назад Гентское соглашение передало все земли к югу от Канады в собственность Соединенных Штатов Америки. Федеральное и штатные правительства начали продавать земельные участки под строительство. Для этой цели всю территорию поделили на поселения в шестнадцать квадратных миль каждое. Только одна шестнадцатая часть поселений (одна квадратная миля) была неприкосновенна. Одну шестнадцатую часть в каждом без исключения поселении Конгресс США отвел под обустройство местных школ.

С тех пор и до недавнего времени малая сельская школа была привычным атрибутом американского ландшафта. Еще в 1950-е в США таких школ было около 200 тысяч, сейчас – около 500. В последние десятилетия произошло их массовое сокращение из экономических соображений. Но многие родители не хотят, чтобы их дети ездили в отдаленную школу на автобусе. Им спокойнее, если дети учатся рядом с домом…

Не правда ли, знакомая ситуация? Замените слово «американский» словом «российский», вместо «США» подставьте – «Россия»… Отток деревенских жителей в города и снижение рождаемости привели к упадку сельских школ во всем мире – не только у нас.

И «у них», и «у нас», однако, есть уголки, куда не может доехать школьный автобус, – например, таежная деревня в Иркутской области или поселение на горе Гамильтон в Калифорнии. «У них» и «у нас» есть родители, которые просто не хотят, чтобы их дети ездили в отдаленную школу, и считают, что условия обучения в малой школе лучше, чем в крупной, так как учителя уделяют каждому ребенку больше внимания. Такие родители борются за то, чтобы маленькую, но любимую школу оставили в их поселении. Только «наши» формой борьбы обычно выбирают письма областным и федеральным властям, в то время как «они» пытаются отстоять свои интересы другими средствами.

Суд или забастовка?

В Германии для спасения сельских школ или отдельных маленьких классов родители и школьники прибегают к забастовкам в классных комнатах, баррикадам перед школами и судебным искам. Так, родители пятерых учеников из школы в местечке Хекельберг-Брунов под Бранденбургом пролежали 10 дней на надувных матрасах, чтобы предотвратить упразднение седьмого класса. Министерство образования пошло на уступки и определило родителям срок, в течение которого они должны были найти 40 детей для седьмого класса. Детей нашли. Последних троих недостающих семиклассников переманило в школу одно из местных предприятий, пообещав платить этим школярам по 10 евро в неделю на карманные расходы.

Случай граничит с курьезом, но заставляет обратить внимание на существенное различие в позиции «нашей» и «их»: если мы, вероятно, по привычке советских времен, ждем, когда нам кто-то что-то даст – причем даст то, что дать непременно обязан! – «они» ищут реальные способы, которые позволили бы решить проблему выживания нерентабельных малых школ в рыночных условиях. И «их» выжившие малые школы именно по этой причине весьма существенно отличаются от наших.

Малые школы в Америке называют однокомнатными. Такая сельская школа действительно занимает всего одну-две комнаты в помещении. Еще эти школы называют школами с одним учителем. Ведет все классы в них не команда преподавателей, как в наших малокомплектных школах, а всего один человек – зачастую он в одном лице и директор, и учитель, и бухгалтер, и сторож, и дворник, и завхоз, и рабочий, и еще помогает по вечерам уборщице мыть помещение. Кроме него в школе могут работать несколько учителей, но они лишь совместители. Учитель-директор однокомнатной школы получает зарплату, превышающую среднюю зарплату городских коллег. Но при этом он, как правило, является подлинным энтузиастом – известны случаи, когда такие директора устраивали в своей школе водопровод, покупали для учебного процесса компьютеры, систематически вывозили детей на экскурсии в большие города и даже самостоятельно рыли колодцы на школьном дворе. Приходится делать и это, ведь однокомнатные школы, расположенные в самых дальних уголках – как бы это сказать… американщины – не имеют горячей, а зачастую и холодной воды и отапливаются дровами.

В однокомнатных школах учат детей максимум до восьмого класса. Учителю-директору помогают супервайзер (один для трех однокомнатных школ) и суперинтендант (один для двух школьных округов).

Немаловажное замечание – родители готовы платить более высокие налоги или дополнительно оплачивать некоторые школьные расходы, лишь бы сохранить местную школу. Им есть за что бороться – данные тестирования американских школьников показывают, что качество обучения в малых сельских школах выше, чем в консолидированных, то есть укрупненных. Кроме того, родители детей младших классов, безусловно, предпочитают отводить их в местную школу, нежели отправлять в ежедневную поездку на автобусе.

Экономия средств в однокомнатной школе по сравнению с содержанием российских малокомплектных школ очевидна. И все же американские власти считают однокомнатные школы убыточными. Чтобы такая школа не была закрыта, ее учитель-директор проводит большую работу с жителями округи, уговаривая их приводить детей именно в свое учебное заведение. Конечно, одни уговоры не помогут – качество преподавания в школе должно быть лучше, чем у конкурентов.

«У них», в Америке, тоже звучат слова о том, что однокомнатная сельская школа является единственным центром культуры маленьких поселений. Только знакомая нам формулировка «умрет школа – умрет село» дополняется в американских СМИ непривычным нам аргументом. Он таков: будущее народного образования любой цивилизованной страны – в перемещении центров образования, особенно для маленьких детей, в сельскую местность, на природу.

Эдукатор

Сокращение малокомплектных школ в Польше началось в конце 80-х годов XX века. Схема все та же – школы в больших селах и городках аккумулировали в себе учеников из сокращенных сельских. Общественность отдельных поселений выступала против закрытия учебных заведений, иногда прибегая к забастовкам. Но так же, как и жители Германии, поляки быстро поняли, что и апелляции к властям, и забастовки либо не дают результата, либо лишь временно продлевают работу школы на год-два.

Нужно было опять-таки искать экономически приемлемую форму существования маленького учебного заведения. И в Польше такой формой стала общественная школа.

Согласно польскому законодательству среди основателей учебных заведений могут быть не только органы государственной власти и местного самоуправления, но и общественные организации. В Польше появились негосударственные организации (НГО), помогающие местным сообществам сохранять малые школы. Одной из наиболее известных в Польше НГО стала организация «Эдукатор».

«Эдукатор» в 1999 году основала группа пенсионеров-активистов. Уже в 2005-м «Эдукатор» содержал 23 школы наполняемостью 30-40 учеников. Обычно алгоритм действий выглядит так. К «Эдукатору» обращаются представители сельской общины с просьбой помочь сохранить школу. Между «Эдукатором» и органами местного самоуправления подписывается договор, согласно которому школа переходит под администрирование НГО и получает два субсчета: для государственной субвенции и денег, которые сельской общине и школе удается получать самостоятельно.

Благодаря участию общины в общественных школах осуществляется ремонт, закупается оборудование, организуются доплаты учителям. Обычно в таких школах около десятка классных комнат, компьютерные классы, иногда есть небольшой спортзал. Наполняемость классов – 10 человек, при необходимости дети 1-4-х классов могут учиться вместе. Кстати, на ежегодном общенациональном тестировании ученики школ «Эдукатора» традиционно показывают результаты выше среднего уровня.

Поскольку сельская община вкладывает силы и средства в свою общественную школу, она становится культурным и образовательным центром села. Здесь отмечаются сельские праздники, проводятся платные и бесплатные курсы для взрослых.

Бухгалтерию десятков общественных школ ведет один офис НГО. Для их обслуживания нужно меньше технических работников: родители детей бесплатно убирают помещение, готовят обеды, занимаются ремонтом (на одну семью приходится примерно неделя дежурства в год). Это повод для размышлений российским родителям – если нерентабельную школу очень хочется сохранить, нужно в нее что-то вложить! Если нет денег – вложить силы и душу. Кстати, о деньгах рассказать тоже нелишне. Интересный факт: статус НГО в Польше дает дополнительные возможности. Заполняя годовую декларацию о доходах, любой гражданин имеет право указать, что желает перечислить 1 процент от оплачиваемой им суммы налогов в поддержку НГО. Фермеры польских сел поступают следующим образом. Для хозяйственных нужд они массово закупают оборудование, удобрения, корма. Затем селяне договариваются о том, что фирма-продавец по завершении финансового года использует свое право перечислить 1 процент от прибыли НГО. Нетрудно догадаться, что этой НГО станет та, «под крылышком» которой находится общественная школа в селе этих фермеров.

Два человека на километр

Такова плотность населения Австралии. Может быть, и для некоторых российских детей, живущих в изолированных местностях, подойдет «австралийский вариант» – дистанционное обучение по Интернету и встречи с реальными педагогами несколько раз в год? Но для этого, как минимум, нужен… Интернет.

Словом, в мировой практике создано много вариантов обучения и существует не один тип малой школы. Очевидно, что малая школа способна не просто выжить в современных условиях – она благодаря своим уникальным особенностям дает своим ученикам и учителям такие возможности творчества, которые невозможно получить в обычной школе. Так, модными на Западе становятся чартерные школы, среди которых много сельских. Для чартерной школы не существует обязательной программы, ее цель – свобода педагогического эксперимента. Эти школы не обязаны соблюдать такие требования, как минимум часов, отведенных на изучение дисциплин, минимальное количество академических часов в день, продолжительность учебного года. При этом ученики должны сдавать все общенациональные и местные тесты. Чартерная школа выдает стандартный государственный диплом об окончании школы, который принимается всеми вузами.

Чартерные школы – государственные, обучение в них бесплатное. Относятся они к районным отделам образования и обязаны принимать на обучение всех детей данного района. На свободные места в школе ученики из других районов поступают при условии платного обучения. Кстати, чартерную школу может организовать любая некоммерческая организация.

Таковы новые веяния в жизни малых сельских школ за рубежом. Но разве они неизвестны в России? В 1930-50-е годы при российских малокомплектных начальных школах существовали квартиры учителей – это очень напоминает условия однокомнатной школы в США. Элементы дистанционного обучения есть и у нас – например, их активно применяют в Костромской области, где ученики сельских школ расширяют свои знания с помощью дополнительных заданий, присылаемых им из областного центра заочного обучения. Так что писать письма в областные и федеральное министерства, равно как бастовать и судиться – думаю, все это вчерашний день. Сегодня надо искать новые, конструктивные методы. И при этом помнить, что все новое – это хорошо забытое старое.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте