Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Учителю нужно меняться. Чтобы всегда оставаться современным

Учительская газета, №30 от 26 июля 2016. Читать номер
Автор:

Виктория СИВАК, министр образования и науки Камчатского края:

– Виктория Ивановна, у ительменов есть песня: «Ежели бы я был студент, // То описал бы всех морских чаек, // Ежели бы я был студент, // То поснимал бы все орлиные гнезда, // Ежели бы я был студент, // То описал бы все горячие ключи, // Ежели бы я был студент, // То описал бы все горы, // Ежели бы я был студент, // То описал бы всех птиц, // Ежели бы я был студент, // То описал бы всех морских рыб»…- Я слышала однажды эту песню. Она о Степане Петровиче Крашенинникове, исследователе Сибири и нашего края. А еще эти слова использовали как вопрос в историко-краеведческой викторине «Своя игра», посвященной камчатке. Разработали ее в 33-й школе Петропавловска-Камчатского. Она рассчитана на четыре команды восьмиклассников. Первый тур посвящен Колумбам камчатским. Второй – первопроходцам. Третий – коренным жителям нашего края. Четвертый – культуре народов Камчатки. А пятый – нашему городу. Вы даже не представляете, какой азарт царит, когда в школе устраивают эту викторину. Там столько открытий происходит каждый раз! Вот послушайте. Другой землепроходец – Владимир Атласов – так писал про нее: «А рыба в тех реках в Камчатской земле морская, породою особая, походит на семгу и летом красна, а величиною больше семги, а иноземцы ее называли овечиною…» Что это за рыба, Петр Григорьевич?- Ой, не знаю, Виктория Ивановна, я же родился в краю полесских лесов и озер. Там другие рыбы…- Это чавыча. Такие викторины, как эта, воспитывают любовь к земле, на которой ты живешь, лучше любых нравоучительных слов и поучений.- Жизнь меняется стремительно. Время не летит – мчится. Должен ли, на ваш взгляд, так же стремительно меняться и учитель?- То, что он должен меняться, – это несомненно. Вопрос: в чем? Утверждение «забывая прошлое, не построишь будущее» касается не только истории. Оно напрямую связано с педагогикой, образованием. Есть очень много хорошего из прошлого, что и сегодня дает очень неплохие результаты. Парадокс: образование – самая консервативная сфера и в то же время в последнее десятилетие самая динамично развивающаяся отрасль. Учителю надо меняться в плане подходов к самому процессу образования, к детям, ему надо научиться чувствовать ребенка, понимать его взаимоотношения с окружающим миром. Только меняясь, учитель может оставаться человеком современным. И это самое важное. – Кто научит учителя меняться? Кто поможет ему меняться?- Прежде всего он должен сам хотеть этого. Не будет желания – никто ему не поможет. Он должен постоянно хотеть учиться. Для этого не надо далеко ездить. Хорошее методическое объединение в школе может многому научить. У нашего Института развития образования появляется все больше дистантных курсов повышения не просто предметной квалификации, а курсов, которые помогают устранять пробелы в знаниях по психологии, физиологии, конфликтологии. И никто не отменял наставничество. В нашем крае мы всячески его развиваем. Не просто к молодому педагогу в школе приставляют опытного учителя, а весь коллектив берет над ним шефство. От каждого по нитке – получится свитерок.- А профессиональные ассоциации могут сыграть в этом деле свою роль?- Могут, и немалую. Предметная ассоциация дает возможность, как говорят, и на людей посмотреть, и себя показать. Здесь можно услышать не только что-то новое, но и поделиться своими наработками с другими. В предметной ассоциации учитель одновременно и учит, и учится. Это как те всероссийские совещания руководителей региональных органов управления образованием, что проводятся федеральным Министерством образования и науки. Они дают возможность сопоставить себя с кем-то, сравнить свои достижения и результаты с другими регионами. Это стимул к развитию. Это внешняя оценка, которая позволяет совершенствоваться.- Виктория Ивановна, если сравнивать прежнюю школу и нынешнюю, в чью пользу сравнение?- Ни в чью. Они разные. И сравнивать их неблагодарное дело. Это как сравнивать разных людей. В той школе были свои прелести. Она была яркой. Может быть, потому что в молодости все нам кажется ярким, деревья – самыми большими, а дни – самыми длинными. Это лирика. А если серьезно, то я уверена, что сегодняшняя школа крепко стоит на ногах и дает достойное образование нашим детям, несмотря на то что школу постоянно ругают. Моя дочь проучилась девять лет в сельской школе в Козыревске, в Усть-Камчатском районе. Сельские учителя, которые ее учили, дали ей хорошее образование: она окончила школу с золотой медалью, поступила в вуз, учится в аспирантуре, работает врачом. – Руководителям образовательных организаций дали свободу и самостоятельность. Они с ней справляются?- Стараются, но, может быть, пока не все. К самостоятельности надо привыкнуть. Слишком долго директоров били по рукам, говоря: «Этого не делай без указки сверху и того тоже». Экономические и социальные эффекты самостоятельности школ очевидны, она не во вред, не мешает общему процессу. Но директоров надо постоянно учить, подпитывать, несмотря на то что все они прошли через президентскую программу переподготовки. И здесь я большие надежды возлагаю на наш Институт развития образования.- Мы в «Учительской газете» заметили, что среди участников как региональных конкурсов, так и федерального этапа конкурса «Учитель года» все больше молодых – деревенских. Не кажется ли вам, что многие из них используют конкурс как стартовую площадку? После победы их приглашают переехать в большие города. И они едут…- Не соглашусь с вами. В сегодняшнем выпуске мы как раз рассказываем о ребятах, которые после победы в разных профессиональных конкурсах предпочли остаться в деревне, хотя их, я знаю, звали в Петропавловск-Камчатский. Им нравится работать в отдаленных районах. Там более уважительное отношение к учителю. Он все еще или, если хотите, снова пользуется авторитетом. Там легче, чем в городе, понять, чего ты стоишь, испытать свои силы.- У вас в крае есть национальные школы? – У нас есть школы, реализующие программы преподавания языков коренных малочисленных народов Севера – корякского, ительменского. Факультативно преподаются культура и быт этих народов. Мы стараемся сделать так, чтобы каждый живущий на Камчатке, независимо от того, родился он тут или нет, русский он или коряк, белорус или ительмен, украинец или айн, чувствовал себя жителем края, вобравшим в себя все культурное и этническое богатство этой земли. Наш Институт развития образования разработал проект этнокультурной направленности, который будет подтягивать к коренной культуре всех, кто живет на Камчатке, а не только носителей этой культуры. Для этого разработаем соответствующие учебно-методические пособия, начнем преподавание факультативного курса культуры и быта не только в тех населенных пунктах, где проживает коренное население. В конкурсе профессионального мастерства принимала участие учительница корякского языка. Ее урок и мастер-класс вызвали неподдельный интерес у всех присутствовавших: и детей, и взрослых. Уходя с урока, все знали по нескольку слов на корякском и уловили смысл какого-то грамматического правила. Об этом говорили всю неделю, пока шел конкурс. Иногда достаточно нескольких слов, чтобы почувствовать себя причастным народу, который живет с тобой рядом. И захотеть узнать его поближе. Я подумала после этого, что нам нужно больше привлекать учителей языков коренных народов к различным профессиональным конкурсам. Может быть, в рамках Всероссийского конкурса «Учитель года» устроить для них отдельную номинацию или даже полноценный конкурс. Давайте подумаем! – А где вы берете учителей – преподавателей национальных языков?- Как и раньше, они приходят к нам из Российского государственного педагогического университета имени Герцена. В нашем Институте развития образования создана кафедра коренных малочисленных народов, специалисты которой и занимаются разработкой учебников и учебных пособий. Мы сталкиваемся с тем, что коренные народы Севера в быту не всегда разговаривают на своем родном языке. Нужна заинтересованность в сохранении языка и культуры прежде всего самими коренными народами. Радует то, что начало активно развиваться молодежное движение коренных народов, которое занимается популяризацией своей культуры и языка. Знать родной язык – это престижно. – Виктория Ивановна, как обеспечивается край квалифицированной рабочей силой?- Выпускников у нас немного. Вряд ли к нам приедут учиться ребята из соседних регионов, как это бывает, например, в центральной части России. Поэтому система выстраивалась так, чтобы работать наиболее эффективно. Каждый колледж или техникум имеет четкую специализацию. Один работает на дорожную отрасль, другой – на горнопромышленную, которая начинает набирать обороты после открытия месторождений, кто-то снабжает кадрами туристическую сеть и предприятия сервиса, есть у нас педагогический, медицинский колледжи и колледж искусств. Когда был подписан указ об объявлении Камчатки территорией опережающего развития, мы стали думать, как эффективно работать с теми, кто заходит к нам с долгосрочными инвестиционными проектами. С одной стороны, показатель трудоустройства выпускников наших образовательных учреждений – это показатель качества выпускников. Но с другой стороны, это и показатель качества тех рабочих мест, что предоставляются выпускникам. Можно выпустить замечательного специалиста, но он не пойдет работать – его не будут устраивать условия, уровень техники и оборудования, на котором ему будут предлагать трудиться. Надо совместить качество выпускника с качеством рабочего места, которое ему будет предоставлено. Над этой задачей трудится сейчас специальная комиссия, куда вошли представители разных ведомств, в том числе и нашего министерства. – Влияет ли на систему образования присутствие в крае военных?- Влияет на систему образования наличие отдельно взятых населенных пунктов, где военные базируются. Я сама была директором школы на территории военного городка. Там менталитет другой. Более четко выраженное желание детей учиться. Но при этом военные приезжают на определенный срок. И там мало людей, которые сегодня и сейчас видят судьбу своих детей связанной с регионом. – Какая самая трудная проблема для вас в образовании?- Ветхие здания, построенные в 80-е годы прошлого века. Это проблема побольше, чем вторая смена. Значительная часть программы строительства школ посвящена именно решению этой проблемы. У нас сейсмоопасная зона. Стоимость одного места гораздо выше, чем предусмотрено в СНиПах и типовых проектах. Это стимул искать нетрадиционные решения. В конце прошлого года благодаря участию в федеральном проекте мы построили детский сад на первом этаже жилого здания. Для нас это был первый детский сад такого типа. Стоимость одного места там обошлась чуть меньше 400000 рублей на ребенка, а в типовом проекте стоимость одного места около полутора миллионов рублей. Не говорю уже о нетиповых проектах на Севере, где одно место доходит до трех миллионов. Если говорить о внутренней начинке помещений, то у нас оснащение классов гораздо лучше, чем во многих регионах Центральной России. Удаленность региона влияет на наши возможности по переподготовке педагогов. Выезжать сложно, да и дорого, здесь нам помогают дистанционные технологии. Как только в крае появится оптоволокно, мы сможем еще в большей мере использовать эти технологии.- Какие вопросы вы вынесли на повестку дня августовского педсовета? – Будем обсуждать три блока проблем. Первый касается профессионального стандарта педагога. Это делаем для того, чтобы, когда его введут, это не было для директоров и учителей как гром среди ясного неба. Стандарт давно обсуждается на разных уровнях, но я уверена, что вопросы все равно остаются. Их надо постараться снять по максимуму. Вторая группа вопросов связана с оценкой качества образования. В первую очередь будем думать, как помочь школам, которые показывают низкие результаты. И третий круг вопросов будет посвящен созданию условий для обучения детей с ограниченными возможностями здоровья, их интеграции в образовательную среду. На мой взгляд, эта проблема касается не столько детей с ограниченными возможностями, сколько тех, кто рядом с ними, их надо учить, как принимать таких детей. – Кто из учителей оставил в вашей жизни самый яркий след?- До восьмого класса я хотела поступать в технический вуз. Хотела быть инженером, очень любила алгебру и геометрию. А потом к нам пришла в старших классах учитель истории Лариса Владимировна Панкеева, и я поняла, что хочу быть, как она, учителем истории. И я им стала. Хотя до сих пор люблю математику. Когда была директором школы, сама рассчитывала и заработную плату, и тарификацией занималась. В бухгалтерии меня спрашивали: «Зачем вы это делаете?» «А мне нравится», – отвечала. – Виктория Ивановна, что хотите пожелать учителям накануне учебного года?- Хочу пожелать коллегам научиться понимать и принимать все изменения, которые сегодня происходят вокруг нас, и не только в системе образования. И чтобы никогда не угасал интерес к своей профессии.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту