Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Учителя должны оценивать его коллеги-мастера

УГ - Москва, №39 от 23 сентября 2014. Читать номер
Автор:

После публикации в «УГ-М» статьи, посвященной перспективам использования профессионального стандарта педагога, после виртуальной встречи, проведенной издательством «Просвещение» по случаю выпуска его книги «Что принесет учителю новый профессиональный стандарт педагога?», директор Центра образования №109, председатель Общественного совета Министерства образования и науки РФ, руководитель группы по разработке и апробации профессионального стандарта педагога Евгений Ямбург получает много вопросов от коллег. Примечательно, что первый вопрос Евгению Александровичу задал автор «УГ-М», молодой учитель из Южного округа Ильдар Хусаинов.

– Кому легче следовать стандарту – молодым учителям или педагогам с опытом?- Это замечательный вопрос. Один из моих критиков говорит, что не будет внедрен стандарт, так как главная фигура в нашем образовании – уставшая бабушка, которая уже ничего не может. Действительно, если посмотреть на контингент наших учителей, то количество учителей, педагогический стаж которых свыше 20 лет, в два раза выше, чем в Германии. То есть педагогический корпус в России составляет не молодежь, а довольно зрелые люди. Поэтому одна из глав моей книги так и называется: «Как омолодить уставшую бабушку?». Я настаиваю на том, что эта история и не гендерная, и не возрастная. Есть семидесятилетние люди с горящими глазами, а есть двадцатипятилетние с «тухлыми» глазами, которых уже никуда не поднимешь. Кадровый вопрос – это вопрос тонкий. Педагог с большим стажем и огромным опытом всегда был настроен на то, чтобы помогать ученикам, он чувствует свою миссию. Может быть, он не в полной мере владеет новыми технологиями, но и бог с ними, он ими овладеет, этому можно научить и научиться. Молодой педагог может быть очень изощренным в новых технологиях, я глубоко убежден, что технологии нужны, это очень умный сервис, однако компьютерные и информационные технологии должны идти вслед за педагогическими, ИКТ – это оболочка, сами по себе презентации, работа в Pour Point – блестящи, хорошо, когда люди этим владеют, в коррекционной педагогике в связи с этим открываются огромные возможности, всем это нужно, но сразу это не получается. Я помню, сколько раньше было рекламаций и возмущенных откликов: «Какие информационные технологии, когда крыши текут, туалеты во дворах?!» Но овладели же этими технологиями! Сегодня педагоги даже в самых отдаленных регионах России могут выходить в Интернет вместе со своими учениками. Никогда не забуду, как молодой директор (сейчас он уже опытный), назначенный на должность в 27 лет в той школе, которую окончил сам, столкнулся с задачей, в те времена казавшейся неподъемной. Ему необходимо было вовлечь педагогический коллектив в освоение ИК-технологий, а коллектив тот был немолодым (средний возраст – 55-60 лет), это были, по сути дела, его собственные учителя, у которых он когда-то сидел на уроках и учился. У школы уже было необходимое оборудование, но лежало оно без действия на складе, директор за это отвечал головой, ведь в оборудование вложены государственные деньги. Давить на своих педагогов директор не мог, авторитета, чтобы убедить их в пользе информационных технологий, у него тогда еще не было, вместо этого он нашел свой путь к решению сложной задачи. Он обратился к ним с таким монологом: «Вы накопили колоссальный опыт работы, в личном архиве у вас есть сотни конспектов по разным темам, богатейший иллюстративный материал. Так давайте переведем все это в цифровой формат, привлечем к этой работе продвинутых старшеклассников, в результате мы получим бесценные материалы, которыми с вашего согласия смогут пользоваться молодые специалисты, не обладающие таким опытом работы, откроем на сайте школы ваши личные кабинеты, чтобы вашими материалами могли пользоваться для подготовки к урокам и ваши ученики». Ход оказался верным:  во-первых, в школе изменилась атмосфера – до того она была довольно авторитарной; во-вторых, педагоги, даже самые пожилые, вдруг увидели и оценили преимущества, которые давало им использование информационных технологий. Только после этого директор стал применять надбавки, стимулируя пожилым учителям работу в новом формате. Если бы директор ломал своих педагогов «через колено», то в ответ бы получил ненависть коллектива. Я уверен, что люди, которые любят детей, могут овладеть всеми технологиями. – В каких формах планируется отслеживать реализацию стандарта педагога? – Эти формы мы уже начинаем отрабатывать, идет реализация пилотного проекта. Прежде всего это формы живые, эксперты выезжают и будут выезжать в регионы, смотреть на месте, как идет работа. Это может быть школа, педагогический вуз, институт повышения квалификации учителей. Если в этот пилотный проект вступил ИПКУ, то дайте нам программы, все педагогическое образование сейчас затачивается под этот стандарт. Но если за всем этим не пойдет методический шлейф, все провалится. За нашей первой книжкой должен идти методический шлейф, а еще лучше видео. Например, если в одном месте научились преподавать русский язык как иностранный, в другом – решают проблемы инклюзивного образования, то этот опыт надо накапливать, разные педагогические звезды нужно объединять в созвездия, использовать для передачи этого опыта Интернет. Нынче любой западный вуз выставляет в Интернете лекции и мастер-классы, ведет вебинары. У нас должно быть так, чтобы учитель перед аттестацией выходил в Интернет, смотрел, что делают в Ставрополе, в Москве. Сейчас мы делаем для этого специальный сайт, нужна «прокачка крови», мы все привыкли жить и поступать по указаниям сверху, но это порочный путь. – Как стандарт будет влиять на результаты аттестации педагога?- Это самая деликатная тема. Если мы вчитаемся в закон, то увидим: он разводит понятия «образование» и «квалификация». Иными словами, человек может получить образование историка и не получить квалификацию – предполагается специальная квалификационная оценка. В этой ситуации возникает главный вопрос: «А судьи кто?» Очень простой пример – я много езжу по России и положа руку на сердце могу сказать: хорошо, что студент, например, выучил, что такое зона ближайшего развития или что такое личностный подход. Но дальше что? Наверное, никто из нас не стал бы ложиться на стол к хирургу, владеющему исключительно теоретическими знаниями, но не умеющему оперировать. Еще в 70-е годы очень известный историк научил меня в грустные минуты читать словари 50-х годов прошлого века. Я это делаю и прихожу в восторг от таких «железных» формулировок: «смех – вдыхание и выдыхание воздуха с веселым выражением на лице» или «пожар – это сгорание предметов, для сгорания не предназначенных». Ни смеяться, ни тушить пожар эти формулировки уж точно не помогут. Наша задача – научить студента (да и педагога) работать на основе тех или иных научных определений. Речь идет о том, насколько человек овладевает компетенциями, может ли он реально осуществить такой подход. Поэтому предполагается, что при реальной оценке квалификации нужно понять то, насколько выпускник вуза владеет практическими навыками. Комиссии должны оценивать не количественные, а качественные показатели. А что такое для учителя качественные показатели? Это практика, которая, как я предполагаю, будет непрерывной, когда студент в течение всего периода обучения получит мастер-классы, в этой среде даже вопросы должен ставить тот, кто этими вопросами владеет. Например, для меня гораздо важнее портфолио учителя запись его урока. Мне могут сказать, что любой урок можно сделать цирком, но профессионала не обманешь, речь идет не о заученных ответах, показательных уроках. Когда я вижу, какие приемы учитель сам смонтировал, понимаю, что учитель мастер или ему до мастера очень далеко. Простая задача студенту: он, предположим, литератор, так пусть подготовит урок для класса, в котором сидят разные дети, то есть урок, где можно проверить не только знания по литературе, но и способность учителя учитывать специфику контингента учащихся. В определенном смысле моя мечта (пока этого еще нет), чтобы оценивали учителя не просто отвлеченные люди, чиновники или профессора, что даже на курсах повышения квалификации читают лекции по пожелтевшим конспектам, а те мастера, которые есть в каждом регионе и которые представляют передовую практику. – Сегодня говорят, что профессиональный стандарт педагога раскрепостит учителя. А в чем заключается это раскрепощение?- Раскрепощение педагога в том, чтобы были признаны неравные условия работы с разным контингентом. Оценка деятельности педагога должна быть не формальной, а исходя из трудности работы и мастерства его работы с любым контингентом учащихся. Надо отдавать себе отчет в том, что нас не спасут ни Бог, ни царь и ни герой. Я глубоко убежден, что до тех пор, пока чиновник будет единственным игроком на поле образования, объективной оценки деятельности педагога мы не получим. Основная наша задача – создать профессиональную ассоциацию «Стандарт 2015» или «Стандарт 2016», куда войдут профессионалы, мастера педагогического труда, которые получат возможность практически оценивать своих коллег. Я хочу сказать, что в любой развитой стране существуют профессиональные ассоциации людей. Пока специалист не пройдет аттестацию у своих коллег, которые отвечают за уровень профессионализма, он не приступит к работе, не чиновника там боятся, а своих профессиональных коллег. Пока не будет государственно-общественного механизма – а его надо создавать на местах, сам он не появится, – мы все время будем заложниками установок сверху, а это опасно, ибо все живое растет снизу.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту