search
Топ 10

Учитель года

Окончание. Начало на стр. 2

17.00. Заиграла музыка. Вошел и.о. Все встали. Он занял место в центре. Сделал приглашающий жест: садитесь, мол. Все стоят. И тогда он произнес совсем как на школьном уроке: “Садитесь, пожалуйста”. Следом за Путиным вошел глава администрации Александр Волошин, сделал шаг, направляясь в первый ряд, оказывается, то место, на которое уселся Шилов, предназначалось именно ему, но, увидев, что там все занято, нашел свободный стул где-то сзади.

И.о. улыбнулся и сказал:

“Уважаемые лауреаты! Я очень рад приветствовать вас в здании Московского Кремля и поздравить вас. Сегодня здесь собрались и опытные, и молодые педагоги. Многие из вас выбрали эту профессию в годы становления новой России – тяжелые годы. И то, что вы не побоялись трудностей, низкой заработной платы, о многом говорит. В нашей стране к учителям относятся с особым уважением. Присуждение премии “Учитель года России” – это не только признание вашего таланта и вашего трудолюбия. Это признание государственной значимости труда учителя. Дорогие друзья! Российская школа всегда отличалась очень высоким качеством образования. И я думаю, чтобы поддержать этот уровень, нужно работать всем вместе – и учителю, и государству, и школе в целом, и, конечно, родителям и ученикам”.

Сивова зачитала Указ о награждении финалистов прошлогоднего конкурса “Учитель года” премиями президента. Первым вышел за своим дипломом Шилов. Ему вручили цветы, и он тут же пошел к левому микрофону. Его речь была короткой. О том, что учителей радует, что образование для правительства становится приоритетом. Что учителям живется трудно, а они все равно выполняют свою миссию. Что они очень ценят то, что и.о. нашел возможность принять участие во Всероссийском совещании работников образования, и признательны, что восстановлено звание “народный учитель”, что в апреле впервые соберутся финалисты всех десяти предыдущих конкурсов и что очень хотелось бы видеть на этом слете председателя правительства или будущего президента. Сказав все это, Виктор Васильевич направился к своему креслу. И.о. вдогонку спросил его: “А сфотографироваться?” Пока фотограф делал снимок на память, Путин успел спросить у Шилова: “А сколько человек?” Шилов не понял, о чем тот, и ответил: “Еще четырнадцать”, подумав, что и.о. спрашивает, сколько всего на встрече лауреатов. “Нет, на слете сколько будет?” – “Сто пятьдесят”. – “Ого!” Дальше все шло по протоколу. Лауреаты получали дипломы и цветы. С каждым Путин перебрасывался парой фраз. О чем он переговаривался с учителями, слышно не было даже в первых рядах. Фотографироваться никто больше не забывал. Вся процедура заняла минут пятнадцать. И.о. снова вернулся к микрофону и сказал:

“Я уверен, что в жизни каждого человека есть свой учитель. Такую привилегию имеет не каждая профессия. Я думаю, что, несмотря на все трудности, с которыми связана ваша жизнь, с бытовыми, материальными, все-таки есть нечто, чему очень многие люди могут позавидовать. Спасибо вам большое!”

Внесли шампанское. Аккредитованную прессу из зала попросили. Но все самое интересное начинается именно тогда, когда уходит пресса.

Часть вторая. Неофициальная

Вокруг и.о. президента образовался тесный кружок. Втиснуться в него не было никакой возможности. Шампанское пузырилось в тонкостенных фужерах. Повисло молчание. Первым отважился Александр Селянин, историк из Карелии: “Тяжелая у вас работа”.- “У вас тяжелее”, – отреагировал и.о. – “Но у вас ответственности больше”. – “Это так. Но учитель навсегда, а президент только на четыре года”. И понеслось:

“А любимый предмет у вас какой?” – спросил историк Сергей Сехин из Брянска. – “История”. – “Не обижайте физиков”, – не удержалась физик Марина Перунова из Оренбурга. “А какое историческое событие самое любимое?” – “Я бы сказал: Иван Грозный убивает своего сына, но если об этом узнает пресса!” Тут министр образования пошутил: “Прессы нет, осталась только “Учительская газета”, но она с нами”. Путин уже более серьезно сказал: “Любимое событие – Полтавская битва. Я всерьез заинтересовался ею, потому что никак не мог понять, как шведы оказались под Полтавой”. На что Селянин заметил, что его ученики тоже этого не понимают. Слово взяла Любовь Петровна Кезина, сказав, что много лет уже руководит образованием и может сравнивать разных начальников: правительство Путина сделало уже немало. И.о. засмущался: “Ну что вы. Мы в таком долгу перед учителями. Знаете, тут хорошо подходит поговорка “не учи меня жить, а лучше помоги материально”. Вдруг Микаил Дугричилов, словно фокусник, вытащил из ниоткуда каракулевую папаху: “Это вам подарок от дагестанцев”. Глаза и.о. потеплели. “Ну как вам там, в Буйнакске, живется – легче? Мы ведь столько туда посылаем”. Зайрат Байбагисова из Карачаево-Черкесии обиделась на Микаила: “Он целую папаху вам подарил, а я хотела всего лишь четыре наших журнала принести, а мне сказали нельзя…” – “Почему нельзя? – удивился и.о. – Какие журналы?” – “Ногайский журнал. Но он больше не выходит. Нет денег”. – “Там у вас сколько процентов ногайцев – пятнадцать?” – “Да, около этого. Нацмены мы”. – “Ну что вы, у нас нет нацменов. Мы ведь многонациональное государство. Все равны”. – “Вы же не хотите, чтобы у нас вспыхнула вторая Чечня?” – “Конечно, не хотим”. – “Так делайте что-нибудь”. – “Делаем”. – “Недостаточно. Надо власть применить”. – “Сколько той власти? Может, всего на три дня осталось”. – “Будет у вас власть. Но кого вы нам присылаете?” – “Присылаем? Вы сами выбираете. Выборы у вас ведь честно прошли, подтасовок не было”. – “Так-таки и не было? А вообще я вас прошу: скажите где-нибудь о ногайском народе”. – “А вы ногайка?” – “Да”. – “Тогда я о вас скажу”. – “Владимир Владимирович, вы знаете, простые люди хотят жить мирно, это все лидеры никак власть не поделят. Вот бы их прижать, и все нормально было бы”. – “Зайрат, я вас возьму в советники по межнациональным проблемам”.

…Время встречи истекало. Не как песок между пальцами. Я физически ощущал, как эти люди становятся сторонниками Путина. Они истосковались по уважитительному отношению к себе. Наконец увидели молодого, энергичного лидера, из своего поколения, кто моментально подхватывает “твою реплику”, что важнее, чем теннисную подачу, кто жесток и мягок…

Я прихватил с собой в Кремль две только что вышедшие книги “От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным”. Хотел попросить два автографа – один для “Учительской газеты”, другой для себя лично. И.о. взял первую книгу и начал что-то писать на ней. Кезина увидела у меня в руках второй экземпляр и стала просить его отдать ей за любую цену. Разве мог я устоять против такого предложения. Любовь Петровна тоже получила автограф. “Какую цену запрашиваешь?” – спросила она меня позже. “Любви вашей хочу, любви к “Учительской газете”, – сказал я грустно.

…Заместитель главы администрации президента Джохан Поллыева записывала телефон Зайрат Байбагисовой. Чем и.о. не шутит, может, и в самом деле наша финалистка скоро займет кресло президентского советника?..

… Людмила Баринова из Тольятти прошептала мне на ухо на выходе из Екатерининского зала (приехала в Москву с потерянным голосом): “В этом зале чувствуешь себя человеком. Какая простота и величие…”

…Кстати, финалисты так и не вручили Путину свой подарок. У Шилова его отобрала охрана. Это были часы с эмблемой конкурса “Учитель года”. Не механические – на батарейках… Говорят, такие подарки запрещены инструкцией по безопасности…

Петр Положевец,

Михаил КУЗМИНСКИЙ (фото)

Москва, Кремль, 23 марта

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте