search
Топ 10

Учись быть первым. От дерзкой мечты до великих свершений

В конце XIX – начале XX в. в России, по всеобщему признанию, было два царя: Николай II в Зимнем дворце и Лев Николаевич Толстой в Ясной Поляне…

Юношеские годы писателя не предвещали ничего необычного. Аристократ, офицер, молодой человек, не чуравшийся всех прелестей жизни и даже перебарщивавший увлечением ими. Почему его потянуло к беллетристике, что тому причиной? Пустота столичного света, героика Севастопольской обороны, перелом жизни страны в 1860-е годы, желание делать дело? В 1855 г. в дневнике Толстой без обиняков записал: «Моя цель – литературная слава. Добро, которое я могу сделать своими сочинениями». Литература, ставшая в России XIX в. культурообразующей силой, требовала от писателя быть не просто сочинителем, но и учителем жизни. Наставник же, берущий на себя ответственность за учеников, вряд ли останется равнодушным к попыткам других «педагогов» учить не так и не тому, что он считает правильным. Отсюда недовольство Толстого и российской умственной и политической элитой, и признанными мировыми авторитетами типа Шекспира и Гете.

Уже первые его произведения представляли собой шедевры, ничем не уступающие работам лучших российских писателей. Это, конечно, польстило его самолюбию (он был необычайно чуток к оценкам своего творчества окружающими). Однако для Льва Николаевича на первом месте все-таки оказался не литературный успех, а дело, возможность наставничества, открытие перед людьми новых горизонтов развития. Европейское просвещение не удовлетворяло его, поскольку обрекало на бесправие (по его выражению, на заклание) целые слои населения. То есть просвещение не сумело стать правдой-справедливостью, а значит, оказалось неправомочным в качестве нового пути развития Отечества.

Гениальный писатель эпохален не только в силу своего литературного таланта, но и потому, что он предощущает смену эпох в жизни страны, а то и человечества в целом. Подобное предощущение необычайно характерно для нашего героя. Распад патриархальных связей в 1860-1870-х гг. вызвал смятение в умах и душах многих россиян. Однако именно Толстой откликнулся на него со всем блеском своего таланта, со всей мощью непримиримости нового пророка. Он начинает упорный и мучительный поиск «своей» России в противовес России императорской. Сначала этот поиск приводит его к миру помещичьей идиллии («Детство», «Отрочество», «Юность»), но подобная идиллия никак не может считаться универсальным путем, доступным для всех и каждого. И тогда наступает черед эпического (именно эпического, а не исторического) полотна. «Война и мир» – величайший роман русской литературы – является не только зеркалом русской жизни первой четверти XIX в., но и произведением, в котором Толстой начинает исподволь проповедовать необходимость опрощения человека ради сохранения остатков «золотого века» России (сближение с крестьянским мироощущением, крестьянской правдой). Он ратует за спасение от действительности отречением от традиционного уклада жизни.

Такое отречение требовало отказа от устоявшихся понятий, от привычных правил существования. Отказаться же пришлось от многого: от истории (и веры в науку вообще); от реальности как формы развития, поскольку понимание крестьянством времени было цикличным, а не линейным; от образованного, по-западному просвещенного общества; от официального христианства (что привело Льва Николаевича к отрицанию божественного происхождения Христа и отлучению от церкви); от искусства, если оно не приносит прямой пользы людям; от семьи (гонорары от своих произведений Толстой завещал В.Г.Черткову, не расслышав кричащего символизма этой фамилии). Для самого Льва Николаевича решиться на отказ от всего перечисленного было очень непросто.

Его творчество с установкой на правду изображения постоянно вступало в противоречие с теоретическими исканиями. В произведениях Толстого перед читателем предстают десятки, сотни волшебно живых персонажей, счастливых своими исканиями, а не отрицанием реальной жизни. Да и сама эта жизнь так просто не уступала теориям, писатель был вынужден пользоваться многим из того, что подлежало забвению. Подобное существование являлось, по его ощущению, стыдным, мучительным, трусливым. Последовал уход из Ясной Поляны и метания в монастырское Шамордино, Оптину пустынь… Льва Николаевича остановила только болезнь, физическая неспособность продолжать бегство. «Толстовцы», естественно, пропели гимн своему вождю, отважившемуся отринуть цивилизацию. На самом-то деле он бежал от себя, от пугавшего его несоответствия должного и сущего, от боязни осознать несостоятельность своих социальных и нравственно-религиозных установок, от невозможности помочь людям.

Метания Толстого и метания России… Судьба величайшего писателя нашей страны и судьба самой страны… Ну и кто, по-вашему, был истинным вождем нации в конце XIX и первые годы бурного XX века?

Леонид ЛЯШЕНКО

Эссе из новой книги

А теперь внимание! Анонс!

«Учись быть первым» – сейчас это издание находится еще в работе, но к началу нового учебного года уже выйдет в свет и, мы уверены, станет прекрасным подарком каждому, в особенности ребятам, у которых все еще только начинается. Ведь книга эта о людях, чья жизнь независимо от того, долгой она была или, напротив, до боли короткой, стала многим примером для подражания, эталоном чести, укрепила веру в торжество прекрасного.

Оригинальная по своему построению книга-альбом включает в себя интересные и многогранные рисунки художника Л.В.Козлова и «путеводители» к ним, очерки-эссе. Книга – своеобразный диалог рисунка и текста, обе «стороны» которого посвящены биографиям 100 героев, оставивших свой яркий след в культуре, истории, науке. И удалось им это не только благодаря гению и таланту – ведь каждый из них личность необыкновенная, но и характеру, дерзости, неугасимому стремлению к творчеству. Об этом и содержание, и иллюстрации художника, воспроизводящие самые значимые моменты жизни героев, нередко в сравнении двух образов – юного и уже зрелого человека.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту