search
main
Топ 10
Секреты скорочтения: топ-10 упражнений для развития навыков «Будущее Отечества в руках Учителя»: принимаются заявки на профессиональный конкурс педагогических практик Профессии будущего: куда пойти в ИТ, если ребенок гуманитарий Победителя профессионального педагогического конкурса объявили в Алтайском крае Смешанное или гибридное образование: о современных формах обучения рассказали в РАО В Минпросвещения рассказали о единой модели профориентации школьников Главное - не перегибать: финалист «Учитель года-2022» о своем назначении директором и переменах в жизни «Не верю!»: о системе Станиславского, его биографии и театре школьники узнают на «Разговорах о важном» Не стоит принимать сиюминутные решения: Сергей Кравцов высказался о возможной отмене ЕГЭ В Роструде назвали самые дефицитные специальности учителей-предметников Анатолий Вассерман рассказал студентам СКФУ, как запомнить большие объемы информации Приемная кампания 2023: какие даты нужно знать абитуриентам колледжей Молодые педагоги ЯНАО смогут получить 600 тысяч рублей Горный университет Санкт-Петербурга вошел в тройку лучших в мире вузов данного направления Быстро и эффективно готовим четвероклассников к выполнению заданий ВПР Первые группы белгородских школьников отправились в путешествия по региону Чернышенко пояснил, почему России важно обучение иностранных студентов Год счастливого детства стартовал в Чувашии В Челябинской области проведут психологическое тестирование педагогов В России изменится механизм распределения бюджетных мест в вузах
0

Ученые НИУ ВШЭ рассказали о феномене школ с низким индексом социального благополучия, но высокими результатами учеников

Ученые НИУ ВШЭ провели исследование, объектом которого стали школы, показывающие высокие образовательные результаты даже при условии, что основной контингент учащихся в них составляют дети из неблагополучных семей. Это так называемые резильентные школы (от англ. resilient — \”живучий, устойчивый, несгибаемый\”) . У них нет специального финансирования, они не занимаются отбором учеников и по внешним признакам ничем не отличаются от обычной школы.

Тем не менее дети из неблагополучных семей, обучающиеся в резильентных школах, имеют высокие шансы на поступление в вузы, следует из исследования Марины Пинской, Татьяны Хавенсон и Натальи Козиной. Феномен резильентной школы рассмотрен в их докладе \”Билет на ковчег, или В каких школах учатся резильентные ученики\”.

Резильентные школы входят в 25% школ, которые обучают самых неблагополучных по семейному бэкграунду учеников. Одновременно они числятся среди 25% школ с наилучшими образовательными достижениями. Из 1270 школ, которые фигурируют в выборке исследования, таких оказалось 38, то есть 3%. Всего же ученые выделили четыре группы школ: с низким ИСБ (индекс социального благополучия школы) и низкими образовательными результатами, с низким ИСБ и высокими результатами (это и есть резильентные школы), с высоким ИСБ и низкими результатами и с высоким ИСБ и высокими результатами.

Индекс социального благополучия школы строится на таких параметрах, как доля учеников из семей с высшим образованием, доля детей безработных родителей, доля ребят, состоящих на разных формах учета, доля детей с неродным русским языком.

По достижениям — средним баллам ЕГЭ по русскому языку и математике – резильентные школы лишь немного отстают от школ с высоким ИСБ. При этом выпускники резильентных школ чаще поступают в вузы, чем дети из неблагополучных семей, обучающиеся в школах первой группы.

Исследователи попытались прояснить, в чем секрет успеха резильентной школы, что оказалось не так просто. Высокие результаты могут быть достигнуты с помощью материальной поддержки. Однако резильентные школы, как выяснилось, по этим объемам — отнюдь не лидеры. По размеру зарплат учителей и внешних \”инвестиций\” в разные направления изучаемая группа отстает не только от самых благополучных школ, но и от школ с высоким ИСБ и слабой успеваемостью.

Тогда можно было бы предположить, что в резильентных школах собрались необычные, предрасположенные к успеху дети. Но и эта гипотеза не оправдалась. Так, о сознательном выборе родителями таких школ говорить не приходится. В них приходят дети, живущие \”в шаговой доступности\”. Сами резильентные школы также не отбирают учеников и переводят в 10-й класс почти всех желающих.

В итоге, исследователи пришли к выводу, что источник резильентности находится внутри самой школы, а не вне ее. Руководители резильентных школ, по результатам опросов, считают главным конкурентным преимуществом своего учреждения высокие баллы ЕГЭ выпускников. Они активнее коллег из других школ выбирают и ответ о достижениях учеников в олимпиадах и конкурсах. Таким образом, директора резильентных школ акцентируют внимание на высоких результатах учеников.

Также резильентные школы активнее других формируют концентрированную образовательную среду. По мнению директоров резильентных школ, для родителей крайне важны разнообразные программы профильного обучения. Опции детей расширяет и дополнительное образование. Иными словами, подчеркнули эксперты, для резильентных школ важнее, чем для \”образцовых\”, создать все условия для успешного обучения.

Исследователи проследили траектории детей из резильентных школ. С переходом в старшую школу изучаемая группа школ все же отстает. Эта пробуксовка еще более заметна на стадии зачисления в вуз: социальный лифт для детей из резильентных школ приостанавливается. В университеты из таких школ, как уже говорилось выше, поступают больше детей, чем из школ первой группы, но меньше, чем из школ для благополучных детей, причем как с хорошими, так и с плохими результатами.

\”Дети из семей со сложным социально-экономическим положением получили шансы, но мы пока не видим, как они их используют, — пояснили ученые. — Через продолжение академической траектории они их используют не всегда\”. Таким образом, резильентные школы позволяют сгладить неравенство, но лишь частично.

По информации Института образования НИУ ВШЭ

Фото Марии Голубевой из архива \”УГ\”

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Новости от партнёров
Реклама на сайте