search
Топ 10
Школы в регионах переводят на дистанционное обучение Дистанционное обучение в школах, «Высшая лига» учителей года, отмена ЕГЭ - новости образования Учителям потребуется подтверждать, что именно они подготовили победителей Всероссийской олимпиады школьников Акт вопиющего физического воздействия и морального насилия: что случилось в школе под Калугой ОГЭ по русскому языку: как пройти итоговое собеседование Ситуация с 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой вновь привлекла внимание общественности Эксперт подсказал выход из ситуации с самой юной студенткой МГУ Алисой Тепляковой Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Тайный дневник, 1900 км, 600 человек: девятые сутки под Волгоградом ищут пропавшую школьницу Международный день объятий, который отмечают 21 января, – праздник не новый, ему 35 лет

Учебник для царя. Увы, он не исправил Ивана Грозного

Можно сколько угодно обвинять историю в неточности и подверженности подгонять события прошлого под существующую идеологию настоящего, но настоящие историки всегда говорят только о том, что подтверждено какими-либо документами или находками. Доктор исторических наук, один из самых молодых профессоров РГГУ Андрей УСАЧЕВ тому доказательство. Казалось бы, уж о ком, как не об Иване Грозном, можно было бы порассказать такого, что волосы дыбом встанут, но он предпочитает говорить лишь о том, что лично изучил досконально. Однако именно за это Андрей Сергеевич уже удостаивался трех грантов Президента РФ молодым ученым, а не так давно стал лауреатом Премии Президента РФ в области науки и инноваций для молодых ученых за 2012 год. Мы поговорили с ним не только о личности одного из самых неоднозначных правителей России, но и о взгляде на отечественную историю с точки зрения современной школы.

– Андрей Сергеевич, почему вы выбрали именно XVI век, чем он лично вам интересен?- Эпохой Ивана Грозного я мечтал заниматься еще со школьной поры. Мне нравится эта эпоха, эта источниковая база. Когда спрашивают, почему нравится что-то, даже не знаешь, что ответить. Просто нравится!- Кстати, об источниках. Несколько ваших работ посвящено Степенной книге – своего рода учебнику для молодого царя. Интересно, что он собой представляет и читал ли его Грозный?- Мы не можем этого на сто процентов утверждать, но скорее всего книга была адресована ему лично. Она создавалась его личным духовником благовещенским протопопом Андреем (в иночестве – Афанасий), который потом стал митрополитом. Книга представляет собой сборник биографий 18 русских правителей, начиная от княгини Ольги и князя Владимира и заканчивая непосредственно Иваном IV. Облики князей представлены в предельно идеализированном виде, они лишены земных недостатков.Важно, что этот памятник оказал влияние на последующую историческую литературу, в том числе Нового времени, – на сочинения Татищева, Щербатова, Карамзина. А в опосредованном виде даже на историков XX и XXI веков.- А авторы Степенной книги ориентировались на реальные черты Ивана Грозного?- Скорее они имели их в виду, учитывая, что один из основных авторов являлся духовником государя более 10 лет – тогда Ивану IV было примерно от 20 до 32 лет – и знал его как никто другой. Степенная книга создавалась уже для 30-летнего царя по поручению митрополита Макария.- А соответствовал ли царь хоть в какой-то мере тем чертам, которые ему приписали авторы этого сочинения?- Конечно, в нем он изображен в идеализированном виде. Так же отображен и главный исторический факт того времени – взятие Казани и присоединение Казанского царства. Но хотя Иван представлен благочестивым, добродетельным государем, авторы позволяют и тонко намекнуть на недостатки царя, проводя линию осуждения бесовских забав – охоты, употребления дичины в пищу, увеселения скоморохами и т. д. Видимо, эти склонности юношеского периода царя были хорошо известны составителям Степенной книги. Они прозрачно намекали, что подобные вольности позволяли себе негативные персонажи истории – византийские императоры-иконоборцы, Тамерлан. Это своего рода морально-этический кодекс правителя, царю дают понять, что, лишь следуя ему, он имеет право управлять страной, которая в этот период была единственным независимым православным государством.- Можно ли говорить о трагедии учителей Ивана Грозного, все идеалы которых он попрал?- Я бы не сказал, что он попрал все идеалы. Основные идеи, о том, что он носитель идеалов святорусского царства, глава единственного оставшегося верным православию государства, в нем остались. Другое дело, что он стал отклоняться от образа идеального государя (в том виде, в котором его понимали его наставники). Я полагаю, что одной из возможных причин ухода Афанасия с митрополичьей кафедры в разгар опричнины стало то, что он убедился: его усилия тщетны, Иван IV следовать этой модели поведения не будет. Никаких серьезных политических причин ухода на покой у него не было, самодержец и ушедший на покой митрополит сохранили хорошие личные отношения и после. В частности, Грозный поручил Афанасию исключительно почетное и ответственное дело – реставрацию главной святыни Русской земли – Владимирской иконы Богоматери.- А в Степенной книге поддерживается идея «Москва – третий Рим»?- Ее там нет, как нет ее и в других крупных литературных памятниках того времени. Я считаю, что эта идея вообще маргинальна и не столь популярна в русской средневековой литературе. Она не являлась стержнем идеологии Русского государства, как считается, в том числе и в учебниках. Наши идеологи того времени на самом деле опирались прежде всего на национальные корни, на славное прошлое эпохи Киевской Руси.- Какие уроки, изучая первоисточники того времени, могут извлечь для себя современные дети?- Главный урок простой: всех русских интеллектуалов того времени заботят два тесно связанных между собой вопроса – судьба Русской земли и образ правителя. То есть что с нами будет и кто и как должен нами управлять.- А как вы относитесь к инициативе президента Путина о создании единого учебника истории и согласились бы писать в нем главы по XVI веку?- Нужна скорее единая концепция, которая даст некий самый общий вектор описания истории, но оставит за учителем возможность выбора в методах представления материала учащимся, в трактовке событий в рамках этого вектора. Что касается какого-то политического заказа, то я пока не вижу той готовой идеологии, которая может отразиться в этом учебнике. Думаю, в учебнике (или учебниках) особое внимание предполагается уделить истории российской государственности, патриотическая составляющая, наверное, будет ключевой, большое внимание будет уделено и многонациональности Российского государства. Вообще многое будет зависеть от конкретных исполнителей этой инициативы. Я считаю, что учебнику не стоит придавать авторский характер, над ним должен работать целый коллектив авторов, по меньшей мере десятки специалистов. И по-моему, писать эти учебники должны школьные или вузовские преподаватели, но если речь пойдет о рецензировании, консультировании и мне это предложат, думаю, что приму это предложение.- Вы член жюри финального этапа Всероссийской олимпиады школьников по истории. Какое у вас складывается впечатление от уровня подготовки детей? И объективны ли оценки на подобных соревнованиях?- Впечатления очень разные. На финал съезжаются более 200 детей из разных регионов России. Одни способны внушить надежды на будущее нашей исторической науки, другие, мягко говоря, хуже подготовлены. Например, один мальчик предпринял попытку подать на апелляцию за, как ему показалось, необоснованно заниженный балл. Выяснилось, что он умудрился Софью Палеолог выдать замуж за киевского князя Владимира. Невеста-то греческая царевна? Греческая. Князь русский? Русский. И человек мне доказывал на полном серьезе, что ему необоснованно поставили низкий балл. Но был и другой случай. Опять же на апелляции я разговорился с одним юношей (он ни к чему не апеллировал, он лишь хотел узнать, какие в его работе допущены ошибки). Оказалось, что он из какого-то дальнего села Центральной России приехал, взял несколько уроков в районном центре у преподавателя хорошего уровня, поехал на олимпиаду и ее выиграл. В любом случае, я считаю, олимпиадное движение развивать стоит, это, несомненно, один из возможных путей выявления лучших, будущих абитуриентов гуманитарных (и не только) вузов. Это важное связующее звено между школьным образованием и вузовским. За олимпиады, где я был, точно могу поручиться, что результаты были объективными. Во всяком случае, никто не спускал мне никаких директив по поводу выставляемых мной баллов.- А как вы относитесь к Интернету как главному источнику знаний современных школьников?- Очевидно, что им приятнее видеть монитор, чем реальную книгу. Тут мы ничего поделать не можем. Поэтому одна из задач ученых, которую назвали на недавнем заседании Российского исторического общества, – это просветительская работа в Сети. Нам важно, чтобы основным источником сведений была не Википедия, а проверенные грамотные ресурсы. Поэтому я тоже участвую в подобной работе, которая активно проводится в РГГУ, – стал разработчиком путеводителя «Россия в Средние века и раннее Новое время», участвовал в наполнении портала «Родная история». Там представлены данные об основных периодических изданиях по тому периоду, которым я занимаюсь, и о некоторых других интернет-ресурсах с гиперссылками. Я думаю, эта работа будет продолжена. Если специалисты-историки уйдут из Интернета, то качество сетевых ресурсов будет желать лучшего…Интересный фактОдно из самых загадочных книжных собраний XVI века – библиотека Ивана Грозного, она же Либерия или Либерея (от лат. liber – «книга»). Существовала ли она на самом деле, точно неизвестно. Согласно легенде библиотека изначально принадлежала византийским императорам и была привезена в Москву в качестве приданого византийской царевны Софьи Палеолог, бабушки Грозного.Одним из главных доказательств существования Либереи наряду со «Сказаниями о Максиме Греке» считается свидетельство протестантского пастора Иоганна Веттермана из Дерпта, которого Грозный якобы пригласил для перевода книг. Веттерману также часто приписывается авторство перечня шедевров библиотеки – «Списка Дабелова». В списке дошедшие до нас лишь частично «История» Тита Ливия, «Комедии» Аристофана, «Песни» Пиндара. Объем библиотеки обычно оценивают как очень большой: 800 томов, или 30 (возможно, даже 70) подвод, груженных книгами. Исчезновение Либереи чаще всего относят к периоду после 1571 года, когда царь «удалился от мира» в Александровскую слободу. Выдвинуто более 60 гипотез о местонахождении библиотеки, но ни одна пока не подтвердилась.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте