Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

У Зорича в Шклове

Учительская газета, №34 от 19 августа 2003. Читать номер
Автор:

Мы отправляемся в путешествие к одной из страниц кадетской истории – под Могилев, в небольшой город Шклов, ныне известный как родина президента Белоруссии Александра Лукашенко. Первое упоминание о Шклове появилось в Никоновской летописи в связи с тем, что русский воевода Шуйский в 1535 г. спалил город.

Столетиями его не только жгли, но и передавали из рук в руки русские, польские и литовские войска. В 1772 г. Шклов вошел в состав Российской империи, через год стал относиться к Могилевской губернии. К тому времени имуществом империи распоряжалась Екатерина II. Князь Потемкин в 1773 г. получил в подарок от нее Шкловское имение. А в 1778 г. у него появился новый владелец – вышедший в отставку бывший флигель-адъютант Екатерины II генерал-майор Семен Гаврилович Зорич. Он поселился в Шклове и развил бурную деятельность. Возвел 7 фабрик (выпуск камзолов и военного обмундирования, сукна, канатное, парусное, золотошвейное производства и т.д.), начал зарабатывать немалые деньги, открыл профессиональный театр («Шкловский театр Зорича»). Он был так хорош, что позднее стал основой труппы Петербургского императорского театра.

Бурная деятельность оставляла в тени главное и любимое дело Зорича. У него не было детей. Но желание воспитывать молодое поколение было велико. И в ноябре 1778 г. (к слову, в нынешнем году 225 лет этого события) в своем доме Семен Гаврилович открывает Шкловское благородное училище для мальчиков из обедневших дворянских семей.

Для него Зорич приобрел библиотеку и определил ежегодные траты на пополнение фондов. В училище появился музей с зоологической коллекцией, моделями машин, глобусами и картами, физическими и прочими приборами, 4 медных единорога с различными принадлежностями. Зорич передал училищу свою коллекцию картин, в которой было множество оригиналов и копий Варло Дольчи, Паоло Веронезе, Теньера и даже Рубенса. Преподаватели, которых Зорич выписывал из-за границы (из Берлина, Три, Брюсселя, Гейльоберга), стоили немало. Только профессора философии Ивана Вейля переманить из Геттингенского университета – дорогое удовольствие.

Суммы, которые Зорич тратил на училище, по тем временам были огромным состоянием. Не случайно под конец жизни Семена Гавриловича уличили в изготовлении фальшивых денег. Но общественное мнение не было к нему жестоко. Все понимали, что не кутежами занимался, а полезным обществу делом.

Через 20 лет в Шкловском училище было более 200 учащихся из Смоленской, Могилевской, Черниговской и других областей России, из Польши, Герцеговины, Черногории, Венгрии, Франции, Швеции, Греции, Турции и других стран. В доме Зорича они уже не помещались. Поэтому Семен Гаврилович опять пошел на значительные траты – выстроил трехэтажное здание с двумя флигелями.

В новом доме ничто не напоминало домашнее воспитание. Был четкий устав, по сути дела, копия устава обычного военно-учебного заведения тогдашней России. Училище объявило, что готовит будущих офицеров. Учащиеся делились на 3 категории. Одни жили на полном пансионе за счет Зорича (каждому по 120 рублей). Другие – полупансионеры – получали от него по 68 рублей на одежду и обувь, жили и питались в училище. Третьим, приходящим, учеба не стоила ничего, потому что стоимость занятий оплачивал Зорич. Все объединялись в 4 группы: 2 взвода (кирасирский и гусарский) и 2 роты (гренадерскую и егерскую). Каждая группа имела свои форму и вид военных занятий.

В первых трех классах учили читать и писать по-русски, по-французски и по-немецки, считать, рисовать, обучали истории и географии. В четвертом появлялись новые предметы – красноречие (риторика) российское, а также французское и немецкое, геометрия, продолжалось изучение истории и географии. В пятом классе учащиеся осваивали российское стихотворение, высшую математику, тактику, артиллерию, военную и гражданскую архитектуру. Три следующих – старших класса были отданы чисто военным предметам, фехтованию, верховой езде, танцам, вольтижировке и инструментальной музыке. Выпускники отличались очень хорошими знаниями наук, особенно математики, большинство из них становились блестящими офицерами, служили в армейских, гарнизонных, артиллерийских полках, на флоте. Их отмечали высокими боевыми наградами. Слава Шкловского училища была громкой. В некоторые годы туда поступали чуть не по 500 учеников.

Отставной генерал-майор мог гордиться тем, как послужил Отечеству. Но одно обстоятельство не давало ему покоя. С каждым годом училище требовало все больше денег. Размах Зорича был таков, что никаких доходов от его фабрик не могло хватить. К 1797 г. Зорич задолжал более миллиона рублей, и отдать долг не мог. К счастью, у руля России уже был император Павел I – фанат военного дела, военного воспитания. Он так проникся идеями Зорича, что погасил его долги, выдал около 80 тысяч рублей наградных, зачислил Шкловское училище в казенное земство. Через год училище стало кадетским корпусом, а Зорич – главным его директором.

В ноябре 1799 г., не успев отметить 21-ю годовщину своего детища, Зорич умер. Продолжить его дело было некому. Здание, построенное им, сгорело. О преподавателях заботиться перестали. Их угнетала работа в тесном, не приспособленном для занятий помещении, куда переселили кадетов. Преподаватели стали уезжать. Уровень образования резко понизился. Император перевел кадетский корпус в Гродно, где условия были лучше. Его переименовали в Гродненский. Но там корпус был для всех чужим, никто ему не помогал. Полковник В. Кетлер, назначенный шефом и директором, высший наблюдатель барон Беннигсен не болели за учебное заведение. Денег из казны на содержание корпуса не хватало, а добавить из личных средств никому не приходило в голову.

Кому-то пришла мысль, что корпус должен переехать в город, где есть хорошее военное заведение, воссоединиться с ним, чтобы спастись от гибели. Выбор пал на Смоленск, где по проекту князя Зубова было открыто Дворянское военное училище. Объединенное военное заведение получило название «Смоленский Кадетский Корпус».

В Шклове не осталось следов училища Зорича. Память о тех временах, пожалуй, – только школа, нынче находящаяся в реконструированных торговых рядах, соединенных с бывшей ратушей.

Москва – Шклов

P.S. Мы продолжим путешествие по кадетской истории поездкой в Смоленск.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту