search
Топ 10

У войны не детское лицо

Дети «роковых сороковых» взрослели не по годам. Веснушчатые, вихрастые мальчишки, которым играть бы да видеть счастливые сны, оставив детство на потом, трудились вместо ушедших на фронт отцов. Иван Акимович Питерсков из села Михайловка родился в семье последним, семнадцатым по счету ребенком. Из старших выжили не все, однако односельчане так его и звали: Иван семнадцатый. С малых лет он был приучен к труду и с начала войны работал в колхозе под стать взрослым, заменив ушедших на фронт отца, четырех братьев и сестру.

К лету 41-го Ваня успешно окончил второй класс школы и с гордостью причислял себя к третьеклассникам. В ночь на 22 июня он спал и не спал, в голове мелькали фрагменты минувшего дня. Особенно живо рисовалась картина, как он с братишками, закатав до колена штаны, выловил в ручье за огородом «здоровенных огольцов», которые составили особое лакомство для любимого кота.

Едва теплый, медно-розовый свет зари, пробежав по верхушкам деревьев, позолотил окна избы, родители ушли на работу. Ваня с сестренками прополол огородные грядки и с гурьбой мальчишек отправился играть на пригорке около колхозной конюшни. Игра была в самом разгаре, когда к ним подошел конюх дядя Сережа, добрейший человек, и неожиданно очень строго прикрикнул: «А ну все по домам расходитесь!»

Ребятишки послушно спустились к селу и увидели, что люди отчего-то бегут сломя голову к правлению колхоза. Побежали и они. У правления уже собралась толпа. Председатель колхоза объявил, что из района пришло сообщение о нападении фашистской Германии. В полдень возвратился домой отец. Следом, вся в слезах, прибежала мать, причитая: «Война, война началась».

Наутро, переступив порог родного дома, ушли защищать Родину шестеро из семьи Питерсковых: отец Аким Фомич, братья Степан, Яков, Михаил, Владимир, сестра Мария. Мать сняла икону, благословила каждого. Проводив их до околицы, она заголосила и упала на землю, долго лежала так неподвижно, пока машина с новобранцами не скрылась из виду. Ваня с сестренками стояли над ней, успокаивали, ждали, когда мать поднимется и они пойдут домой.

Ваня не знал, что в этот день закончились для него «университеты» и начались уроки выживания. Приближалось время уборки хлебов. Для девушек организовали курсы трактористов и комбайнеров, женщины и мальчишки вышли косить. Нашлась работа и престарелому деду Игнату. Он отбивал и точил косы, учил мальчишек укладывать хлеба в рядки, следил, чтобы они не поранились.

Все годы войны Иван наряду с женщинами и стариками работал в колхозе. Просыпаясь с рассветом, бежал на конный двор, где ему запрягали коня, и, понукая послушного Буяна, спешил в поле. Возил от комбайнов зерно на ток, в хлебозаготовку, а семенной фонд грузил лопатой в фуру и завозил в амбары. После работы, отпуская коня пастись на лугах, из жалости никогда его не треножил. Возможно, поэтому на заре Буян стрелою летел на призывный ребячий свист и опускал к его ногам золотую гриву: забирайся, садись верхом.

Потом «призвали на фронт» и Буяна, а вместо него конюх запряг молодого, не совсем еще обученного Зокаря, которого Ивану не забыть. Однажды мальчишки решили подшутить и подсунули коню под хвост колючку. Он так понес, что повозка разбилась в щепки. Иван чудом остался жив.

На заре, с трудом прогнав сон, Ванек спешил на работу. Скотники запрягли в подводу трудноуправляемого вола, а бригадир снарядил его развозить в бочке воду работающим на полях женщинам. Однажды по дороге вол захотел пить и, завидев речушку, проблескивавшую сквозь частокол старых ветел, напрямик, не слушая окриков, устремился к водопою. Бочка с водой опрокинулась и укатилась в овраг. Раскаленное небо дышало жаром. Сухой воздух звенел, как лист тонкого стекла. Ваня осознавал, какую жажду испытывают работающие на полях женщины, и, превозмогая боль, до захода солнца безрезультатно надрывался, пытаясь выкатить бочку. Благо, выручили бедолагу возвращавшиеся с полей женщины. Наутро Ваня встать уже не смог. Резкие боли в животе не отпускали и с того дня преследовали его на протяжении всей жизни. Но только чуть-чуть полегчало, пошел работать подпаском.

Пережить годы военного лихолетья Питерсковым помогла корова Лизка. Мало того, что кормила молоком, она еще и служила тягловой силой. На ней Ваня возил хворост и сено. Когда состарившуюся корову, с поседевшей мордой, повели на бойню, ему казалось, она плакала человеческими слезами. Ваня подбежал к ней, сунул пучок травы, и Лизка привычно поймала ее губами, но жевать не стала, так и ушла со двора с пучком зеленой травы.

Наконец наступил долгожданный День Победы. Разгромив фашистов, возвратились в родную Михайловку с заслуженными боевыми орденами и медалями шестеро Питерсковых. К сожалению, младший из них, Владимир, вскоре скончался от тяжелых ран.

В июне 1945 года в Михайловку приехал райвоенком вручать награды труженикам тыла. В клубе по этому случаю собралось все село – и стар, и мал. И вот называют фамилии награжденных. Вдруг комиссар особенно торжественно произносит: «Медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» награждается герой трудового фронта Питерсков Иван Акимович». Зал взорвался аплодисментами. Со всех сторон сопровождаемый взглядами, Ваня поднялся на сцену. Военком крепко его обнял и прикрепил на грудь мальчишке, на залатанную, вылинявшую рубашку с отцовского плеча игравшую солнечными бликами медаль с портретом Сталина.

Домой, сдвинув фуражку козырьком назад, Ваня мчался на всех парах. Мальчишки, сопровождавшие его, на бегу с восторгом кричали: «Ваньку Сталин медаль дал! Ваньку Сталин медаль дал!»

После войны Иван Акимович Питерсков переехал в соседнее село Родники. Сорок два года отработал с условно-лошадиными механическими силами. Но душой и памятью детства всегда тянулся к живому рабочему существу – к лошади. Выйдя на пенсию, купил жеребенка и вырастил кобылу Майку. Такая мечта давняя у него была. Долго бы служила ему лошадь, да старые болезни одолели его. Пришлось расстаться с Майкой.

…О трудовом подвиге Ивана Акимовича Питерскова в годы войны я узнал во время встречи с ним в больничной палате. Невысокого роста, худощавый – с виду кожа да кости, с густыми веснушками на обветренном морщинистом лице и седым ежиком волос, с впалыми щеками, он лежал на койке. Его глаза давно утратили былое озорство и веселье. При обходе врача он тяжело поднялся с постели и как-то виновато попросил выписать ему льготный рецепт. Пухлая ладошка доктора скользнула было в карман халата, но на полпути остановилась: «Извините, но льготы только участникам и ветеранам войны», – сказал врач. Иван Акимович рассказал о своей медали. Доктор недоверчиво поинтересовался: «Как это возможно? В 1941 году вам было десять лет». Иван Акимович предъявил удостоверение к медали…

Каждый год в День Победы идет по улице села Родники небольшого роста старик, опираясь сухими жилистыми руками на отшлифованный набалдашник палки. На его груди медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», юбилейные награды. Он идет, чтобы у обелиска погибшим воинам вспомнить тех, кто не вернулся с поля боя, кто навечно остался молодым. Он останавливается и в скорбном молчании склоняет голову. О его прошлом мало кто знает в Родниках.

Земной поклон за великое терпение и мужество девчонкам и мальчишкам военных лет, которые, словно живая броня, непосильным, невозможным трудом крепили тыл и фронт во имя Победы!

Алексей МАЛЬКОВ, отличник народного образования, лауреат премии Союза журналистов России

Пензенская область

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту