Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Я так думаю

Тяжко бремя свободы

Записки Виктора Болотова
Учительская газета, №22 от 28 мая 2019. Читать номер
Автор:

Негосударственные (их еще называют частными) образовательные организации выполняют те же функции, что и государственные. Однако их нередко противопоставляют друг другу. Хотя, казалось бы, почему?

Предками частных школ по праву можно считать авторские школы, созданные советскими учителями и учеными, которым было тесно существовать в рамках определенных государством ограничений на содержание учебного материала, методики и так далее. Расцвет авторских школ приходится на вторую половину 80‑х. Именно тогда страна узнала о школах развивающего обучения Эльконина – Давыдова и Занкова, школах диалога культур Библера, школах коллективного способа обучения Дьяченко и так далее. Однако уже тогда они не вписывались в государственную структуру, хотя и умудрялись существовать внутри нее.
В 1992 году Закон «Об образовании» разрешил открывать негосударственные учреждения образования, и многие из этих школ сразу же стали частными. Но, повторяю, у них уже был создан для этого фундамент, им всегда было тесно развиваться в рамках существующих ограничений.
Говорят, только частники знают, что людям на самом деле надо. Тем не менее, когда закон дал всем педагогам право открывать свои собственные школы, далеко не все бросились реализовать эту возможность. Почему? Видимо, потому что это надо лишь тем, кому реально приспичило, кто этого давно хотел и кому не терпится. А остальным легче и проще идти в едином строю и под единым управлением. К тому же очень скоро выяснилось: вроде бы все требовали дать им свободу, но, когда они ее получили, большинству потребовались инструкции, что с ней делать. Потому что «тяжкое бремя свободы» не просто слова, мало выступать против гнета режима, надо еще и четко представлять себе, как ты будешь жить вне этого гнета, откуда у тебя возьмутся ресурсы, которые тебе раньше этот режим гарантировал.
Некоторые считают, что это как в случае с отменой крепостного права. Мол, те, кто под государством, – это рабы, крепостные, они не могут жить без помещика-хозяина, и только частники по-настоящему свободные люди, хозяева своей судьбы. На самом деле у государственных людей тоже есть своя воля, просто они приняли общие правила совместного существования и придерживаются их. А другим тесно жить в рамках этих правил, и они стремятся выйти за границы этих требований.
На сегодняшний день те, кто решается создать частную школу, рассматривают это прежде всего как бизнес-модель, что совершенно естественно. Но главная идея любого бизнеса – получение прибыли. И, как в любом бизнесе, тут ты можешь рассчитывать только на себя. Получилось – успешно развиваешься и получаешь хорошие деньги. Нет – прогораешь и разоряешься. С государственными и муниципальными школами такое невозможно.
Существуют ли формулы, позволяющие определить соотношение частных и государственных школ для получения максимально качественного образования в обществе в целом? Сегодня в России более 40000 школ, из которых лишь 400 – негосударственные. Много это или мало? И значит ли это, что, чем больше частных школ в стране, тем образование там лучше?

Тут уместно вспомнить Гумилева, который говорил, что в любом обществе количество пассионариев исчисляется единицами. А ведь именно пассионарии – это те люди, которые имеют свои собственные идеи, убеждения, готовы их отстаивать и продвигать в массы. Пожалуй, именно они и открывают частные школы.
NB! Виктор Александрович БОЛОТОВ – научный руководитель Центра мониторинга качества образования НИУ ВШЭ, президент Евразийской ассоциации оценки качества образования, профессор, академик РАО.

Комментарии


Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt