search
Топ 10
В российском регионе вводят всеобщий карантин для школ – младшие классы отправят на каникулы Закроют ли школы на дистанционное обучение в 2022 году – студентов и учеников Тувы перевели на удаленку Школьников и студентов отправляют на дистанционное обучение – ковид бьет рекорды Для учителей и воспитателей Подмосковья установили выплату в 5 тыс. рублей Постановление Роспотребнадзора о сокращении карантина до 7 дней вступило в силу Мне есть что спеть: 25 января – день рождения поэта, барда, актера Владимира Высоцкого Москва отказалась от локдауна и длительного дистанционного обучения для школьников и студентов Урок на «удаленке»: полезные советы педагогам от Учителей года России В Госдуме предложили доплачивать учителям за работу в классах, где выявлен ковид Низкий поклон: в Санкт-Петербурге открыли памятник учителям, работавшим в блокаду

“Ты моя надежда, единственный шанс на счастье” История любви в письмах

В издательстве “Вагант-Москва” вышла книга Ады Якушевой “Три жены тому назад…”. Это выбранные места “из ее переписки с Юрием Визбором”. Время действия – 1955-1957 годы. Место действия: Москва и педагогический институт им. Ленина, где училась Ада Якушева, Север, Кандалакша, где после окончания этого же института служил в армии Юрий Визбор.

Частная переписка захватывает не хуже популярного бестселлера. Потому что это не только прекрасная и драматическая история любви, история о том, как стали герои переписки людьми, чьи имена известны сегодня любому культурному россиянину, но это прежде всего живая и яркая картина нашего недавнего прошлого.
Книга создана при непосредственном участии мужа Ады Якушевой, институтского друга Юрия Визбора, известного журналиста Максима Кусургашева. Он не только персонаж переписки, но и консультант, редактор, критик.
Учителям и студентам педагогических вузов книга будет интересна тем, что в ней рассказано о самом, может быть, ярком этапе истории ведущего российского педагогического вуза, который в нынешнем году отмечает свое 130-летие. В 50-е годы в нем учились будущие писатели Ю.Коваль, В.Коржиков, барды Ю.Ким, Б.Вахнюк, поэт Ю.Ряшенцев, режиссер П.Фоменко, спортивный журналист В.Дворцов. Всех их, несмотря на то, что учились на разных курсах, объединяла бурная студенческая жизнь: походы, спортивные соревнования, выпуск стенгазеты, подготовка капустников-обозрений. И весь калейдоскоп этой жизни – в письмах Ады Якушевой.
Автор предисловия Юрий Ряшенцев говорит, что в студенческие годы Визбор вовсе не был таким, каким его принято изображать. “Это был человек очень застенчивый, легко теряющийся… Но он хотел стать хемингуэевским героем – и он им стал”. Как проходило становление личности, видно из писем. Юрий Визбор всегда мечтал о настоящем мужском деле. В армии он получает профессию радиста, “которая дала бы возможность работать где-нибудь на зимовке, в экспедиции, в горах”. “Я все-таки должен быть там, где кипит жизнь, идет стройка, скрещиваются мечи и идеи”. Все это Визбор найдет, став корреспондентом Всесоюзного радио, объездив всю страну, особенно любимый им Север. Но пока – “где-то есть счастье. К нему ведут большие труды…”.
Из писем видно, как будущий радиожурналист шлифует писательское мастерство, раздумывает над сущностью литературного труда и его технологией. Зарисовки суровых и пленительных северных пейзажей, очерки солдатской жизни, словесные портреты сослуживцев, записи диалогов, характерных выражений – все это щедро рассыпано в письмах Визбора. Сюжеты будущих повестей, сценариев и стихи, стихи…
Визбор, скрупулезно фиксируя страшноватые подчас подробности армейской жизни, все-таки оставался этаким “комсомольцем-добровольцем”, находя в службе изрядную долю романтики (радист, слушающий ночью в эфире джаз или восхищающийся разговорами “за жизнь” других радистов с рыболовецких судов). Застенчивая студентка, которую ее мудрый старший друг в письмах снисходительно поглаживает по головке, добродушно замечая: “ты всегда была немного туповата”, оказывается гораздо более идеологически независимой и нелицеприятно отзывается о событиях политической и культурной жизни конца 50-х. И сквозь нежный любовный лепет нет-нет, но прорвется хлесткая ирония или блеснет вдруг точная зарисовка. “Насчет “больших народных страстей” я знаю только то, что в столице им не дают особо бушевать. У нас необыкновенно сильна и всеподавляющая администрация. Думать – запрещается. Это хорошо выразил директор института. Он сказал, что за нас думает партия. Люди боятся возмущаться, потому что все они зависимы. Кто по месту работы, кто по месту учебы. Самые отчаянные обязательно пострадают”.
События культурной жизни тоже находят отражение в письмах Ады Якушевой: премьера “Весны на Заречной улице”, выступление в Лужниках Ива Монтана, выставка выпускника Ленинградского училища живописи Ильи Глазунова (Ада Якушева: “По его картинам чувствуется, что он пережил немало горя – ни одного солнечного пятна!”), приезд “Гамлета” в постановке Питера Брука…
Ада Якушева в те годы была гораздо популярнее Визбора: ее записывали на радио и телевидении, созданный и руководимый ею женский октет гастролировал с аншлагами не только в Москве, но даже в Сибири и на Сахалине. Но она предпочитала скромно держаться в тени своего яркого друга. Сколько нежности и жертвенности в ее письмах! “…Только с тобой! В нищету и славу, в дальние края и в кафе через дорогу!” Конечно, чувство было взаимным. “Адка, слушай меня внимательно! Ты – моя надежда, мой единственный шанс на счастье. Если ты уйдешь – я погибну”.
Причудливо складывались судьбы этих людей. Но какие бы передряги ни готовила им жизнь, они, как заметил в предисловии Юрий Ряшенцев, жили “по выбранному ими благородному образцу”. А потому эта переписка – еще и пример великодушия, умения проживать любую, самую жестокую ситуацию достойно, в соответствии с высокими нравственными законами.

Наталья БОГАТЫРЕВА

Оценить:
Читайте также
Комментарии

Реклама на сайте