Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Трудные темы. Трудные темы

Учительская газета, №27 от 4 июля 2017. Читать номер
Автор:

В нижегородской гимназии №1 взялись за тему, прежде никем не тронутую. Учителя с детьми написали и поставили драму, рассказывающую о судьбе пленных немецких солдат во время и после Великой Отечественной войны. Идею предложила учитель немецкого языка Розе Софи Эбдинг, ее поддержали учитель истории Марина Вадимовна Кочкина (она, собственно, и стала ответственной за сценарий и постановку), учителя немецкого языка и классные руководители старшеклассников. С германской стороны консультантами выступили немецкие историки Вольфганг Морелль, Клаус Фритцше (с ними Розе связывалась по Интернету), со сценическим воплощением помогала руководитель театрального кружка гимназии Этэль Леонидовна Титкова. Сценарий вместе с Мариной Вадимовной Кочкиной писали ученицы 10-го класса Мария Тремасова, Мария Овчинникова, Полина Лопатникова, Катя Шерстнева. По признанию девочек, при написании сценария учитывались прежде всего опыт выступлений и возможности актеров. Первоначальный вариант текста был лишь сюжетной основой. Он сильно корректировался во время репетиций и не раз дописывался.

– Наш спектакль рождался в импровизациях. Часто репетиции превращались в дискуссионный клуб. Из этого творческого осмысления темы Второй мировой войны, собственно, и рождался спектакль, – добавляет Марина Вадимовна.Следует пояснить, почему именно судьба пленных немцев заинтересовала учителей и учащихся. Дело в том, что гимназия №1 с момента своего образования считается школой углубленного изучения немецкого языка, и все, что связано с культурой, историей и традициями германоязычных стран, находит отклик на уроках и в разнообразной внеурочной деятельности. Особенно учащимся гимназии интересны сюжеты, в которых по-новому раскрываются взаимоотношения носителей русского и немецкого языков. Война дала огромное множество трагических сюжетов. Но были и другие, к счастью. Немецкий антифашистский фронт, разветвленное подполье в Германии, с огромным риском для жизни действовавшее против фюрера и его приспешников, личное мужество отдельных представителей немецкой нации, проявившееся и на линии фронта, и в концлагерях вермахта, когда шла речь о помощи узникам и спасении русскоязычных и еврейских детей, – эти истории, дошедшие до нас в архивах и воспоминаниях, дороги сегодня всем, кто верен идеям гуманизма. А вот о взаимоотношениях с пленными немцами пьесы еще не ставили.Если коротко рассказать сюжет, то это история нескольких молодых людей, солдат вермахта, которые, поддавшись на удочку массированной нацистской пропаганды, попали в самое пекло сражений восточного фронта. У каждого свои мотивы и цели в жизни: кто-то мечтает отличиться и получить медаль, продвинуться по службе, кто-то совсем не хотел воевать и мечтает скорее вернуться домой, к семье и любимым. Но и те и другие часто вспоминают свой дом и тех, кто их там ждет. Все хотят как можно скорее вернуться к мирной жизни. Они обычные, как бы сейчас сказали, простые парни, отнюдь не злодеи. Идея всемирного могущества и чистоты арийской нации, навязываемая сверху, им не только чужда. Они не думают о политике. Единственный враг для них – большевик (в ходе пьесы мы узнаем, что в сознании всех солдат вермахта это слово окрашено пугающими коннотациями, пропаганда постаралась). Большевиков они и ненавидят, и боятся панически. Об этом в пьесе говорят сами герои. Вот лишь одна цитата.- Восточный фронт – это просто кошмар. Русские командиры начинают бой, даже если он обещает крайне высокие потери с их стороны. Командир дает команду, и они идут прямо на пулемет, и все погибают. Затем идет вторая колонна и, используя тела как щит, ведет атаку. Так продолжается до последнего бойца, который сражается до последнего вздоха, предпочитая самоубийство плену, – говорит Пауль.- Это все потому, что они не подписали Женевскую конвенцию 1929 года о военнопленных. Вы понимаете, какая участь ждет нас, если мы попадем к русским в плен? – спрашивает Белле.- Вот поэтому на войне действует один-единственный принцип: «Ты или я!» А нас прежде всего учили ходить строем и отдавать честь,- отвечает ему Алекс.Однако для героев все складывается более или менее удачно. Почти сразу после этого разговора их окружают, но не убивают, а берут в плен. Попадают они в лагерь для военнопленных, расположенный в поселке Пыра в Горьковской (Нижегородской) области. Дальше действие пьесы разворачивается там. Условия, как и в любом подобном месте, тяжелые. Цитирую пьесу: «Эта зима выдалась очень суровой, доходило до минус 30-40 градусов. Чтобы обогреть барак, мы день и ночь топили большую железную печку сырыми чурбанами, которые приносили из болота. И все равно был жуткий холод. Спали на нарах, не раздеваясь, в ватниках. Почти каждое утро я видел одну и ту же картину: открытые, но мертвые глаза немецких парней: Отто, Генрих, Томас… Они больше никогда не вернутся домой».Пленные занимаются заготовкой торфа, в процессе работы они довольно часто сталкиваются с местным населением. Благодаря тому что один из компании – Алекс – неплохо говорит по-русски, контакты, хоть и не сразу, налаживаются. Так, постепенно пленные немцы начинают прозревать, очищаться от пропагандистских штампов, они видят в русских не врагов, а хороших, добрых и честных, способных на сочувствие людей. Некоторые даже влюбляются в русских девушек. Я снова цитирую пьесу.- Пауль, ты помнишь, что нам рассказывали о большевизме в школе? Помнишь огромный плакат, где на нас свысока смотрел обезьяноподобный, вызывающий страх русский человек низшей расы, украшенный двумя рогами? Помнишь, как нам внушали презрение к этим варварам? – спрашивает Вилли.- Конечно, я прекрасно помню эту передвижную выставку, которую обязан был посетить не только каждый немецкий школьник, но и солдат, отправляющийся на Восток. Затем, на уроках истории, мы писали сочинение о том, что увидели и чему научились. Я помню, как в фанатичном экстазе мы хотели уничтожить большевизм. Это была священная миссия Германии, – отвечает Пауль.- А сейчас? А сейчас меня раздирают самые противоречивые чувства. Только теперь я твердо уверен в одном: что каждый человеческий жест, каждая улыбка, каждое доброе слово или приветствие делают нашу с вами невыносимую жизнь немного легче. И это вовсе не зависит от того, кто ты: француз или поляк, русский или немец. Вот что я думаю, – вступает в разговор Алекс.Перемены, пусть и менее заметные, происходят и в местном населении. От непримиримой позиции «немцы – наши заклятые враги, нет им прощения» люди постепенно переходят к осознанию, что большинство немецких солдат – такие же люди, они такие же жертвы фюрера. Вот еще один разговор. Его ведут русские девушки и пожилая женщина, после того как одна из них поделилась обедом с ослабевшим военнопленным.- Зачем ты это сделала? Он же фашист, они же нас всю дорогу бомбили, пока мы сюда от Гомеля с мамой и братиком ехали. Мы три эшелона сменили. Тетю Марусю и ее дочку убили. А я… – говорит ей одна.- Все правильно сделала. Молодец, пожалела солдата, – реагирует другая.- Тетя Нина, у тебя же дядя Саша погиб, и на Бориску на той неделе похоронку прислали, какая жалость, к кому? – не понимает первая.- К ним, к солдатам, понимаешь, они, как и мой Бориска, выполняли приказ.- Приказ убивать людей!- Да, детонька, это война. И потом не все звери, надо уметь прощать…Перемены в мировоззрении людей происходят явственные, и это сумели передать и авторы сценария, и актеры, которые великолепно вжились в образы. История получилась пронзительной, и многие в зале не могли сдержать слез. Вот лишь несколько признаний одиннадцатиклассников. «На протяжении всего спектакля я находилась в напряжении от осознания того, насколько серьезна тема спектакля. Некоторые сцены вызывали бурю эмоций вплоть до слез. Особенно впечатлила сцена с маленькой девочкой», – делится Оля. «Я переживала за главных героев. Текли слезы во время двух сцен – когда девочка дала хлеб немцу и вернула его к мысли, что он должен жить, и еще когда цыганка рассказывала о том, что с ней произошло во время войны. Была гордость за нашего советского солдата, который мог помиловать врага», – это слова Даши. «Я переживал за русский народ, столкнувшийся с войной. И вопрос не только в боевых действиях, но и в межличностных отношениях. Ведь как можно пожалеть врага, любить или называть его товарищем? Какой нужно обладать силой духа и человеческой мудростью!» – восхищается Максим. «Спектакль и игра сверстников переместили меня во времена войны. Я испытал чувство страха как за жизнь и судьбы русских людей, так и за жизнь немецких солдат», – признается Евгений.Марина Вадимовна Кочкина задала одиннадцатиклассникам еще один вопрос не сразу после спектакля, уже на уроке: «Изменило ли увиденное ваше отношение к эпохе?» Ответы были похожими: «В целом, да. Я смогла увидеть, что не всегда была жестокость, могли помочь, и не всегда действия солдат были направлены на убийство», «Да, изменило. Я стала по-другому относиться к простым советским людям того времени. Спектакль показал их героизм, способность понять и простить, несмотря на весь ужас, всю жестокость этой войны», «Я впервые увидел спектакль со стороны немецких солдат. Я понял, из кого состояла военная машина, оккупировавшая почти всю Европу. Мы увидели страх немецких солдат и даже испытывали жалость к ним», «Спектакль заставил меня задуматься о некоторых вещах той эпохи, которым я не уделял должного внимания, поэтому я могу сказать, что спектакль изменил мое отношение к минувшим событиям».Кстати, на сцене довольно много говорят по-немецки. Педагоги добивались, чтобы звучала чистая немецкая речь, без нижегородского акцента. И главным героям это вполне удалось. Преподаватель немецкого, Розе, консультировала ребят не только в речи, но и в походке, манере держаться, носить форму. Этот опыт ребята считают бесценным. Мир не делится на немцев, русских, американцев и арабов. Он разделен на людей и нелюдей. Войну развязывают нелюди, а гибнут на ней люди. И это, на мой взгляд, самое главное. Была достигнута цель, которая изначально не ставилась. Но ведь нам не дано предугадать, как наше слово отзовется.Это не первый опыт сценического воплощения – осмысления исторических событий. С десятиклассниками Марина Вадимовна работает с 5-го класса, и за прошедшие шесть лет учащиеся с помощью игрового погружения в историю изучили доисторический этап развития человечества, историю древнейших цивилизаций (Египет, Индия, Греция). В 7-м классе они организовали турнир трех культур эпохи Средневековья (Азия, Древняя Русь, Западная Европа), затем изучали Смуту с позиции человека XXI века, почувствовали себя на месте живущих в эпоху Петра I и Отечественной войны 1812 года. В этом году предметом погружения стала Октябрьская революция, проводился квест «История в документах, фактах, портретах. Год 1917». Каждый раз Марина Вадимовна ставила перед детьми задачу осознать и прочувствовать события и процессы истории.- Если говорить о воспитательных целях, то главным для меня как педагога является процесс становления мировоззрения, пробуждения в каждом ученике чувства сопричастности к истории мира. Оно должно способствовать, как мне кажется, личностному росту, ответственности за свои поступки, – уточняет Марина Вадимовна. – Этим спектаклем мне хотелось поставить логическую точку в осмыслении основных исторических эпох. Конечно, я отдаю себе отчет в том, что это лишь начало. Окончив школу, молодые люди сами станут анализировать события и поступки, задавать себе вопросы и самостоятельно или с помощью книг отвечать на них.


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту