search
Топ 10

«Троянский» герб

После того как 16 ноября 1933 г. между СССР и США были установлены дипломатические отношения, советские контрразведчики стремились проникнуть в здание американского посольства в Москве. В 1938 г. очаровательным агентам 11-го отдела Главного управления государственной безопасности НКВД СССР (в основном из балерин Большого театра) удалось наладить интимно-деловые отношения с рядом высокопоставленных американских дипломатов. В ходе «массированных ударов» по сердцам американцев стало известно, что наиболее охраняемой зоной в посольстве являются 7-й, 8-й и 9-й этажи, доступ на которые строжайше контролировали. Там размещались кабинеты политического отдела госдепартамента, военных разведчиков, шифровальщиков и, наконец, рабочий кабинет посла.

Попытки НКВД проникнуть в спецзону американского посольства, чтобы установить там подслушивающие устройства, приобрели особенно настойчивый характер вслед за информацией, поступившей в сентябре 1941 г. от агента управления государственной безопасности НКВД СССР «Старшины». Согласно ей американский военно-воздушный атташе в Москве был германским агентом.

Как бы ни была оперативно значима информация, поступавшая из кабинетов первых семи этажей посольства США, Сталин по возвращении с Тегеранской конференции поставил перед Берией задачу: во что бы то ни стало проникнуть в рабочий кабинет посла Аверелла Гарримана, где проводились секретные совещания.

17 декабря 1943 г. Берия доложил, что микрофон уникальной конструкции создан и успешно прошел испытания, дело застопорилось из-за неприступности кабинета посла. Сталин заметил, что «нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики». И неожиданно спросил: «Лаврентий, а ты что-нибудь слыхал о троянском коне?» Под ним Сталин подразумевал камуфлирование подслушивающего устройства под какой-нибудь предмет, который можно было вручить Гарриману, чтобы он остался в его кабинете…

Через час в приемную наркома внутренних дел были доставлены десятка два сувениров из дерева, кости и кожи. Особо выделялись большой щит скифского воина, изготовленный из черной ольхи, телефонный аппарат из слоновой кости, подаренный Николаю II шведским королем, а также метровой высоты корзина для бумаг, сделанная из предколенья слоновой ноги.

Осмотрев экспонаты, Берия вызвал для консультации академиков Акселя Берга и Абрама Иоффе – ученых, под руководством которых группа высочайших профессионалов из оперативно-технического управления НКВД занималась разработкой, изготовлением и испытаниями уникального микрофона.

Мировая практика создания и использования подслушивающих устройств ничего подобного не знала. Это было пассивное устройство: ни элементов питания, ни тока – ничего, что могло быть обнаружено с помощью имевшихся тогда технических средств. Устройство, похожее на головастика с маленьким хвостом, приводилось в действие источником излучения микроволнового сигнала, который заставлял рецепторы «головастика» резонировать. Голос человека влиял на характер резонансных колебаний устройства, позволяя перехватывать слова. Причем микрофон мог действовать сколь угодно долго. Микроволновые импульсы подавал «головастику» чрезвычайно энергоемкий генератор с расстояния до 300 метров. Принимало, расшифровывало и записывало на магнитную ленту возвращающиеся колебания другое уникальное устройство, которое располагали на одной линии с передающим генератором. Чтобы передающиеся и принимаемые импульсы не накладывались, их располагали в форме равнобедренного треугольника.

Генератор и аккумулятор микроволн смонтировали слева и справа на верхних этажах жилых зданий напротив американской дипломатической миссии на Садовом кольце. Жильцов, разумеется, выселили. Освободившиеся коммунальные квартиры заняли спецы из оперативно-технического управления НКВД, обслуживавшие приемопередающую аппаратуру. В целях конспирации на балконах, выходящих в сторону американского посольства, по-прежнему вывешивалось для просушки белье, женщины (сержанты госбезопасности) по воскресеньям вытряхивали коврики и одеяла, в буквальном смысле слова пуская пыль в глаза офицерам безопасности посольства. И так целых 8 лет!

Микрофон и операция по его созданию носили кодовое название «Златоуст». Вызванным к Берии академикам предстояло дать заключение: возможно ли вмонтировать «Златоуст» в один из находившихся в кабинете сувениров? Оба заявили, что это невозможно. Пояснили: конструктивные особенности микрофона требуют, чтобы сувенир приспособили к нему, а не наоборот. Тогда чекисты решили монтировать микрофон при изготовлении подарка…

4 – 11 февраля 1945 г. в Ялте проходила Крымская конференция «большой тройки» (Сталина, Рузвельта и Черчилля), на которой принимали судьбоносные для послевоенной Европы решения. В то же время решали: быть ли Берии маршалом. Вождь был непреклонен: «Микрофон – в кабинете посла, маршальские эполеты – на твоих плечах, Лаврентий…»

Вручение «Златоуста» американскому послу обставили соответственно. На 9 февраля 1945 г. назначили вручение пионерской здравнице «Артек» ордена Трудового Красного Знамени. Накануне – 8 февраля – нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов в присутствии Сталина вручил Франклину Рузвельту и Уинстону Черчиллю приглашения от детей «Артека». Желание пионеров видеть на своем празднике президента и премьера стран-союзниц было выражением их глубокой благодарности за помощь СССР в годы войны.

Расчет «малой тройки» – Сталин, Молотов и Берия – строился на том, что ни Рузвельт, ни Черчилль даже при желании не возьмут развлекательный «тайм-аут» во время и без того затянувшейся Крымской конференции. И хотя Ялту и «Артек» разделяли всего 18 км, в годы войны требовалось около двух часов, чтобы преодолеть это расстояние.

Знали члены «малой тройки» и то, что министры иностранных дел США и Великобритании Эдвард Стеттиниус и сэр Энтони Иден не смогут оставить своих шефов хотя бы на время поездки в пионерлагерь. Следующими по рангу кандидатами на поездку к детворе могли быть только посол США в Москве Уильям Аверелл Гарриман и его коллега из Великобритании – сэр Арчибальд Джон Кларк Керр. Они были лишены возможности перепоручить выполнение миссии кому-либо из заместителей, так как указания навестить русских детей получили от Рузвельта и Черчилля.

…Кортеж машин с иностранными гостями, возглавляемый авто Лаврентия Берии, въехал на территорию «Артека» и двинулся к дружине «Сталинские соколята», где должна была состояться встреча послов с пионерами. Звучала музыка, несмотря на зиму, дорожку усыпали свежесрезанными розами, доставленными военным самолетом из Сочи. Охраняли присутствующих два батальона офицеров НКВД, переодетых пионервожатыми.

Под конец торжественной встречи Гарриман передал пионерам подарок своего правительства – чек на 10 тысяч долларов. Сэр Арчибальд Керр – на 5 тысяч фунтов стерлингов. Оркестр грянул американский гимн, хор пионеров запел «Звездное знамя» на английском языке. Гарримана прошибла слеза. В ту же минуту четверо пионеров внесли огромный, сверкающий лаком деревянный герб США. Под бурные аплодисменты директор «Артека» вручил послу паспорт-сертификат герба, подписанный всесоюзным старостой Михаилом Калининым.

Валентин Бережков, личный переводчик Сталина, объяснял иностранцам содержание сертификата: сандал, самшит, секвойя, слоновая пальма, парротия персидская, красное и черное дерево, черная ольха – из этих ценнейших пород был выполнен герб. Гарриман едва ли не первый раз за годы своей практики сказал то, что думал: «Куда же мне его деть? Где держать?» Проинструктированный Бережков ненавязчиво вполголоса, чтобы не расслышал сэр Арчибальд Керр, заметил: «Да повесьте у себя в рабочем кабинете. Англичане умрут от зависти».

Так в феврале 1945 г. «Златоуст», вмонтированный в герб США, оказался на сверхсекретном седьмом этаже американского посольства на Садовом кольце. Операция НКВД под кодовым названием «Исповедь» по прослушиванию сверхсекретных совещаний началась.

* * *

«Златоуст» проработал 8 лет, пережив четырех послов. Примечательно, что каждый новый посол в Москве стремился полностью – от чернильного прибора до паркета – поменять интерьер кабинета. Несменяемым оставался только герб. Его художественное совершенство действовало гипнотически. Шторы на окнах и мебель подбирали в тон цветовой гамме герба.

Даже после обнаружения продолжалась особая жизнь «Златоуста». Американцы и англичане попытались сделать его копию. Работы вели в секретной лаборатории под кодовым названием «Удобный стул». Английская контрразведка проводила свои исследования под кодом «Сатир», продвинулась в исследованиях дальше американцев, но так и не сумела до конца разгадать тайну.

«Златоуст» хранится в музее ЦРУ в Лэнгли. А рассказ об операции, принесшей заслуженную славу чекистам, содержит дело с надписью на обложке «Хранить вечно».

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту