search
Топ 10

Тренер лингвистической сборной

Крылатая пушкинская фраза: «Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь» – во многом применима к нам, специалистам нынешнего поколения. В круговерти событий последних десятилетий нередко случалось так, что учился ты одному, хотел бы заниматься другим, а зарабатывать на жизнь приходится третьим. На фоне сегодняшнего всеобщего дилетантизма встреча с настоящим профессионалом, мастером своего дела удивительна и даже уникальна хотя бы потому, что таких людей, к сожалению, становится все меньше и меньше.

Глеб Васильевич Карпюк уже более 45 лет делает книги. Подчеркну: не редактирует, а именно делает, создает, хотя официально он и именуется ведущим редактором. Впрочем, о редакторском деле неспециалистам, как правило, известно немного. Беря в руки тот или иной учебник, мы вряд ли задумываемся над тем, кто придумал к нему обложку, подобрал оригинальные иллюстрации, выделил рубрики, расположил материал так, чтобы работать с учебником было удобно. Именно для такой работы, а вовсе не для «стилистической правки», и нужен настоящий мастер. В свое время авторитетнейшие филологи и языковеды предпочитали, чтобы их учебники редактировал именно Карпюк, всецело доверяя его профессионализму и вкусу. За годы работы через руки Глеба Васильевича прошло более 250 книг. Это учебники для школьников и для студентов-филологов, различные словари по русскому языку, в том числе все основные школьные. Одной из последних работ Глеба Васильевича стала подготовленная им серия уникальных словариков для начальной школы, вышедшая в «Дрофе». Им же придуман или, точнее сказать, восстановлен в современной школе предмет «Русская словесность», который входил в систему дореволюционного, начала ХХ века обучения. При участии Карпюка Г.В. подготовлены оригинальные программы по словесности и созданы учебники для 5-9 и 10-11 классов. Еще одно его детище – «Словарь устаревших слов русского языка. По произведениям русских писателей ХVIII-ХХ вв.» – по праву называют жемчужиной редакции и всего издательства.

Редактор всесоюзного издательства

Внешне Глеб Васильевич напоминает классического профессора-интеллигента чеховской поры. Он говорит медленно, будто бы отшлифовывая каждое слово, и оттого речь его производит на слушателя какой-то гипнотический эффект. О себе Глеб Васильевич рассказывает не без свойственной ему самоиронии: «После окончания Ленинского педагогического института меня направили работать в базовую мужскую школу им. Ворошилова на Фрунзенской набережной. (В элитном по нынешним временам районе в 50-х годах учились детишки метростроевцев, которые жили в лужниковских бараках на месте нынешнего стадиона.) В классе у меня сидела обычная московская шпана, но среди этих детей были очень способные. Я их водил на экскурсии в музеи, Новодевичий монастырь, оплачивал лампочки, которые они разбивали из рогаток в школьном коридоре. Потом через год меня вызвал директор института и сказал: «Поступайте в аспирантуру». После аспирантуры была работа в Хабаровском пединституте. И уже потом, по возвращении в Москву, Глебу Васильевичу предложили стать редактором в «Учпедгизе». Так, с 1960 г. книга, ее создание стали делом всей его жизни. Но и педагогический опыт не прошел даром. Работая над новой рукописью, редактор не только выверял ее с научной точки зрения, но и смотрел на нее глазами учителя, преподавателя, студента и в своих замечаниях, советах автору всегда старался учитывать интересы непосредственных «потребителей». В те времена, рассказывает Глеб Васильевич, условия работы в издательстве «Просвещение» были довольно жесткими. Учитывая, что издательств было мало, а книги выходили огромными тиражами и делались не на один год, некачественная работа редактора вылилась бы в копеечку. При приеме на работу в издательство каждый новичок проходил собеседование у главного редактора, директора, заведующего редакцией. Испытательный срок составлял 3 месяца. На каждую рукопись редактор должен был писать заключение, где был обязан детально обосновывать, почему он принимает или не принимает рукопись к работе, указать ее достоинства и недостатки.

За несколько лет работы Глеб Васильевич Карпюк подготовил все основные учебники для пединститутов факультета русского языка: по языкознанию А.А.Реформатского, учебники и сборники упражнений старославянского языка, исторической грамматики и др., – некоторые из учебников, которые он редактировал, ныне называют классическими, и по ним до сих пор занимаются студенты. Он редактировал книги академика В.В.Виноградова, профессора М.В.Панова, академика АПН А.В.Текучева и многих других ученых, которые выражали слова признательности за проделанную работу и даже посвящали стихи своему редактору, по праву считали его своим соавтором. Впрочем, бывало и так, что редактору при работе со светилами требовалось проявлять характер. Глеб Васильевич вспоминает такой случай.

«Я редактировал книгу по теории языкознания доктора наук, профессора, заведующего кафедрой Московского университета В.А.Звягинцева. В процессе работы над рукописью выяснилось, что некоторые положения в этой книге не соответствуют современному моменту в научном языкознании. Я написал автору письмо со своими замечаниями, страниц на пятнадцать, после чего Владимир Андреевич предложил мне встретиться с ним у себя дома, т.к. был болен. Начал он беседу с того, что заявил: «Я с большинством ваших положений не согласен». Но я знал, что правда на моей стороне, потому что перед тем, как идти к Звягинцеву, съездил в Институт языкознания и проконсультировался по всем вопросам с ведущими учеными. Я предложил ему разобрать мои замечания. Он отказался. Тогда я сказал, что не подпишу книгу к печати, если он не подойдет к своему тексту критически. Владимир Андреевич говорит: давайте примем ваши замечания через одно. Я отвечаю: так не пойдет! В результате мы детально разобрали все замечания, большая часть из них была принята. В конце встречи Звягинцев говорит: «Глеб Васильевич, у нас в работе был очень напряженный момент, я бы хотел, чтобы мы остались с вами в добрых отношениях, давайте я вас угощу испанским коньяком, который мне недавно подарил Роман Осипович Якобсон (языковед с мировым именем, бывший наш соотечественник), приезжавший в нашу страну». Это было верхом признания работы редактора. И я согласился. Но тут выясняется, что сам Звягинцев пить не может по состоянию здоровья. Тогда я сказал, что тоже не стану пить в одиночку. И Звягинцев нашел, по его мнению, блестящий выход из ситуации! Он позвал жену: «Пусть она выпьет за меня». «С удовольствием выпью с женщиной», – парировал я, таким образом согласие и в этом вопросе было достигнуто. Когда вышла его книга, он надписал мне экземпляр со словами благодарности».

Секреты мастерства

К сожалению, сегодня редактор нередко всего лишь «правщик рукописи», во многом потому, что берется редактировать любые книги по разным областям знаний. В советские же времена именно узкая специализация позволяла редактору писать статьи на темы редактирования, активно участвовать в научных конференциях, заседаниях. На такого редактора и ученые-языковеды смотрели как на своего коллегу, заранее обсуждали с ним свою книгу.

Читая лекции перед редакторами, Глеб Васильевич делится своим опытом, тем, к чему пришел в результате многолетней работы: «Вы должны делать книгу вместе с автором, разрабатывать ее структуру. Автор знает какую-то тему очень глубоко, настолько глубоко, насколько вы не знаете. Но вы знаете эту тему шире, знаете материал вокруг и то, как эта тема ложится в общую систему издательского плана. Вы – тренер у автора. Пусть вы не умеете так быстро бегать, как он, так высоко прыгать. Но вы можете подсказать, как выше прыгнуть, как быстрее пробежать эту дистанцию».

Настоящая «тренерская» работа нелегка. Сколько сил было приложено для того, чтобы вышел курс русской словесности, столь необходимый сегодня школам, в особенности гуманитарного профиля. Как мы уже говорили, авторы программ и учебников работали над ним вместе с Г.В.Карпюком. Для работы над курсом словесности авторы пользовались редкими книгами из личной библиотеки редактора, которая насчитывает 10-12 тыс. томов. Большинство иллюстраций учебников словесности Глеб Васильевич подобрал сам. Кстати, эти учебники отмечены Премией Президента РФ в области образования.

Все отмечают и то, что в книгах или словарях, которые делает Глеб Васильевич Карпюк, всегда много нестандартных иллюстраций, которые он берет из своей уникальной коллекции открыток, а также художественных альбомов.

За годы работы Глеб Васильевич создал свою систему работы над учебниками. «Главное в учебнике, – считает редактор, – это продуманная методическая система. Если она есть – есть и учебник».

Именно интересная методика преподавания привлекла редакторский взгляд в учебнике «Русский язык. 10-11 класс» для национальных школ гуманитарного профиля Т.С.Кудрявцевой, Р.А.Арзумановой и др. Авторы предложили оригинальную систему работы с текстами, составив упражнения так, что с их помощью один и тот же текст учащийся анализирует с разных сторон. Глеб Васильевич со своей стороны предложил оригинальную методику оформления учебника. Он проиллюстрировал его в основном фоторепродукциями или документами, таким образом придав учебнику особый «документальный» стиль, чего никогда не делалось ранее. Каждая фотография в учебнике не случайна, она несет в себе особую информацию. Если в учебнике есть текст о В.В.Маяковском, то редактор находит фотографию поэта именно того периода жизни, о котором идет речь. Текст о М.П. Максаковой проиллюстрирован фотографией, хранящейся в архиве у наследников замечательной русской певицы и актрисы. К тексту о русском алфавите помещена фотография русской азбуки с собственноручной правкой Петра I. Таким образом, иллюстрации дают возможность учащимся 10 классов видеть, воспринимать культурологический фон используемого материала, а стало быть, учебник становится учебником не только русского языка, но и русской истории, культуры.

К школьным словарям, которых в «Дрофе» издано немало, у Карпюка подход особый. Здесь прежде всего важен отбор лексики, который обусловлен школьной программой и теми предметами, которые изучаются в школе. К примеру, цитата из Боборыкина здесь не пройдет, а вот из стихотворения Никитина – пожалуйста. Также важно, чтобы были подобраны соответствующие возрасту примеры-иллюстрации. В словарях для начальной школы иллюстрации должны быть крупными, красочными, чтобы у детей создавалось верное представление о заинтересовавшем их слове. К этим «детским» словарям Глеб Васильевич разработал план вступительной статьи, а также методические рекомендации для родителей и учителей о том, как помочь ребенку в работе со словарями. Когда держишь в руках этот солнечный «Мой первый словарик русского языка», чувствуется, что в него вложена частичка души не только его создателя, но и редактора.

Отмечая 75-летие Глеба Васильевича Карпюка, его коллеги посвятили ему слова русского писателя И.С. Аксакова: «Вы прежде всего и во всем поэт, хотя, возможно, сами стихов и не писали». И действительно, когда рассматриваешь книги, которые редактировал Глеб Васильевич, чувствуешь, что эти слова словно обращены к нему. Думается, что и читателям, которым талантливая редакторская работа, возможно, незаметна с первого взгляда, станет теперь более очевидной, более близкой и позволит хотя бы чуть-чуть внимательнее отнестись к величайшему изобретению человечества – книге.

Оценить:
Читайте также
Комментарии

?Задать вопрос по сайту