Старая версия сайта
12+
Издаётся с 1924 года
В интернете с 1995 года
Топ 10

Травма. Хребет российского образования дал трещину?

Учительская газета, №23 от 6 июня 2017. Читать номер
Автор:

История, о которой пишу, произошла две недели назад в Нижнем Новгороде. Мне известны номер школы и имена главных действующих лиц – как виновников, так и пострадавших, но я не буду их называть. Поскольку за расследованием обстоятельств дела следят Следственный комитет РФ и лично господин Бастрыкин, в грядущем вполне вероятен суд. До приговора суда СМИ не вправе выносить обвинения, каким бы очевидным дело ни казалось. Все желающие узнать имена и фамилии могут сами легко найти конкретику – видеорепортажей в Сети довольно много. Стоит только набрать «травма на уроке физкультуры в Нижнем Новгороде 17 мая», и поисковик щедро поделится ссылками.

Итак, травма на уроке физкультуры. Событие не такое уж редкое, тем более не экстраординарное. Дети сейчас хилые, мало гуляющие и мало двигающиеся, к серьезным нагрузкам большинство не подготовлены – чего же удивляться травмам? Но в данном случае речь идет о травме позвоночника, которую получила первоклассница. Девочка спиной упала с турника (к слову, упала не в спортзале на мат, а в школьном дворе на камень) не на перемене, не после урока, а в присутствии учителя. Более того, упала, выполняя его задание, прослушав предварительно его инструктаж.Нижегородские учителя физкультуры, к которым я обращалась за компетентными разъяснениями, были искренне удивлены: упражнений на турнике в программе первого класса нет. Если речь идет о подготовке к сдаче норм ГТО, то подтягивания на турнике сдаются только мальчиками. Для девочек имеется другой норматив – отжимание из упора лежа, более доступное и менее нагрузочное упражнение. В этом положении невозможно травмироваться. Учитель, к слову, молодой и явно не имеющий опыта преподавания, вероятно, решил освоить с детьми подтягивания в качестве пропедевтики. А возможно, еще и потому, что в школьном дворе из снарядов есть только турник и брусья, условий для отжимания нет – не положишь же девочек на землю или траву, тем более что май в Нижнем Новгороде был весьма холодным, как и во многих других регионах. Что делать с детьми педагогу 40 минут на школьном стадионе, если нет условий, нет специального покрытия, позволяющего без риска для травмирования гонять мяч или играть с детьми в коллективные игры? Не наматывать же круги по стадиону весь урок?Возможно, вина педагога не такая уж большая, хотя опытный учитель на его месте скорее всего отказался бы от подтягиваний без матов. Руки у девочек остаются очень слабыми вплоть до старших классов – это всем известный факт, а значит, риск сорваться с турника высочайший у каждой второй ученицы.Но дело даже не в падении, хотя и его можно было бы избежать, если бы учитель не только предварительно проинструктировал, но и страховал каждого ребенка на турнике. Но раз уж девочка упала на спину и заплакала от боли, то действия учителя должны быть грамотными и четкими. Каждый учитель физкультуры обязан знать основные правила техники безопасности и регламент первой помощи на уроке. Если ребенок падает на спину с высоты и испытывает боль, его ни в коем случае нельзя заставлять идти, нельзя даже сажать на скамейку, потому что есть риск усугубить возможную (на глаз ее не определишь) травму позвоночника. Учитель обязан уложить ребенка на мат и не давать ему двигаться до прихода медика, школьного или из «скорой помощи». Уложив ребенка, он обязан любым способом (допустим, он не может оставить детей одних – первоклассников оставлять без присмотра просто опасно) оповестить дежурного завуча. Тот в свою очередь обязан вызвать медиков и информировать родителей или законных представителей. Это азбука.Слава Богу, сейчас своевременно оповестить легко: мобильные телефоны есть у каждого педагога, звук на телефоне дежурного не должен отключаться. Раньше оповещение медика и администрации делалось с помощью коллег. Во времена, например, когда я училась, школа не гонялась за пресловутой «оптимизацией» и урок физкультуры даже в начальных классах вели два педагога – один у мальчиков, второй у девочек. Дело даже не в гендерных различиях, а в том, что деление на группы на занятиях физическими упражнениями более продуктивно, так же как на уроках иностранного языка. Но сейчас мы столкнулись с откровенной экономией на детях, вызванной, с одной стороны, вопиющей бедностью в образовании (во многих российских школах нет условий для занятий физкультурой, нет даже нормальных залов, не то что оборудованных школьных стадионов), с другой – желанием регионального начальства отчитаться перед центром о высоких зарплатах педагогов. Вот и ведет учитель физкультуры уроки один в 26 класс-комплектах ради этой самой большой зарплаты. Она и самому ему нужна, чего уж там говорить… Не только статистике. Поэтому директор часто вынужден закрывать глаза и на низкую эффективность и продуктивность занятий, и на нарушения техники безопасности. Ему приходится надеяться на авось…Конечно, не везде так печально. Мне и самой доводилось видеть школы, где на занятиях физкультурой не экономят – там и залы, и стадионы великолепные, и целый штат физруков – у каждого своя специализация, а у школьников по многим видам спорта победы и достижения. Но это скорее все же исключение из правила. Потому что гораздо чаще приходится сталкиваться с ситуацией, которая имеет емкое и краткое определение «не до жиру».Молодой педагог, который в тот злополучный день вел урок в первом классе, был один. Он, конечно, не мог оставить без присмотра детей на школьном дворе, но и вызвать завуча или учителя почему-то не догадался. Что он сделал? Помог плачущей девочке подняться и посадил на скамейку, сказав, чтобы ничего не делала, а спокойно дожидалась конца занятий. Девочка сидела и плакала все оставшееся время, но это почему-то тоже не насторожило педагога. По окончании урока он не помог ей добраться до класса, а оставил во дворе. Помогли девочке подружки-одноклассницы, они проводили пострадавшую в класс. В вестибюль девочка уже не смогла выйти – ей было очень больно. Подружки сообщили о травме маме, которая вместе с другими родителями ожидала дочь у входа в школу. Мама поднялась в класс и, поняв, что травма небезобидна, на руках понесла девочку в медицинское учреждение, расположенное напротив. На этот момент прошу обратить особое внимание: квалифицированная помощь могла быть оказана ребенку уже через несколько минут после травмы.Медики сделали девочке подряд несколько рентгеновских снимков в разных проекциях и диагностировали перелом 9-го и 11-го позвонков. Очень хочется верить, что все срастется без последствий, но месяц неподвижности девочке гарантирован. Начало каникул она проведет в лечебном учреждении, а потом на полгода будет освобождена от любых физических нагрузок – перспектива не из приятных.Но этим история с травмой не заканчивается. Есть еще один момент, вызывающий вопросы как у мамы девочки, так и у родительской общественности и Следственного комитета. Меня тоже в этой истории больше всего настораживают действия администрации школы. Их никак не назовешь грамотными, тем более законными. В тот же день, спустя некоторое время, оставив дочь в стационаре на попечении медиков, мама вернулась в школу, чтобы встретиться с учителем класса и директором школы. Учителя она уже не застала, а директор, выслушав претензии и узнав диагноз, сразу же предложила маме оплатить лечение и все издержки, с ним связанные, в обмен на… ее молчание. Директор думала в тот момент не о здоровье ученицы, а о себе – больше всего на свете она боялась последствий для собственной репутации. А они неизбежны, если информация о ЧП просочится в СМИ и дойдет до образовательного начальства. Любой директор, представив себя на месте руководителя этой автозаводской школы, поймет стремление замять дело. Ведь ЧП на территории школы (не важно, по вине педагога или по стечению обстоятельств) оборачивается бесконечными проверками, объяснительными, штрафами и головной болью. Здесь же вина педагога налицо, и этому есть свидетели – без последствий не обойдется. Педагог молодой, неопытный, и отвечать наверняка придется директору. Наверное, именно такие мысли роились в директорской голове, когда она предлагала возмущенной и расстроенной маме деньги.Мама отказалась от денег. Она оказалась гордой, хотя далеко не богата. Страх за будущее дочки и жажда справедливого возмездия возобладали над материальным. В тот же день мама вызвала местное телевидение, специализирующееся на городских ЧП, и репортаж о случившемся уже на следующее утро был показан по телевизору. Тут же подключились все нижегородские и некоторые центральные СМИ, видеоролик местного телеканала сразу же попал в YouTube и был показан по ТВ в других регионах. Словом, шила в мешке утаить не получилось. Напротив, ситуация сложилась для директора даже более опасная, чем могла бы сложиться, если бы она не предлагала сделку, а публично раскаялась, то есть частично взяла бы вину на себя и осудила действия педагога. Педагогу, кстати, был объявлен строгий выговор, но почему-то только после того, как дело получило широкую огласку и к расследованию обстоятельств подключились контролирующие органы.Школа, в которой произошло ЧП, не относится к числу элитных. Она, конечно, далеко не ветхая и не старая, построена сравнительно недавно на окраине Автозаводского района для детей рабочих автомобильного гиганта (в прошлом), бурно развивавшегося даже в эпоху застоя – горьковские ГАЗоны и «Волги» хорошо шли на экспорт в союзные республики и дружественные страны. Сейчас заказов мало, и работники автозавода периодически отправляются руководством в отпуска. Прямо скажем, население прежде перспективного промышленного района беднеет и постепенно люмпенизируется. Единственной достопримечательностью школы, которой гордятся ученики и педагоги, является «прославленная» выпускница – исполнительница роли Даши Букиной в сериале «Счастливы вместе». Не знаю, кому как, мне, например, как маме и бабушке это о многом говорит. В школу нет очереди, принимают всех желающих, не только по месту жительства, но и всех остальных, не поступивших в более престижные автозаводские школы. Возможно, этот момент и стал причиной сложившейся ситуации. Поскольку богатых родителей в школе нет, то деньги кажутся директору волшебной палочкой, с помощью которой можно решить любую проблему. Ее можно понять. Школа не зарабатывает денег, а значит, бюджет явно недостаточен. Поэтому турники в школьном дворе ржавые и расшатанные, поэтому нет возможности привлечь опытных и заслуженных педагогов. Приходится брать любых. Конечно, и из любых можно сделать добросовестных работников, четко выполняющих профессиональные обязанности. Но к этому должны быть приложены усилия не только руководителя, но и всего коллектива. А для этого тоже нужна заинтересованность, в том числе моральная. Особенно если материальной нет или она недостаточна.На мой взгляд, случай выходит из разряда локальных ЧП на уровень типических, ибо проявляет многие проблемы современной российской школы. И современного общества, кстати, тоже. Блеск одних и нищета других, отсутствие моральных ориентиров и размывание ценностей, стремление выдать желаемое за действительное, любой ценой сохранить должность – вот лишь немногие темы, которые, на мой взгляд, актуализируются в связи с травмой 8-летней девочки.Нижний Новгород


Читайте также
Комментарии


Выбор дня UG.RU
Профессионалам - профессиональную рассылку!

Подпишитесь, чтобы получать актуальные новости и специальные предложения от «Учительской газеты», не выходя из почтового ящика

Мы никому не передадим Вашу личную информацию
alt
?Задать вопрос по сайту